Самая большая ошибка в том, что мы быстро сдаемся. Иногда, чтобы получить желаемое, надо просто попробовать еще раз.
Томас Эдисон, американский ученый и изобретатель

Миссионерство против админресурса

31 июля, 2017 - 14:23

Рассказ Ивана Франко «Місія», написанный еще в 1886 году, почти неизвестен широкой общественности. А жаль, потому что сейчас он особенно актуален, поскольку касается деятельности московской церкви на Волыни, которая до сих пор остается там доминирующей конфессией.

После восстания 1863 года российское правительство начало агрессивное «оправославливание» украинского Подлесья. Из церквей выгоняли униатских священников, из костелов — ксендзов, а на их место присылали российских попов, грубиянов и вымогателей. Дошло до того, что в Рим отправилась под руководством Яна Франковского делегация селян-униатов с просьбой защитить их от насилия. Сам Франковский после восстания 1863 года потерял небольшое имение на Волыни и отбыл 8 лет в Сибири. В Ватикане он рассказал, что по возвращении услышал от знакомых селян вместо украинского ломаный польский язык. Таким образом селяне выражали свой протест: «Не хотим ни русской религии, ни русского языка». Растерянный Франковский пообещал селянам, что привезет им тайно кого-нибудь из пастырей — униатского или католического. Однако в Варшаве ни один священник не согласился рисковать местом и свободой ради удовлетворения духовных потребностей волынских селян. Рим так же ничем не помог униатам, а что касается католиков, то пришлось проводить вялые торги с Москвой. А тем временем репрессии становились все ощутимее, создана была целая сеть доносчиков, а жандармы отслеживали всех подозрительных лиц.

Вызвался только один священник из Варшавы, которому нечего было терять, он уже побывал в Сибири и не имел прихода. Под видом торговца он поселился в селе и проводил тайные служения. Однако через несколько лет его выследили жандармы и Франковского с ксендзом посадили в тюрьму. И не важно, что католицизм не был запрещен в России. Ксендз умер в тюрьме, а Ян Франковский продолжил борьбу за свободу вероисповедания.

После визита делегации, который произвел очень большое впечатление, в Риме должны были что-нибудь предпринять. Далее начинается рассказ Ивана Франко о миссии иезуита патера Гаудентия, собирательный образ конспиратора тех времен. Молодой иезуит полон рвения и осознания своей миссии. За ним стоит опыт иезуитов в Китае, Японии, Мозамбике, он готов умереть мученической смертью, но когда приезжает в село, селяне, которые вроде бы и не против его присутствия, объясняют ему, что в случае разоблачения «коммерсанта», накажут все село. Они уже привыкли жить двойной религиозной жизнью: одна вера напоказ, а другая про запас. Но рано или поздно останется та, которая пользуется поддержкой власти. В конечном итоге патер Гаудентий убегает от жандармов, которые стреляют по нему, и чудом спасается. Миссия оказалась невыполнимой.

Понятно, что я рассказываю эту давнюю историю не просто так. Слияние админресурса и церкви — это путь к религиозной дискриминации, террору и противостоянию в обществе. Перед войной 2014 года, готовясь к оккупации, на юге и востоке Украины перевели в московский патриархат почти все православные церкви в селах, не спрашивая согласия верующих. А те не могли противиться воле местных князьков, потому мучеником не станешь все равно, а власть знает, как сделать твою жизнь невыносимой. Время сделало уже свое и на Подолье и Волыни: здесь царит до сих пор московский патриархат, который заручился поддержкой местных властей. Только Галичина, которая помнила террор с 1939 года, сохранила подпольную греко-католическую церковь и сумела возродить ее с наступлением Независимости. Она даже при поддержке местных властей вряд ли станет вытеснять и преследовать другие конфессии, и не такая уж она важная для Ватикана, чтобы он ее защищал. Он и так никогда этого не делал, когда в СССР запретили греко-католическую церковь, и 30 процентов священников перешли в Московский патриархат, а других просто уничтожили или отправили в Сибирь. Хотя здесь появляются другие проблемы — фарисейства, например.

Если смотреть на современную конфессиональную жизнь в Украине с точки зрения прогресса или просто здравого смысла, то понимаешь, что церковь нужно отделить от государства ради блага самого государства и блага верующих. Особенно это касается власти, заигрывающей с электоратом с помощью той или иной конфессии и системы образования. Власть, по определению религиозных философов, это структура греха. Религия не очистит ее, только сама дискредитируется и потеряет доверие людей. Для гражданского общества та или иная конфессия стала лакмусом, который определяет поддержку курса на деколонизацию и деоккупацию Украины, чего тоже не должно быть, потому что вера Христова всегда на стороне обиженных и обездоленных. Поскольку ее единственная миссия — поддерживать в человеке все лучшее и светлое.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments