Самый серьезный недостаток телевизора в том, что у него нет второй страницы.
Арт Бухвальд, американский журналист, колумнист «The Washington Post», лауреат Пулитцеровской премии

Как Google "сводил" меня в музей

12 октября, 2018 - 14:32

Несколько недель назад, собираясь на Book Forum Lviv, я долго серфила интересные и нетуристические места Львова, чтобы вернуться в Киев не только с десятком новеньких книг, но и с новыми впечатлениями. Конечно, Google не всегда понимает тебя с полуслова, иногда он искажает, манипулирует и больше запутывает, чем помогает. Скажем, мне поисковик дал понять, что слово "нетуристический" он трактует по-своему, предлагая десятки ссылок на очень известные и традиционные локации города Льва. Среди этих мест была и аптека-музей "Под черным орлом", которая располагается на площади Рынок и с 1735 года обслуживает клиентов со всей Украины и Европы. Но, кроме этого, Google совершенно случайно (или нет?) показал мне фотографии старшей аптеки-музея, которая, к моему искреннему удивлению и радости, находилась в Киеве. Поэтому утром я уже уверенно шагала по Подолу в поисках Флоровского монастыря. Где-то там должна была быть нужная мне аптека.

Google maps показывал, что аптека уже за углом, и легкий аромат ладана в воздухе намекал на близость монастыря. Однако есть в мире один запах, способный если не сбить с толку, то хотя бы привлечь внимание. Это был аромат кофе, доносившийся из дворика, который теперь я уже не могла обойти. Почти забыв о цели моей прогулки, я стыдливо зашла в дворик, купила кофе в небольшой уличной кофейне и разговорилась с бариста. Оказалось, что когда-то этот дворик, как и все в нем, принадлежал немцу Иоганну Гейтеру - основателю аптеки, на которую я охотилась. А он, то есть бариста, работает здесь волонтером, помогая новому директору музея популяризировать это место. Вскоре и сам директор присоединился к нам и во время кофепития рассказал мне настоящую историю музея-аптеки...

В далеком XVIII веке военный врач Иоганн Гейтер после службы поселился на Подоле и понял, что Киеву очень не хватает частной аптеки. Собственно, аптек и не было, разве что для военных. Тогда он, получив разрешение от гетмана Даниила Апостола, в 1728 году за свой счет открыл аптеку и начал изготавливать лекарственные препараты, духи, средства гигиены, мыло, шампуни, ликеры, настойки, бальзамы и т.д.

Фактически, не имея конкуренции, бизнес Гейтера активно развивался и со временем перешел его зятю - Георгу-Фридриху Бунге, который по образованию был фармацевтом. Бунге, со своей стороны, умело продолжил дело первого владельца, достиг финансового успеха и в 1779 году получил звание привилегированного аптекаря. Он владел несколькими поместьями с огромными садами и огородами, на которых выращивались все растения для будущих аптекарских препаратов. К тому же Бунге построил первую лютеранскую кирху и стал основателем лютеранской общины в Киеве.

У Георга было много детей: восемь сыновей и четыре дочери, и он основал целую династию Бунге. Одним из самых известных представителей этого дворянского рода станет Николай Христианович Бунге - политический деятель, ректор Университета Святого Владимира, председатель Комитета министров Российской империи - высшего административного органа государственного управления. И именно благодаря ему фамилия Бунге будет известна не только в Киеве, но и во всей Европе.

В конце прошлого века, а именно в 1988 году, открыли музей-аптеку, и с тех пор здесь почти ничего не изменилось. Хотя это место не требует особых изменений или капитального ремонта. Здесь есть все, что нужно для приличного украинского музея: богатейшая коллекция, насчитывающая 50 тысяч экспонатов (в то время как львовская аптека - только 3000), старинный атмосферный дворик и даже подземелья с привидениями. "Однако кое-чего, а точнее кое-кого здесь все же не хватает...", - с едва заметной улыбкой подумала я, вспоминая о «советских бабушках», которые, если позволите, является неотъемлемой частью большинства наших музеев.

Впрочем, вспоминая об экспонатах, мало назвать только цифры. В музее, кроме сотен разноцветных аптечных штангласов, посуды и мебели XVIII-XIX в., и других антикварных вещей, есть несколько уникальных объектов, которые заслуживают отдельного упоминания. Например, кассовый аппарат National 1901 года, который имел функцию контроля количества клиентов и продажей в кредит. Раньше не каждый киевлянин мог позволить себе купить лекарства, цена на которые иногда достигала двадцати рублей, в то время как корову можно было купить за три. Интересно, что кассовый аппарат может работать до сих пор. Также в музее есть сейф 1896 года, где хранились яды, лекарства на их основе и наркотические вещества, например морфий, героин, стрихнин или мышьяк. Когда-то ключи от сейфа хранились у аптекаря и только он имел доступ к нему, а сегодня любой желающий может свободно рассмотреть все эти колбы с черными этикетками. А еще - аутентичная книга аптекаря 1834 года с рецептами настоящих лекарственных препаратов. Ее можно не только сфотографировать, но и осторожно полистать, благодаря, опять же, отсутствию строгих взглядов музейщиков. Вообще в аптеке, на радость детям и молодежи, можно прикасаться к чему-либо, что превращает ее в некий интерактивный музей.

В конце концов, сама того не ведая, я пришла сюда вовремя, ведь в этом году аптеке исполняется 290 лет и 30 лет музею. Не знаю, смогу ли в будущем прийти сюда на 300-летие, так как в нашей стране, к сожалению, подобные места финансируются плохо и держатся на плаву только силами неравнодушных. Более того, музей имеет слишком крутую локацию - самое сердце Подола - и всегда может стать собственностью очередного олигарха. Но я не хочу заканчивать рассказ об этом месте пессимистично. Поэтому надеюсь, что кому-то Google случайно (или нет?) покажет мою статью о киевской аптеке-музее и кто-то на следующее утро уверенно будет шагать по Подолу в поисках Флоровского монастыря. Где-то там и будет нужная ему аптека.

Александра КЛЁСОВА, фото автора

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments