Зачем слова? Мы дело несем.
Олег Ольжич, украинский поэт, археолог и политический деятель

Какое нам дело до Дилана?

18 октября, 2016 - 16:33

Нобелевская премия по литературе, которую недавно присудили Бобу Дилану, стала раздражителем для многих писателей, литературных критиков и читателей. Самые консервативные из них встретили эту новость с раздражением. Как могли дать премию певцу, поэту-песеннику и селебрити Дилану? «По этой логике следующим будет Джейми Оливер (с его книгами рецептов - Ред.)», - шутит переводчик русской и украинской литературы на английский Анатолий Кудрявицкий. А наиболее левых среди критиков нынешний выбор в нобелиаты возмутил, что это мужчинада еще и белый, ведь за 115 лет существования премии только 14 женщин были ее лауреатами. Как ни жаль всех тех женщин, премия по литературе уже присуждена, к тому же многолетнему лидеру нобелевских гонок, и хотим мы этого или нет, это повлияет на наши с вами представления о литературе. Поэтому с точки зрения будущего рассуждения об этих страхах являются продуктивными, а также интересными.

Самый большой страх связан с разрушением канона литературы. В связи с решением Нобелевского комитета появились опасения, что теперь популярность является фактором, который влияет на «судей». То есть и детективы или любовные романы в будущем могут наградить Нобелевкой. То есть все эти народные критики говорят о том, что литературный канон нарушен и теперь трудно предсказать, что будет с этой ранее, казалось бы, такой прочной иерархией низких и высоких жанров. Иногда встречаются сообщения или статьи, что в будущем (вообще самое страшное) премией могут наградить каких-нибудь арт-критиков.

Но давайте думать трезво. На самом деле это не первый случай, когда дают Нобелевку не писателю в традиционном представлении этого слова. Эту высокую в смысле признания и по количеству денег награду ранее получали французский философ Анри Бергсон и британский философ, а также (внимание!) математик Бертран Рассел. И никакой литературы, если под литературой понимать именно художественную литературу, то есть фикшн, они не писали. А еще стоит вспомнить, что единственным действующим требованием из завещания Альфреда Нобеля в случае с литературой является то, что лауреат должен создать «выдающиеся работы в направлении идеализма». Не книги, а именно работы. О материальном воплощении этих работ или художественности там речь не идет. В этом случае не то что упомянутые философы, но и автор и исполнитель песен Боб Дилан вполне соответствуют требованиям мецената.

И все же я считаю, что канон вовсе не нарушен, а возвращенв его первоначальное русло. Премию Дилану дали за «создание новой поэтической экспрессии в большой американской песенной традиции». Вроде бы ничего удивительного, ведь новаторство в рамках традиции является весьма популярным объяснением качества художественного текста. Впрочем, речь идет именно о песенной традиции, то есть об устном бытовании слова. Как известно, поэзия античных поэтов существовалапрежде всего как устное явление, то есть слово, соединенное с музыкой. И здесь можно передать привет украинским поэтам, которые соединяют поэзию с музыкой, в частности Юрию Андруховичу и Сергею Жадану.

Интересным в этой дискуссии представляется тот факт, что античные философы протестовали против существования их текстов в записанном виде, а теперь все наоборот. Теперь критики нынешнего Нобеля по литературе против того, чтобы считать уважительной литературой тексты, которые существуют прежде всего как устная практика. Но это как раз на канон никак не повлияет-поворчат и привыкнут.

Разумеется, Нобелевский комитет предвидел волну возмущения, ведь его тактика комментирования награды выглядит как оборонная. Сравнив Дилана с античными поэтами, секретарь комитета подчеркнула: «Я пришла к выводу, что до сих пор мы читали Гомера и Сапфо, представителей Древней Греции, и они писали две с половиной тысяч лет назад. Они часто звучали как перформанс, вместе с инструментами, но они выжили и выжили невероятно красиво на страницах книг. Мы получаем удовольствие от их поэзии, и я думаю, Боб Дилан заслуживает того, чтобы быть прочитанным как поэт». Таким образом, какое нам дело до Дилана? То есть: что плохого в возвращении к традиции? Правильно - это прекрасно!

И напоследок стоит упомянуть, что нынешний лауреат, как и прошлогодняя лауреат Алексиевич, имеет украинские корни. Дедушка и бабушка Дилана - одесские евреи, покинувшие Одессу после еврейских погромов 1905 года. Но это, я уверена, случайность, никакого тайного послания от комитета премии Нобеля к украинцам нет. Хотя после Алексиевич может показаться неизвестно что. Даже Президенту Украины тогда показалось. Кстати, а почему он до сих пор не поздравил Дилана?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments