Один из признаков искусства - это его неудержимое влияние на развитый интеллект.
Николай Хвильовий, украинский прозаик, поэт, публицист

Любовь и картошка

Как украинцы относятся к лидерам других государств
20 ноября, 2019 - 14:28

Разумеется, известный тезис «любовь – не картошка» и в ХХІ веке остается справедливым. Однако связь между народной любовью к политическим лидерам и потреблением картофеля, похоже, все же существует. Потому что в этом году масс-медиа постоянно повторяют, что Украина закупает у Беларуси все больше и больше картофеля – и позитивный рейтинг белорусского президента Александра Лукашенко среди украинцев уверенно держится на уровне, значительно выше рейтингов других зарубежных лидеров. И что интересно – и среди малообеспеченных, и среди богатых, и среди людей без высшего образования, и среди лиц с высшим образованием (среди богатых и интеллигенции несколько меньше, но не слишком принципиально).

Что интересно: похожая картина вырисовывается и в отношении граждан Украины к российскому президенту Владимиру Путину. Только у него самый низкий рейтинг среди влиятельных зарубежных лидеров. Однако последние два года также стабильный, что бы Путин ни творил как в самой России, так и в других странах. И здесь тоже уровень образования не играет особой роли, а вот уровень доходов – играет: Путина больше всего любят украинские нищие. Впрочем, Лукашенко тоже, но там нет разницы в два раза между разными по доходам категориям населения, как в В.В.П.

Но обо всем по порядку.

Согласно результатам всеукраинского опроса, проведенного в конце октября, – в начале ноября Социологической группой «Рейтинг», среди лидеров других государств лучше всего украинцы относятся к президенту Беларуси Александру Лукашенко: 66% опрошенных положительно и лишь 15% – негативно. К канцлеру Германии Ангеле Меркель положительно относятся 60% опрошенных, негативно – 17%. К президенту Польши Анджею Дуде положительно относятся 48%, негативно – 9%, 18%  – не знают такого политика, 27% – колебались с ответом. К президенту Франции Эммануэлю Макрону положительно относятся 39%, негативно – 17%, не знают такого – 15%, колебались с оценкой – 29%. К премьер-министру Канады Джастину Трюдо положительно относятся 38%, негативно – 6%, не знают его – 30%, не смогли оценить – 30%. К премьер-министру Великобритании Борису Джонсону положительно относятся 33%, негативно – 11%, не знают его – 27%, колебались – 30%. К президенту США Дональду Трампу положительно относятся 30%, негативно – 42%, колебались с оценкой – 25%. К президенту Турции Реджеп Таип Эрдогану положительно относятся 28%, негативно – 20%, не знают его – 22%, не смогли оценить – 30%. И, как уже было сказано, хуже всего украинцы относятся к президенту России Владимиру Путину: 71% опрошенных относятся негативно, 15% – положительно и еще 12% не смогли выразить свое мнение.

Влияют ли все эти расклады на внутриполитическую ситуацию в Украине? Конечно! Вряд ли Путин запланировал бы аннексию Крыма и «русскую весну» на южноукраинских территориях, если бы положительно к нему в октябре 2013 года не относились 47% всех опрошенных «Рейтингом» граждан Украины, а негативно – лишь 40%. И это если по всей стране, а на Донбассе и в Крыму Путин был вне конкуренции, да и в полосе от Харькова до Одессы он набирал свыше 50%... Вот и имеем то, что имеем. Сегодня Путин, конечно, такой поддержки не имеет, однако реально к нему положительно относится более 20% граждан Украины (имея определенный опыт социолога, смею утверждать: не менее половины тех, кто как будто «не определился» относительно своего отношения к В.В.П., в действительности его поддерживают, только на всякий случай не артикулируют своего настроения). А на востоке Украины (Харьковская плюс свободные от оккупации части Донецкой и Луганской областей) социологи зафиксировали открыто позитивное отношение к президенту России в 38% опрошенных, а если учесть еще и «стыдливых путинцев», то будем иметь не менее 50%. Иначе говоря, возможным кажется повторение «Русской весны», только в «мягком» (пока что) варианте, когда на выборах легальная агентура Кремля и Лубянки, пользуясь благами децентрализации, возьмет под свой полный контроль эти области, и в случае каких-то угроз для своего всевластия вполне «демократично» заорет: «Путин, приди!», причем при поддержке относительно значительных групп населения. Не видеть этого – значит капитулировать еще до боя, а это, по Евгению Маланюку, является типичным признаком малороссийства (которое свило себе мощные гнезда в кабинетах власти)…

А делать это дело есть кому. Если среди избирателей «Батькивщины» и «Слуги народа» уровень поддержки Путина хоть и недопустимо высокий – по 12%, но все же хотя бы ненамного ниже среднего уровня по стране, то электорат «Оппозиционной платформы – За жизнь» дает аж 54% явных «путинцев». И это ли не основание назвать и эту партию, и ее симпатиков (напоминаю, идет война, а Путин – главнокомандующий войск агрессора!) московской «пятой колонной»?

А вот стабильно высокая популярность Александра Лукашенко среди украинцев, похоже, вдохновила творцов «Слуги народа» (и сериала, и политической силы) на то, чтобы сделать «Голобородько»-Зеленского неким отечественным клоном Аляксандра Рыгоровича. Интересно, что в меру появления новых сезонов сериала шаг за шагом увеличивалась и симпатия украинцев к Лукашенко… Нынче же уже полгода Владимир Зеленский очень во многом копирует Лукашенко (это первыми отметили белорусские аналитики), и уже этим в известной степени гарантирует себе высокую поддержку отечественной публики. Я не случайно употребил здесь слово «публика», поскольку настоящий Лукашенко, конечно, может претендовать на звание «народного артиста», играя «человека из народа», однако он даже в такой игре является Лукашенко, а вот Зеленский, который играет Лукашенко, вынужден не быть собой, а играть «президента Голобородько», который подражает Лукашенко. А копия копии, согласитесь, вовсе не оригинал, не так ли? Это даже если все остальное оставить вне поля зрения.

И еще одно наблюдение, которое тоже имеет отношение к внутренней политике. Президенту США Дональду Трампу теперь симпатизируют 30% опрошенных, а негативно относится к нему 42%. Год назад ситуация была несколько другой: 34% относились к Трампу положительно, 38% - негативно. Однако тенденция, не так ли? При этом к Бараку Обаме положительно относилось стабильно около 50% респондентов, а негатив колебался на уровне 30-40%...

Понятно, что социология – не магический инструмент политического действия. Однако не учитывать ее, не пытаться оседлать или изменить зафиксированные ею тренды – значит проиграть если и не все, то очень много. Поэтому хочется надеяться, что не только манипуляторы сознанием будут обращать внимание на результаты социологических исследований, а более того – на динамику изменений в настроениях населения.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ