Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

История одного «Наполеона»

Почему власти России так активно поддерживают движение исторических реконструкторов
12 ноября, 2019 - 18:59
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В Петербурге произошло сенсационное убийство. В 5 часов утра 9 ноября полицейские и спасатели выловили из реки Мойки доцента Санкт-Петербургского университета, известного военного историка наполеоновской эпохи 63-летнего Олега Валерьевича Соколова. Выловили не только в одежде, но еще и с рюкзаком, в котором обнаружили травматический пистолет и пару отрезанных женских рук. После такой находки полиция немедленно провела обыск в квартире Олега Валерьевича, здесь же, недалеко, на набережной Мойки. И там перед ними предстала еще более страшная картина. В квартире был найден обнаженный женский торс и отрезанная от него голова. А также окровавленная ножовка, топор, два ножа, обрез мелкокалиберной винтовки и с полтысячи патронов к нему. Соколов оказался в больнице с сильным переохлаждением из-за пребывания в ледяной воде и с не менее сильным опьянением. Там он оформил явку с повинной в том, что он в состоянии аффекта убил свою аспирантку и любовницу, 24-летнюю Анастасию Олеговну Ещенко, уроженку Кубани, из-за того, что она ревновала его к его дочерям. Вообще, в российских вузах сексуальная связь профессоров и преподавателей со студентками и аспирантками — вещь обычная. От ног возлюбленной доцент как будто успел избавиться, и их унесло течением, а вот с руками вышла незадача. Поскольку Соколов был изрядно нетрезв, то, бросая рюкзак с руками, он потерял равновесие и сам упал в реку (по другой версии — увидел, что рюкзак не хочет тонуть, прыгнул в реку, чтобы его притопить). Барахтающегося в воде человека увидел какой-то сердобольный таксист и вызвал полицию и спасателей. Ну, а дальше историку отпираться  было бесполезно.

Сразу же выяснилось, что несчастная аспирантка была застрелена из мелкокалиберного обреза. А это не слишком вяжется с версией убийства в состоянии аффекта. В таких случаях обычно хватают первое попавшееся под руку орудие убийства — нож или что-нибудь тяжелое. Или просто бьют жертву головой об пол, стену, угол шкафа, душат ее, наконец. Но обрез — это уже нечто серьезное, свидетельствующее о некоторой предварительной подготовке. А тут еще выяснилось, что за 53 минуты до смерти, 1 час 07 минут ночи 8 ноября, Настя звонила своему брату Сергею и сообщила ему, что она сейчас ушла от Соколова, так как он приревновал ее к одному другу, к которому она собиралась идти на день рождения. Олег Валерьевич не только не разрешил идти на день рождения, но еще обвинил в неблагодарности и ударил. Настя думала переночевать в общежитии, но потом вернулась в квартиру Соколова. То ли вещи захотела забрать, то ли решила помириться. А доцент ее застрелил. Это уже больше подходит на предумышленное убийство из-за ревности. Соколов, как кажется, захотел отомстить Насте за то, что она уходит от него. В общем, очень хороший сюжет для триллера. Думаю, что когда-нибудь эту историю экранизируют, тем более, что дело уже получило большой общественный резонанс, а в фильме может возникнуть мощная историческая линия, связанная с Наполеоном Бонапартом и его походами.

Ведь Олег Соколов — крупнейший в России и признанный во Франции специалист по Наполеону и его армии, удостоенный за свой вклад в науку о наполеоновской эпохе Ордена почетного легиона и степени кавалера (теперь ордена его наверняка лишат). Более того, он — один из основателей и руководителей, еще в 1976 году, движения военно-исторических реконструкторов, которые на натуре занимаются воссозданием сражений былых времен, устраивая весьма зрелищные представления. И как глава движения военно-исторических реконструкторов Соколов входил в состав Научного совета Российского военно-исторического общества. А РВИО возглавляет сам министр культуры России Владимир Мединский, и оно является важным оружием российской пропаганды. Правда, в день, когда стало известно о преступлении Соколова, его фамилия тут же исчезла из списка членов Научного совета РВИО, но в кэше Гугл доступна более ранняя копия страницы, где Олег Валерьевич присутствует среди членов Научного совета. Университет Лиона поспешил сделать то же самое, исключив убийцу из своего научного совета.

В движении российских реконструкторов, как известно, видную роль играл небезызвестный Игорь Стрелков-Гиркин. Но он занимался XX веком, реконструируя сражения белых армий в гражданской войне,  и некоторые его соратники по реконструкции отправились вместе с ним в Славянск завоевывать Украину. Вокруг Олега Соколова тоже была преданная ему группа реконструкторов, занимавшаяся наполеоновскими войнами.Они смотрели на него едва ли не как на пророка. И порой они действовали как своеобразная группа физической поддержки своего лидера. Так, в феврале 2018 года, когда на открытой лекции Соколова двое студентов начали задавать ему провокационные вопросы о будто бы наличествующем в его работах плагиате. И тогда по знаку Соколова несколько реконструкторов вывели чересчур любознательных студентов с применением грубой физической силы. Эти действия Соколова впоследствии осудила факультетская комиссия по этике.

Создается впечатление, что в России движение исторических реконструкторов поддерживается властями не только как средство патриотического воспитания, но и как своеобразная отдушина для слишком активных и любящих оружие молодых людей, которые в противном случае могли бы стать бойцами мафиозных группировок или штурмовых отрядов радикальных политических движений. А при необходимости их можно использовать, как в случае с Гиркиным, и для нужд гибридных войн.

Соколов, как утверждают некоторые из тех, кто его знал, мог быть жестоким, если кто-то поступал против его воли. Одна из студенток утверждает, что, когда она была любовницей Соколова и собиралась расстаться с ним, Олег Валерьевич в день, когда она пришла за вещами на съемную квартиру, привязал ее к стулу, угрожал раскаленным утюгом, как настоящий мафиози, и в течение часа методично ее избивал, угрожая убить и спрятать тело на ближайшей стройке, где его не найдут. Тогда, в 2008 году, студентка сняла побои в травмопункте и написала заявление в полицию, но дело замяли. У Олега Валерьевича были влиятельные друзья и покровители. Один из них, шурин мэра Москвы Юрия Лужкова Виктор Батурин, финансировал издание трудов Соколова во Франции.

Я сам труды Соколова просматривал только по диагонали. Но у меня сложилось впечатление, что он очень хорошо знает организацию, форму и тактику наполеоновской армии, как раз то, что и нужно историческим реконструкторам. Стратегия же и логистика, как мне показалось, не были сильной стороной трудов Соколова. И русские источники он порой знал хуже французских Также Олег Валерьевич очень идеализировал Наполеона, и это отражалось на научной стороне его работ. Кстати сказать, несколько статей Олег Соколов успел написать в соавторстве с Настей Ещенко.

Жена журналиста Александра Невзорова, который приятельствовал с Соколовым, утверждает, что Соколов не только отличался садистским отношением к лошадям на своих реконструкциях, но и «истинно веровал в то, что является реинкарнацией, «вторым пришествием» Наполеона в этот мир... И все вокруг было для «Сира» ничтожеством и «мясом». Он, действительно, досконально изучил биографию Наполеона и вел себя именно так, как вел бы себя, по его представлению, Наполеон. Он — император, остальные — холопы, недостойные выносить его ночную вазу».

Совершенное Соколовым убийство прокомментировал даже пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, назвавший происшедшее «чудовищным актом безумия» и добавивший, что «в такой ситуации, когда все очень похоже на чистое сумасшествие, винить кого-то, кроме самого убийцы, нельзя». Таким образом, для властей наиболее выгодным представляется версия с невменяемостью убийцы и отправлением его на принудительное лечение». Тогда РВИО не придется оправдываться за членство там убийцы — с сумасшедшего чего взять? Защита же Соколова рассчитывают убедить следствие в том, что он застрелил Анастасию Ещенко в результате сильного душевного волнения, вызванного ревностью, т. е. в состоянии аффекта, а за это полагается всего лишь до трех лет колонии и позволяет избежать принудительного лечения в психиатрической клиники, которое будет назначено, если убийцу признают невменяемым. Однако Соколов выстрелил в свою жертву аж четыре раза (по другим данным — даже  8 раз), чтобы убить наверняка. И в своих показаниях убийца старается создать впечатление, что действовал в состоянии сильного душевного волнения, вызванного ревностью. Он, например, утверждал, что после того, как удалось бы избавиться от трупа, он планировал совершить самоубийство в мундире Наполеона в Петропавловской крепости на виду у туристов, оставив на теле прощальное письмо, а на квартире — завещание. Эффектная сказка, только для этого совершенно не требовалось расчленять труп любимой и пытаться его утопить. Наоборот, надо было бы положить тело в квартире в неповрежденном виде, одеть в лучшее платье, оставить трогательную записку на простреленной  груди, а потом уже кончать с собой на публике. Нет, все действия Соколова были направлены на то, чтобы скрыть следы преступления. Вечером 8 ноября он принимал гостей. Труп Насти в это время был спрятан в соседней комнате, и никто из гостей ничего не заподозрил. Это создало бы Соколову своеобразное алиби, когда Настю бы хватились и начали искать. Гости бы подтвердили, что вечером 8 ноября Ещенко в квартире Соколова уже не было. Правда, доцент не учел, что в центре Петербурга везде видеокамеры. И как выяснилось впоследствии, одна из них запечатлела Соколова, когда он выбрасывал в Мойку ноги Насти. А еще когда он пилил своей любимой руки и ноги, историку все время становилось дурно, и он избавлялся от дурноты с помощью водки. И в результате к концу процесса так набрался, что в итоге рухнул в Мойку вместе с уликами. В суде же, который арестовал его на два месяца, Олег Валерьевич, наивно полагая, что кто-то ему поверит, в слезах уверял почтенную публику, что пришедшая в бешенство Настя сама первая бросилась на него с ножом, и он убил ее в порядке самообороны.

Чем кончится дело Олега Соколова мы, наверное, узнаем в течение следующего года. В чем, пожалуй, можно быть уверенным, что в тюрьме или в психиатрической лечебнице у Соколова будет кличка «Наполеон», а в лечебнице, если повезет, его еще назначат старшим над всеми тамошними «Наполеонами».

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ