Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Два яблока и букетик чабреца

20 сентября, 2019 - 09:15

В зоне опасного деньгораспределения, с многолетним нашествием щипачей от вселенского масштаба до уровня «скромных» карманников, постепенно закоротило — весьма нежирные планы на летние путешествия. Кстати, и на зимние тоже. Конечно, не у всех: в моем окружении многие только вернулись из очередного заморья, да и статистика не молчит и подтверждает — вырвался народ на просторы. Правда, в этом перечне все как бы в одном флаконе — и те, кто отдыхает с VIP-замашками, и кто в ночном автобусе добирается до какого-нибудь школьного уровня, экскурсии, но зато все же — там у них. Одна дамочка, как бы это сказать поокруглей, приземленно прямая и незатейливая, на одной стихийной посиделке хвасталась — мол, к чему стопориться, нет денег на большой сервис, я и в ночном автобусе не стушуюсь, отосплюсь и быстренько утром разомнусь, тональным кремом пристегну свежесть и вот она — я и Европа моя. Тут же в Фейсбук, зашвырну фотки, мол, привет всем не подружкам, пиявкам да лягушкам, еще и напишу, что смогу. Все же копейка гривну бережет, хоть, кажется, копейке уже скомандовали — с вещами на выход. Да это неважно. Автобусная энтузиастка иногда мелькает и в прессе и ее тексты настолько однотипны и пресны, что даже, как ни странно, могут смахивать на особый замысел, мол, ну да, я такая! У меня, мол, всегда, есть вариант — летний, зимний, и, на всякий случай, как получится. Если честно, я бы вообще не прислушивалась к тому, что она говорит, все как-то мелкозернисто, что ли, но вдруг услышала окончание ее монолога, в котором прозвучала фраза мне знакомая и даже более чем: «Свій до свого по моє». Когда-то она меня так убаюкала, что и не заметила, как программа под этим девизом дала крен в сторону «Свій до свого по моє» и я осталась при своих интересах, но без средств оплатить их. Так часто вспоминала тот, уже выцветший эпизод, что мне давно наскучила и имя деловарки с ее нечестным хозяйствованием, но вот, подишь, прозвучал ее слоган и снова сразу ощутила, — вспоминая, теряю легкость, к счастью, быстропроходящее, становлюсь тяжелой как тесто, которое не в силах взойти, вспорхнуть, встрепенуться. Нет, это ощущение надо стирать мгновенно, напоминаю себе вечное: главное — желание, а не обладание. На время помогает, вот и славненько. И все же, на лето вовсе не в обиде, да и хоть пропустила путешествие на него обижаться бесполезно — все равно не заметит. К тому же мой, сад-парк, легкий и игривый с террасой, смотрящей на Каневские кручи, всегда обеспечит такое харизматичное затворничество, что оценивая мир из собственного заточения, иногда даже радуюсь в его прохладе, что не бегаю по 43-градусной жаре в Риме, не прячусь от норвежских ветров на пароме, не петляю в аэропорту Милана в поисках своего гида, не устаю от нелетной погоды где-нибудь там, в Баварии...

Да, согласна, звучит неубедительно, потому все это люблю безумно, а притвориться, прикрыться даже шуткой не умею. Ясно — самая бесполезная «вещь» в доме — нытье. Итак, вдох-выдох. И еще раз, и еще..., вот и готово — завязываю с вязкими и приставучими эпизодами прошлого, забываю (в сотый, наверное, раз) людей, не пропускающих момент, чтобы подставить подножку. Пусть так и живут, ведь им никогда (это слово я бы повторила дважды) не изгнать из их жизни вечный запах скандала.

Сегодня же пришло время растаможивать только бодрое настроение, нынче в моде как никогда, быть молодым, здоровым, в свежем луке. Вот так из крайности в крайности — хорошо хоть, что виртуальный гламур в голове крепко дружит с честной человеческой составляющей и не даст соврать. Потому — на вопрос: «Почему ты веселый(ая) такой?», легко отвечу — раденька, що дурненька, вот и радуюсь самым простым вещам. В этом году в моем саду, да и в селе, где дача, у всех неурожай на фрукты — ни вишенки, ни яблочка, ни абрикосы, причем, тотально — ни одного плодика. И вот в один из недавних солнечных сентябрьских дней, стоя у вновь высаженной туи, и поглаживая ее, будто причесывая, подняла глаза на давнюю яблоньку, что растет неподалеку, и глаза уловили нечто в это лето непривычное — два прекрасных спелых яблока. Откуда? Ведь все деревья прочесывались и не раз, всматривались во все глаза — когда же они поспели, налились, да спрятаться так словчились, что никто и не знал. И вот она, сочная ароматная премьера. В прошлом году, когда урожай был даже издевательски объёмным, такую позднюю парочку, может, и не приметила бы, но в этом — я их поцеловала. Одно яблочко даже надкусила оса, и я ее понимаю — яблоки сказочно вкусные, хоть названия сорта и не помню. Мне этого подарка хватило, чтобы снова обрести воздушность, и захотелось рассказать об одной летней встрече. На моем маленьком сельском базарчике, о котором рассказывала и не раз, но не боюсь повторяться, так как там все время все меняется — от разнообразия плодов, до сюжетов разговоров. Заметила еще в прошлом году, что каждое утро туда приезжает маленький бусик, из него выходит бодрая, уже немолодая пара, невероятно сладко пахнущая ванилью. Они быстро раскладывают столик, покрывают его скатертью и начинают выкладывать горячие плюшки, пирожки, ватрушки, беляши — до 200 штук, не менее 20 наименований. Если недавно, успешно побеждая соблазн, не желая поправляться, обходила их стороной, хоть улавливала — очередь ежеутренне не истощается, значит, вкусно. В этом году гибкая философия воздержания подвела, незаметно притупилась моя бдительность, и каждое утро у меня стало начинаться новым заказом: сегодня — ватрушка с заварным кремом и изюмом, завтра — пирожок с маком, потом, для разнообразия, плюшка с персиком и так далее... плюс два килограмма, об этом разврате знают больше.

Могу сказать — ни в одном путешествии не встречалось мне такое изящное тесто — послушное, оптимистичное, окрыляющее. Кстати, два килограмма уже сбросила, зато воспоминания такие сдобные и молодые, что хватит надолго. Конечно, мы разговорились, раззнакомились. Оказалось, что пара еще четыре или пять лет тому бежала, спасаясь из Широкино, оставив там дом, хозяйство, все, что было. Правда, сжалились и пустили местных погорельцев в свой дом и попросили только приглядывать за добром. К сожалению, дом все равно разграбили и разтрощили, но что уже тут говорить — не свое. Семья ничего ни у кого не просила на новом месте, а взялась за дело — выпекать сдобу, суперсдобу. Правда, летом, когда сезон, а они выносят товар только когда много дачников и отдыхающих, умельцы не спят: тесто любит ночную тишину и возможность уже к семи утра быть привлекательным, желанным и невероятно вкусным. Когда я подошла в то утро к их выпечке, в руках держала букет чабреца для мяса. Ванильная пара, как я их прозвала, сразу уловив ароматную волну вздохнула одновременно — шлейф этого запаха сопровождает нас, — объяснили, — и  у нас была целая огромная поляна чабреца, когда мы уже увидим ее...Самый ароматный в мире чабрец.

Свой.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ