Не мощь армии, не качество оружия, а сила духа обеспечивает победу.
Иоганн Фихте, немецкий философ, педагог, общественный деятель

Долгая дорога к правосудию

«22-28.03.2019»
28 марта, 2019 - 18:35
ВИЛЬНЮС, 1991 г. / ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

«Политическим судилищем», «грубой провокацией» и «переписыванием истории» единогласно назвали в России первые приговоры, вынесенные в эту среду Окружным судом Вильнюса. 28 лет понадобилось литовскому правосудию чтобы назвать и осудить виновных в гибели 14 и ранении сотен мирных граждан во время штурма советскими армейскими подразделениями и спецслужбами Вильнюсского телецентра 13 января 1991 года.

С точки зрения украинцев этот процесс интересен даже не тем, что среди осужденных такие высокопоставленные деятели советского режима как экс-министр обороны СССР Дмитрий Язов, но и, например, прямой параллелью с нашими собственными поисками правосудия в деле расстрела киевского Майдана. Спустя 5 лет после трагических событий, в отсутствии приговора виновным в котором сегодняшние власти Украины обвиняют не только отечественные активисты и журналисты, но и наши западные союзники.

В ночь на 11 марта 1990 года Литва первой из союзных республик объявила о выходе из СССР, по факту о восстановлении независимости страны, оккупированной советскими войсками еще в 1940-м. На фоне нарастающего в СССР экономического и политического кризиса опасаясь реакции Запада, союзные власти готовили силовой ответный сценарий почти год, до этого ограничиваясь энергетической блокадой вчерашней республики.

Наконец, в январе 1991 они пошли ва-банк, инспирировав протесты части русскоязычного населения, и, по хорошо нам теперь известному сценарию, сформировав из местных коммунистов марионеточный «Комитет национального спасения». В Литву стягивались подразделения спецслужб и элитные войска. Параллельно руководитель СССР Михаил Горбачев, который позднее отрицал какое-либо участие в этих событиях, в ультимативной форме потребовал от Верховного совета Латвийской республики восстановления действия союзной Конституции.

С 11 января началась силовая часть карательной акции. — Было прервано железнодорожное сообщение, на какой-то время значительная часть Литвы осталась без телефонной связи с внешним миром. Не решившись штурмовать здание Парламента, защищать который вышли десятки тысяч жителей Вильнюса, колонна в составе бронетехники 7 й гвардейской десантно штурмовой дивизии и бойцов спецподразделения «Альфа» КГБ СССР двинулась на телецентр Вильнюса. В ту страшную ночь штурма погибло 15 человек, и до тысячи человек было ранено.

Позднее, и мы с вами тоже хорошо знаем, как это делается, ни одно официальное лицо СССР — ни министр внутренних дел СССР Бакатин, ни министр обороны СССР Язов, ни к тому времени ставший Президентом СССР Горбачев — не взяло на себя ответственность за произошедшее в Вильнюсе, заявив, что о подготовке акции они даже не слышали. А руководство КГБ СССР и спеподразделения «Альфа» до сих пор заявляет, что их бойцам не были розданы боевые патроны. Как и с первых погибших в январе 2014 года на Майдане, одни лишь намеки (а подчас и прямые, основанные лишь на домыслах, обвинения), мол, кому было выгодно, тот сам в своих и стрелял. Тем более, что один из погибших — лейтенант «Альфы», а значит, «мы сами жертвы» и «мы действовали строго в рамках приказов и действовавшего тогда законодательства СССР».

И правда, поиски истины, как и стремление наказать виновных, поставило перед литовским правосудием немало юридических коллизий. Завершенное к декабрю 1991 года прокуратурой Литвы следствие так и зависло в правовой пустоте. В 1999 году были наконец оглашены приговоры функционерам литовской компартии, причастным к трагическим событиям января 1991 года. Но дальше, большая часть обвиняемых скрывалась на территории других государств (преимущественно Беларуси и России), уже через несколько лет по делу, согласно действующему законодательству, истекал срок давности... И, что самое сложное, с точки зрения Беларуси и России, датой выхода Литвы из состава СССР, а значит, прекращения действия советского законодательства, является только 6 сентября 1991 года (когда оно было признано Госсоветом СССР), что позволяло оспаривать в местных, а также европейских судах все литовские запросы, как и все возможные приговоры. Лишь в 2010 году в Уголовный кодекс Литовской республики были внесены изменения, позволившие переквалифицировать выдвинутые обвинения как военные преступления, и преступления против человечества, на которые не распространяются упомянутые выше ограничения.

Сейчас на скамье подсудимых во плоти было всего двое обвиняемых — Юрий Мель и Геннадий Иванов. Российский гражданин Мель — бывший командир танка, штурмовавшего телецентр, в 2014 году был задержан на границе с Калининградской областью России. Геннадий Иванов, проживавший в Литве, по версии защиты, якобы просто «стоявший в советской форме на посту у Дома печати», на самом деле был начальником службы ракетно-артиллерийского вооружения 107-й мотострелковой дивизии. Остальные фигуранты процесса, как и недавно осужденный украинским судом бывший президент Украины, в бегах. — Их приговорили заочно. Всего приговор был оглашен в отношении 67 граждан России, Белоруссии, Украины, которых осудили на лишение свободы на срок от 4 до 14 лет.

Максимальный срок — 14 лет — получил бывший глава Вильнюсского гарнизона, в последствие заместитель министра обороны Беларуси генерал Владимир Усхопчик. «Та правда, которая на нашей стороне, остается правдой...За то, что мы, военные, тогда все спокойно сделали, нас наградить надо», — нисколько не раскаиваясь в содеянном, прокомментировал Усхопчик свой несколько месяцев назад еще только возможный приговор в интервью российскому изданию «Взгляд». Из-за смерти главы КГБ СССР Крючкова, самым высокопоставленным подсудимым, представляющим советскую спецслужбу, оказался командир операции в то время заместитель командующего, а через несколько месяцев повышенный, вероятно за Вильнюс, до командира спецподразделения «Альфа» Михаил Головатов. В 2011 году его было задержали в Австрии, но позднее австрийский суд, во все годы лояльный к запросам из России, отпустил его, подставив страну под громкий международный скандал. В 2019 году литовский суд приговорил его заочно к 12 годам заключения.

Без сомнения самая видная фигура из всех осужденных — экс-министр обороны СССР Дмитрий Язов. Преклонный возраст обвиняемого — 94 года, был неоднократно использован как защитой, так и российской пропагандой для иллюстрации тезиса об абсурдности и бесчеловечности процесса. Между тем, опростоволосившись в Вильнюсе в январе 1990, в августе 1991 Дмитрий Тимофеевич в составе ГКЧП решил провернуть ту же схему уже в масштабе всего СССР. Пусть и с меньшими жертвами, и в этот раз он точно так же не справился, и уже через несколько дней записал видеообращение к вернувшемуся из Фороса Горбачеву: «Простите старого дурака, что дал себя втянуть в эту авантюру». Впрочем, уже через несколько лет, будучи амнистирован, он рассказывал, что это с покаянным обращением к Горбачеву он дал себя втянуть от усталости, что он нисколько не раскаивается, поскольку не было никакого ГКЧП, никакого заговора и, как вы уже наверное догадались, никакого переворота. Престарелого рецидивиста Язова вильнюсский суд заочно приговорил к 10 годам заключения...

Думаю, не стоит продолжать. Несмотря на приговоры, ни в ком — ни в двух из обвиняемых, волей случая оказавшихся на скамье подсудимых, ни, тем более, у находящихся в бегах, под надежной крышей российского и беларуского режимов, мы не найдем и крупицы раскаяния, даже малейшей доли сомнения, что что-то в их действиях в Вильнюсе было не так. — «Ничего не было», «я просто проходил мимо», «я исполнял приказы», «да меня за это мало наградить». Как и в семьи погибших решение Окружного суда Вильнюса не принесет успокоения. — Правосудие состоялось, но нет пока воздаяния. И еще очень долго адвокаты убийц в праведном по Станиславскому гневе будут требовать отмены «несправедливых приговоров» в европейских судах. И в некоторых случаях, из чисто формальных соображений слепой европейской Фемиды такие отмены будут.

Ошибается тот, кто считает, что смысл правосудия в том, что жертвы вопиют к отмщению. Смысл его в ином. Оставшееся безнаказанным преступление в Вильнюсе подтолкнуло его организаторов к попытке переворота в 1991-м. Вынесенные из него уроки, увы, часто с несравнимо большим успехом,  преступники и взращенное на их опыте новое поколение убийц применяли в том числе на Майдане, в Крыму, на Донбассе. С полной уверенностью в своей безнаказанности, а значит, в их представлении, в правильности своих действий. Я не стану утверждать, что решение Окружного суда Вильнюса наконец прервет эту цепочку преступлений советского/путинского режима. Но, медленно и неспешно, решение суда Вильнюса, как и решения других таких судов, надеюсь, и по преступлениям кремлевских убийц в Украине, доказательство за доказательством, прецедент за прецедентом строят здание будущего Международного трибунала, который, как некогда Нюрнберг, поставит жирную точку в до этого дня нескончаемом списке преступлений Кремля. Пусть это и случится еще не скоро.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments