Свобода, друг мой, священна, это одна из величайших ценностей, которую мы должны спасти любой ценой.
Эрнесто Сабато, аргентинский писатель, физик и художник

О методах управления займами

Госдолг можно использовать для... развития экономики
17 апреля, 2019 - 10:18

Недавно Премьер-министр Украины В. Гройсман заявил о том, что период с 2019-го по 2021 год включительно будет чрезвычайно сложным для Украины с точки зрения обслуживания и выплаты госдолга.

Проиллюстрирую это в цифрах: на погашение и обслуживание госдолга только в бюджете 2019 года предусмотрено 418 млрд. гривен, это почти треть госбюджета. Пиковые выплаты есть и  в текущем году, они приходятся на май и сентябрь, когда по внешнему долгу и валютным ОВГЗ нужно будет оплатить по 1,7 млрд. долларов.

Проблемы государственного долга присущи многим странам, в том числе мировым экономическим лидерам. В феврале этого года госдолг США вырос до рекордного уровня, впервые в истории достигнув 22  трлн долларов. Растут и расходы на обслуживание государственного долга, которые становятся все более ощутимым грузом для бюджета США. Считаю, что увеличение расходов на обслуживание госдолга стало одним из побудительных мотивов для ФРС отказаться от повышения своей ключевой ставки (между ставкой Федрезерва и ставками по гособлигациям США обычно есть зависимость). Не исключаю, что по этой причине ФРС со временем может вернуться к политике снижения процентных ставок.

В период сверхнизких ставок (2008—2016 годы) годовая стоимость обслуживания госдолга США составляла 200—300 млрд долларов. Но после того как ФРС несколько раз повышал ставку, доведя ее до диапазона 2,25—2,5%, расходы на обслуживание начали приближаться к 500 млрд долларов. Увеличение расходов на обслуживание госдолга повышает размер обязательных выплат бюджету и сокращает финансирование раздела так называемых «произвольных выплат», которые можно потратить и на развитие экономики. В чем-то похожие связи работают и для госдолга Украины и его влияния на экономическое развитие страны.

Высокий госдолг — не американский или украинский феномен. Состоянием на конец 2018 года объем госдолга в мире достиг 66 трлн. долларов, что почти вдвое превышает показатель 2007 года и эквивалентно 80% мирового ВВП. Если судить только по этому критерию, ситуация в нашей стране не такая уж и плохая     — по данным Минфина, соотношение уровня госдолга к ВВП в 2018 году снизилось до 62,7% с 71,8% в 2017 году. Например, в США по итогам прошлого года это соотношение составило 105%. Однако, сумма госдолга Украины за прошлый год выросла до 78,32 млрд долларов с 76,31 млрд долларов в 2017 году. О весомости расходов на его обслуживание и погашение я написал выше.

Больше 50% госдолга США сосредоточено во ФРС и правительственных структурах. У нас ситуация похожа — около 45% номинированных в гривне облигаций внутреннего государственного долга Украины находятся на балансе НБУ. Приблизительно столько же на балансе банков, из них довольно большая часть в госбанках. Возможность рефинансирования этих облигаций есть (но возникает вопрос цены). В Штатах валюта госдолга такая же, какую эмитирует Госказначейство США. У нас около двух третей госдолга номинировано в иностранных валютах.

Нет практического смысла спорить о том, чье правительство (Тимошенко, Азарова, Яценюка или Гройсмана) больше приложило руки к увеличению госдолга. Побывав по обе стороны баррикады «власть vs оппозиция», могу сказать — большинство случаев привлечения ссуды можно как разумно обосновать, так и аргументировано раскритиковать. Но, что нам это даст для решения вопроса?

Долговая проблема имеет много аспектов, нет универсальных рецептов ее решения. Ситуацию можно разрешить ограниченным количеством вариантов. Можно печатать много денег и спровоцировать инфляцию, что нам не подходит. Можно объявить дефолт, но этот вариант тоже не для нас. Наилучший вариант — чтобы украинские изобретатели и инженеры разработали и внедрили в производство новые инновационные продукты с высокой долей добавленной стоимости, что создадут новые рынки, на которых будет доминировать украинская продукция. Тогда у бюджета будет значительно больше возможностей рассчитываться по долгам, а потребности в займах будут намного ниже. К сожалению, у нас пока не видно предпосылок для реализации этого сценария. Поэтому реальным представляется тяжелый эволюционный путь.

Во-первых, необходимо продолжение сотрудничества с МВФ и другими официальными кредиторами Украины, чтобы погасить пиковые платежи по валютной части госдолга. Да и чего скрывать, в отечественной практике стало правилом начинать и доводить до завершения реформы именно под давлением МВФ.

Во-вторых, соглашусь с мнением руководителя Минфина — нам придется одалживать на рынках (в средине марта О. Маркарова говорила о необходимости привлечь 4 млрд. долларов). Возможно, прекращение цикла повышения ставки ФРС позволит это сделать на более приемлемых условиях.

В-третьих, цифры очень важны, но долг — это структурное несоответствие между входными и исходными ресурсами. Поэтому важной является правильная траектория долговой нагрузки. Следовательно, после сглаживания острейшей фазы проблем с госдолгом, если мы не хотим ее повторения, не избежать фискальной консолидации и перехода в бездефицитный бюджет (лучше в профицитный). Уместно вспомнить фразу В. Черчилля: «Я не могу предложить вам ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота».

В этой связи большое значение имеет соблюдение четких позиций относительно независимости НБУ. Несоблюдение, кем бы то ни было, принципов независимости НБУ с большой вероятностью станет отправной точкой для распространения панических настроений и оттока капитала. Нарушение  обязательства относительно обеспечения независимости НБУ, что является одним из краеугольных камней программ с МВФ, будет восприниматься как сигнал возможного прекращения сотрудничества МВФ.

В книге «Как решить все проблемы и сделать это сразу» нет ответов на вопросы о госдолге Украины.

Если говорить ответственно, то решение проблемы займет много лет. При условии реального проведения всех запланированных реформ, успешного сотрудничества с международными финансовыми организациями, повышения бюджетной дисциплины. И продолжения экономического роста. В августе 2018 года правительство Украины пересмотрело среднесрочную стратегию управления госдолгом, установив более жесткие цели относительно сокращения прямого госдолга по отношению к ВВП. Но важно видеть весь лес, не потерявшись за его отдельными, пусть и очень большими, деревьями. Вместе с тем, сосредоточив внимание на управлении долгом, мы должны видеть и другую сторону этой системы, а именно рост экономики. О том, как его достичь на основе высокотехнологической, а не экспортно-сырьевой модели, я написал не один десяток статей. Не теряю веры, что предложенные рецепты, дополненные другими специалистами, все же начнут реализовывать. 

В августе прошлого года Трамп заявил, что на погашение госдолга пойдут средства, полученные от введенных США торговых пошлин. «С помощью пошлин мы сможем начать погашать долг, который был накоплен во многом благодаря администрации Обамы, и одновременно будем сокращать налоги для наших граждан», — писал президент США в Twitter.

Но, если рассматривать пошлины как предохранитель, который способствует росту внутреннего производства, — то, по моему мнению,   важнее в истории с ними — это увеличивает поступления налогов, уменьшает дефицит бюджета, и, соответственно, снижает потребность в государственных займах. Применение политики промышленного протекционизма для поддержки развития национальной индустрии позволит постепенно аккумулировать и средства на погашение госдолга Украины.

А еще хочу сказать, что госдолг можно использовать для развития экономики и снижения потребности во внешних займах. Имею в виду, например целевые гособлигации (учитываются по спецфонду госбюджета), средства от которых должны направляться на развитие высокотехнологических и ориентированных на экспорт секторов экономики.

Богдан ДАНИЛИШИН, глава Совета Национального банка Украины

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments