Нации, где преобладают «нейтральные» ... неизбежно осуждены на смерть и рабство.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Большая перемена

«10-16.01.2020»
16 января, 2020 - 19:33

Все без исключения опросы в последнее время показывали, россияне устали от застоя. Нет, они не против застоя из сказок о сытом советском прошлом — c холодильниками полными продуктов из сталинской кулинарной книги, где каждая уборщица на карманные деньги ездит отдыхать по путевке в Болгарию, на худой конец в Сочи или в Крым. Но путинский застой (как, впрочем, и брежневский — но кто ж его помнит) совсем другой, будто светит лишь отраженным блеском.

И черт с ним, что нынешний генеральный секретарь не столь орденоносен и броваст. Растущее социальное расслоение общества на тех, кто при власти, и всех остальных, рост цен, тарифы ЖКХ, недоступность качественных, а часто и хоть каких-то медицины и образования — вот что, если верить социологам не устраивает россиян. С точки зрения рядового гражданина, зачем нужны победы (про Крым нигугу), если они не конвертируются в качество жизни. А россияне устали ждать. Второй по популярности вариант ответа на вопрос «Что делать?» в ноябрьском опросе «Левада-центра» был «Поменять президента, правительство, власть».

Но больше всего впечатляли даже не цифры роста сторонников «самых решительных перемен» — на без малого 20% (по данным «Левада-центра» с 42 до 59%) за два года, — сколько тем, что об этом в России говорили отовсюду и открыто. Из того, как в последние месяцы в России поощряли разговоры о переменах, было ясно, скоро в телевизоры завезут этих самых перемен.

Отличие нынешнего Послания Путина Федеральному собранию от предыдущих в том, что, кроме обычных обещаний социальных благ, в нем был дан и ответ на наиболее чувствительный для Кремля вопрос о сменяемости власти. А масштаб предложенных изменений, не говоря уже о темпах их реализации — отставка Правительства последовала немедленно, первое установочное заседание рабочей группы по поправкам в Конституцию состоится в четверг, а в полную силу комиссия заработает с пятницы 17 января, — говорят о том, что именно вопрос о власти является в Послании основным. Собственно, если не считать кремлевских СМИ, об этом говорят все эксперты, пытаясь еще до выхода озвучки от Пескова разглядеть за хитросплетениями прозвучавших в Послании формулировок, как будет меняться путинская вертикаль. А, возможно, и смутные пока очертания Преемника.

Если среди первых комментаторов и были еще такие, кто, вторя утверждению Путина о намерении «укрепить демократию», говорил о расширении полномочий парламента, очень скоро эксперты вынесли единодушный приговор: в России стартовал транзит власти. Не без иронии, если в Казахстане о подготовке передачи власти Назарбаевым заговорили после того, как Конституционный совет наделил его правом пожизненно возглавлять Совет безопасности, то в России первым делом на специально ради этого учрежденную и не наделенную никакими реальными полномочиями должность заместителя председателя в Совет безопасности отправили на почетную пенсию верного путинского прилипалу экс-премьера Медведева.

Возвращаясь к «транзиту», перераспределение полномочий ветвей и органов власти в рамках предложенных Путиным изменений в Конституцию и правда, можно рассматривать в разрезе создания ограничительных механизмов для его будущего преемника. Тем более что сам Путин уже второй раз после пресс-конференции в декабре 2019 года дал понять, что он, пусть и не считает это важным и принципиальным, все же за то чтобы впредь ограничить в Конституции пребывание на посту президента двумя сроками без слова «подряд». Впрочем, при более детальном рассмотрении, вместо перераспределения полномочий обнаруживается наоборот, еще большее усиление президентской вертикали, когда вроде бы уступив Думе право утверждать кандидатуры министров, вице-премьеров и премьера, а Совету Федерации согласовывать избираемые президентом кандидатуры силовиков, президент подминает под себя последние остатки независимости судебной ветви власти, получив возможность на свое усмотрение отрешать от должности судей Конституционного и Верховного суда.

В своем послании Путин прямо говорит о якобы неспособности России «нормально развиваться и просто стабильно существовать в форме парламентской республики», о необходимости устранить «разрыв» между государственными и муниципальными органами власти — читай сворачивании остатков местного самоуправления, последней отдушины для гражданского активизма и несистемной оппозиции. На этом фоне закрепление в Конституции еще недавно вызывавшего столько шума отказа от приоритета международного права над национальным законодательством (вспомним обкатанную Сурковым «суверенную демократию» на выборах в 2007—2008 годах), и без того уже оспоренного Конституционным судом, выглядит не предлагающим  чего-то нового довеском.

Единственное, на основании чего в Послании и вправду можно говорить о создании неких «ограничительных механизмов для будущего преемника», это отображение в Конституции роли Госсовета. Некоторые даже заговорили, что новые полномочия Госсовета создаются под Путина после его ухода с поста Президента, другим же в Госсовете видится даже «новое Политбюро». Впрочем, сознательная или нет, не знаю, большое поле для подобных фантазий создает именно размытость этой части Послания. И никакой конкретики, какие новые полномочия получит этот отчасти дублирующий Совет Федерации совещательный орган, у нас на сегодня нет.

Впрочем, с самого своего создания при Александре І еще Сперанским, а позднее в СССР (просуществовал несколько недель осенью 1991 года) и в Российской Федерации с 2000 г. Государственный Совет всегда возглавлялся первым лицом в государстве. — Равно, или императором или президентом, какие бы функции — законосовещательные, координирующие законодательную власть, верхней палаты парламента, или одного из движущих механизмов формирования и функционирования вертикали президентской власти (а в Российской Федерации он полноценно заработал только при Путине именно с этой целью) в государстве он ни выполнял.

Так что, позволю себе не согласиться с теми, кто говорит о столь же сильно сколь и давно ожидаемом старте «транзита власти» в России. Наоборот, не имея ни намерения ни средств хоть в какой-то степени оправдать ожидания реальных перемен все более значительного большинства россиян, прикрываясь неизбежной информационной шумихой вокруг конституционной реформы, путинский авторитаризм только окукливается, закручивает последние гайки, чтобы в максимально комфортном для себя режиме преодолеть выборы в Государственную думу 2021 года. И только в последующие за ними до Президентских выборов-2024 3 года в Кремле начнут думать, понадобится ли вообще, и если да, в каком направлении, «транзит». Так что, вместо перемен россияне получили перемену, и скоро по ним опять зазвонит звонок.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ