Величайшая честь, которую может оказать человеку история, — это наградить его званием миротворца.
Ричард Никсон, 37-й Президент Соединенных Штатов Америки

Нос по ветру

26 июля, 2019 - 12:57

«Усталость от жестких графиков тусовок имеет свойство проступать как симпатические чернила в тайных рукописях да секретных текстах», — с неким хмурым постоянством утверждала якобы, жалуясь, светская дама привыкшая к жизненному полету не за свой счет. Эта скоростная жизнелюбка когда-то, еще в первые годы активизма, плотно вошла в него, да, кажется, так и не вышла. Это сейчас активисты разной степени тяжести уже давно примелькались, а лет 10-15 тому для многих это стало чуть ли не профессией, для некоторых — чуть ли не единственной формой общения по интересам. Ей даже было все равно, за что бороться, главное потом рассказывать бесконечную историю о себе, своей причастности, своей значимости, хоть полезный коэффициент конкретно ее деятельности, можно обозначить короткой фразой: «Хочу, могу, но не обещаю». Таким образом, получалось — делегирую проблемы всем за ваш же счет. Об этой дамочке с несмываемым загаром (он поддерживается вовсе не гримом под естественность, а курортными десантами) нельзя было сказать, что она заметно глупа, как раз нет: умеет избежать местечковости, в болтовне употребить к месту заученный чужие мысли, может притвориться хорошей хозяйкой, пересказывая чужие рецепты, одеть в нужный момент наивное лицо, но главная магистральная мысль, что пульсировала в ее сознании — затушевывай не затушевывай — проступала: поскорее стартануть из нищенского (условно) активизма в жизнь полнокровно сытую, пусть для других тусклую от одиночества, но для нее... она уж воспользуется всем по полной, научиться, как и они, «светские», находиться, когда нужно в образе, быть нудно элегантной (похулиганить всегда можно среди своих, если такие найдутся), делать комплименты небедным стареющим бывшим красавицам, если те влиятельны, в конце концов, подыскать нечто приемлемо денежное мужского пола, пусть и с остатками тестостерона. Такой сильнее будет ценить ее относительную молодость. Как не странно, только недавно узнала — у нее все получилось. Теперь непотопляемая пани всем рассказывает, что стала арт-консьержем. Пришлось даже немного помолчать и этой паузой подарить ей простор для разъяснения. Так вот, в прошлом активистка широкого профиля, теперь нащупывает индивидуальную программу пребывания богатых и таких, кто ими притворяется, выполняя запросы своего заказчика, назначает, по их желанию, встречи с неленивыми галеристами в арсенале которых — привлекательная живопись, с известными в узких кругах, кураторами, имеющими нюх. Я даже удивилась — при таком низком сейчас покупательном движении, она умудряется помочь галеристам продать их же запасы, да еще с выгодой и для себя, понятно. «Ты же недавно занималась продажей бутикового белья, откуда арт-движение возникло?» — спросила. И услышала еще нечто более задиристое, явно с чужого плеча утверждение, зачем-то примеренное ею на себя же: «Этот мир могут строить или разрушать только те, в чьих руках он находится. Для стартапера — ключевое качество — вера в себя». Стартапер второй половины жизни — звучит вдохновляюще, — заметила, вовсе не завидуя, а восхищаясь тем, как она ловко использует свойства своей отменной памяти, артистически цитируя заученные емкие мысли. Мне даже захотелось незаметно воспользоваться диктофоном, вдруг сама забуду этот каскад знаний. Ведь еще вчера не задумывалась даже, а сейчас от нее узнала, что медь в отделке создает особую ритмику здания — рождается в лучах солнца эффект особого свечения. Ничего, что она в таком здании, скорее всего не бывала, описывая очень дорогой парижский отель, ничего, что жизненная своеобразная диспетчерская служба четко обозначила для каждого свои коридоры разного комфорта, она умела, надо отдать должное, вживаться в роль и наслаждаться произведенным впечатлением. Хорошо, — мелькнула мысль, что я вольный репортерский стрелок и могу в любой момент уйти в умственные каникулы и подзаряжаться чем-то более близким к жизни, на которую зарабатываю сама. Мне, например, советы психологов, которых развелось не меньше, чем активистов, вовсе  не помогают. Ну что это за предложение: выработайте привычку уходить в течение дня в умственные каникулы (не путать с политическим отпуском). Утром в течение пяти минут посетите Бермуды, представьте себе, как вы после обеда плаваете в Средиземном море или катаетесь на лыжах по склонам Альп. Делайте это в течение двух месяцев и введите такие периоды отдыха в ваше расписание. Пробовала, но почему-то хотелось смеяться. Правда, и это не так плохо. Ведь мы смеемся не потому, что абсолютно счастливы, а мы счастливы, потому что смеемся. По сути — главное, — это желание желать. Конечно, со мной точно не согласятся проигравшие хронические мажоритарники. Сейчас Фейсбук переполнен откровенными бывшими и в каждом (только одно кандидатское послание показалось мне искренним) — сквозит такая всепоглощающая любовь к себе, к своей значимости и бескорыстию, что даже стыдно за них становится. Один так и сказал — миллионером не стал (думаю, не успел), забывая, что все, что они творили или не делали, оплачивали мы все, а доплачивали их настоящие хозяева. К чему напоследок впаивать лукавые откровения пользователю. Я достаточно повертела головой, увидела многое и вокруг действа, проанализировала как бы околоплодные воды, и мне не впаришь миф про скромный карман и то, что кулачные бои в прямом и переносном смысле, пусть и при даже знании истории и законотворчества и это в идеале не освобождает от необходимости просто трудиться, а не мелькать десятилетиями по ящику с постоянно приклеенной улыбкой или, наоборот, с хищным ядовитым оскалом. Пусть прозвучит упрощенно мещански, но уверена, если бы под куполом не шуршали шустрые деньжата, а надо было бы, к примеру, вытачивать детали, разбираться в сантехнике, уметь слепить хоть табуретку, конкурс на одно место был бы почти незаметным, или исчез вовсе. От эффекта симпатических чернил не убежать и правда проступит непременно, и ни артистически заученными жестами «главного» европейца, которые сегодня кажутся опереточными, не получится замылить то, что произошло. Теперь подождем и узнаем длинное ли расстояние от рассадки до посадки, но одно волнует — не просмотреть бы некий вчерашний снег, загримированный под нежный дебют.

Моя ж неутомляемая всезнайка уже пошла на дорогие заморские курсы «носов», мечтает зачем-то создать особого свечения духи. Почему-то мне кажется, если в парфюмерную команду вольются ее фантазия, родится аромат, пахнущий обманом. Хоть соглашусь — обман иногда умопомрачительно зачаровывает своим дьявольски сочным дурманящим шлейфом. В этом-то и интрига.

Тренируем нос.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ