Это суровая диалектика - чтобы пойти дальше, надо знать, откуда идти.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, журналист, профессор Киево-Могилянской академии, исследователь голодомора в Украине

Как поляки в Кремле

«02-08.11.2018»
8 ноября, 2018 - 19:59

Может показаться странным, что из всего разнообразия событий прошедшей с предыдущей колонки недели я все же пишу о дежурном, очередном, вот уже 14 лет являющемся в соседней России «красным днем календаря» Дне народного единства. Тем не менее, введенный в 2004-м году, этот праздник, который изначально был призван связать только прорезавшиеся тогда имперские зубки и коготки Владимира Путина с одной из важнейших исторических скреп империи Романовых, стал в последние годы одним из важных инструментов формирования идеологии путинского режима. Был призван, да видно, так и не смог. Вновь развернувшаяся в российском информационном пространстве дискуссия о содержании и вообще необходимости этого праздника, на фоне особенностей его проведения в этом году, говорят не столько даже об очередном изменении настроений россиян, сколько о проводимой в Кремле ревизии бессистемно накопившегося за 19 путинских лет идеологического инструментария.

С его учреждения в 2004 году, празднование Дня народного единства знало хорошие и плохие годы, хотя, до 2014 года, в большей степени смотрелось пятым колесом. И дело даже не в том, что еще в 2005 году, когда патриарх торжественно открыл памятник Минину и Пожарскому в Нижнем Новгороде, власти исчерпали весь запас полезного для себя нарратива. Несмотря на все прилагаемые усилия, и даже специально снятый в 2007 году Хотиненко фильм «1612», властям так и не удалось объяснить народу, что призваны символизировать повсеместно проводимые 4 ноября крестные ходы и молебны с участием центральных и местных властей. Наоборот, идеологическую инициативу перехватили российские радикальные националисты и неонацисты, с первого же празднования приурочившие к этому дню свои многотысячные «Русские марши», открыто оппозиционные Кремлю. Попытка проведения прокремлевскими «Нашими» своего, под «правильными лозунгами», «Русского марша» в 2011 году нагляднее некуда продемонстрировала, что народного единства-то, хотя бы в один день в году, как раз и не выходит.

В чем причина? На мой взгляд, в том, что историческое основание этого празднования, ума не приложу, как это сразу не заметили в Кремле, изначально противоречит всем устоям путинского режима. Для империи Романовых победа народного ополчения над поляками в 1612 году, а после всенародное призвание Романовых на трон, наряду с легендой об Иване Сусанине, было историческим воплощением «народности» российской монархии в уваровской триаде Православие-Самодержавие-Народность — романовским вариантом летописного династического мифа о призвании Рюрика. В путинской же имитационной демократии, стремящейся к диктатуре, вся эта народная инициатива с ополчением, которое самостоятельно, без царя, без находившегося в польском плену патриарха, и даже, в значительной степени, при минимальном участии тогдашней элиты — знати, духовенства и дворян, победила интервентов, выглядит абсолютно чужеродной. Здесь уже успели позабыть, а как это народ может хоть что-то сам — без вождя. Если нет вождя — царя или президента, то невыходит и победы. Как результат, до 2014-го из года в год большинство россиян не могло внятно ответить, а что конкретно они празднуют 4 ноября. А те, кто могли, или выходили на «Русские марши», или на митинги либеральной оппозиции, что тоже не импонировало Кремлю.

2014-й, казалось, изменил все. Это был первый год, когда «Русские марши» стали сходить на нет, зато официальный День народного единства стал по-настоящему массовым, когда рука об руку с властями на московские улицы вышла и системная «оппозиция» — Зюганов, Жириновский, Миронов. С тех пор в этот день в Москве, как и по всей России, проходили организованные властями многотысячные массовые шествия, концерты с участием звезд и первых лиц страны. Вторую жизнь Дню народного единства подарила аннексия Крыма, именно «возвращение» полуострова, а не четырехсотлетней давности изгнание поляков, стало идеей, круговой порукой связавшей власть и народ. И главное, как и культ «Победы», в этой новой трактовке День народного единства отлично вписался в кремлевскую авторитарную идеологию. — Если за победу в «Великой Отечественной войне» нужно благодарить Сталина и Партию, Крым России «вернул» сами знаете кто. Из праздника вершащих историю своей страны граждан День народного единства превратился наконец в праздник подданства.

Пока через несколько лет, после президентских выборов и крайне непопулярной пенсионной реформы, в России наконец не прошла всенародная эйфория от аннексии Крыма. Согласно последнему опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, «возвращение Крыма» в глазах россиян по значимости в пять раз уступило «победе в Великой Отечественной войне», практически сравнявшись с «Великой Октябрьской революцией», кстати, празднование годовщины которой, среди прочего, День народного единства 4 ноября первоначально был призван заменить. Что гораздо опаснее с точки зрения Кремля, как показало недавнее исследование Института социологии Российской академии наук, при относительно низком (от четверти до трети) проценте россиян, считающих сегодня важным возрождение имперского величия страны, поддержание авторитарной власти и «порядка», до 60% вырос процент россиян, считающих для себя на данный момент главными вопросы социальной справедливости. Более того, число россиян, считающих важным соблюдение в России прав человека, возрождение в стране истинной демократии впервые за все время превзошло сторонников возрождения Российском империи и/или СССР.

На фоне таких неутешительных для себя настроений, в этом году Кремль впервые с 2014 года отказался в День народного единства от массовых шествий, митингов и концертов. Теряющие популярность чиновники от «Единой России» вновь, как и до аннексии Крыма, чувствуют себя поляками в Кремле — побаиваются даже в знак народного единства выходить в народ, и даже санкционированные массовые акции кажутся теперь властям подозрительными. Ставший было таким актуальным, День народного единства снова теперь не ко двору, и, похоже, инициировав общественную дискуссию, Кремль прощупывает почву перенести акцент на празднование 18 марта «Дня воссоединения Крыма с Россией». Раз уж начали забывать, надо регулярно напоминать россиянам, за что они заплатили своими правами и собственным материальным благополучием.

 

Рубрика: 
Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments