... Все были готовы на жертвы, знали, что не сегодня-завтра их уничтожат, но их волновало прежде ли знать мир об этом, или мир что-то скажет? .. И вторая проблема - еще более духовная: будет кому помолиться за всех, кто погиб?
Александр Быковец, священник

Отключение от памяти и совести

29 октября, 2020 - 19:27
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В России почти каждый день устанавливаются все новые рекорды заболеваемости и смертности от Covid-19, нарастает обвал рубля, а Кремль вместе с телевизором ведут ожесточенные бои на фронтах войны, которая закончилась 75 лет назад...

«Министерство здравоохранения Российской Федерации доводит до сведения руководителей учреждений, подведомственных Минздраву, и главных внештатных специалистов Минздрава, что любые комментарии и публичные сведения по теме новой коронавирусной инфекции должны согласовываться в письменной или устной форме с пресс-службой Минздрава по электронной почте или по телефону». Конец цитаты.

Это из письма Минздрава руководителям 167 больниц, находящихся в их ведении. Причина — вал сообщений о том аде, который происходит в стране в связи со второй волной коронавируса.

В Омске несколько бригад скорой помощи привезли умирающих к зданию местного Минздрава, поскольку в больницах для них нет мест.

Из Алтайского края и Кемеровской области идут сообщения о моргах, переполненных телами жертв пандемии.

Врачи четырех больниц Кургана пишут письмо Путину о том, что в регионе «творится ад с медицинской помощью населению».

Люди умирают на лестничных площадках, в коридорах и в подвалах, без лекарств и лечения. Перечень криков из ада можно продолжать долго.

Российские власти реагируют привычным способом — затыкают врачам рты. Кадыров требует уволить «врачей-провокаторов», которые сообщают о неготовности больниц к пандемии. В Карачаево-Черкессии уволили инфекционистку которая рассказала СМИ о нехватке лекарств и средств защиты. Росстат уволил демографа, посмевшего рассказать нескольким СМИ о том, что официальная статистика смертности от ковида существенно занижена. Минздрав решил вопрос кардинально — заткнул рты всем подведомственным врачам.

Нет сомнений в том, что в регионах последуют примеру центра, крики из коронавирусного ада прекратятся, и россияне будут умирать молча, дабы не отвлекать начальство от главного — от продолжения Второй мировой войны, которую путинская Россия в данный момент ведет чуть ли не со всем миром практически в одиночку.

Недавно на фронтах случилось обострение: Бундестаг начал очередное наступление на восточном фронте — принял резолюцию под длинным названием «Укрепить память о жертвах германской войны на уничтожение и признать охваченные до сих пор недостаточным вниманием группы жертв национал-социализма». Российский МИД, который после заявления Лаврова о прекращении коммуникаций с Западом окончательно утратил признаки дипломатического ведомства и превратился в филиал пресс службы министерства обороны, немедленно углядел в этой резолюции происки врага и отреагировал.

Оказывается, эти немцы собираются укреплять культуру памяти поляков, украинцев и белорусов, а до русской культуры памяти им и дела нет.

МИД выразил возмущение неправильной оценкой пакта Риббентропа-Молотова, который по мнению ведомства Лаврова не имеет ни малейшего отношения к развязыванию Второй мировой войны, а также грозно потребовал от немцев не допускать «соперничества национальных трактовок истории войны». Поскольку трактовка истории войны может быть только одна, а именно та, которую излагает отец всех историков Владимир Путин.

Поскольку Путин сейчас в бункере и вся информация, прежде чем попасть к нему, проходит через специальный тоннель, где подвергается длительной санобработке, отпор резолюции Бундесвера дал Соловьев со товарищи в программе «Вечер» от 28.10.2020.

«Не надо было базы выводить. Посмотрел бы я на Европу, если бы они там стояли», — с тоской в голосе отреагировал Соловьев на резолюцию Бундестага. После чего все «эксперты» наперебой стали приводить примеры прегрешений всех европейских народов кроме, естественно, русского. Как обычно, весьма солидно и авторитетно выступил чиновник ВГТРК Петр Федоров, который разоблачил народы стран Балтии. «Из Эстонии, Латвии и Литвы высылали нацистских преступников», — с достоинством соврал Федоров, «объясняя» преступления сталинщины под названием депортация латышей, эстонцев и литовцев в Сибирь. Речь идет о двух депортациях: июньской 1941 года и операции «Прибой», или большой мартовской депортации 1949 года. 

Первая производилась в соответствии с Постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 16 мая 1941 года «О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента». Высылали бывших помещиков, торговцев, чиновников и членов их семей. Никаких «нацистских преступлений» большинство этих людей не совершали, да их, собственно, в этом тогда никто и не обвинял, называя «антисоветскими элементами».

Операция «Прибой» была проведена в соответствии с приказом министра внутренних дел СССР № 00225 от 12.03.1949 «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов». Основная масса депортированных — семьи «кулаков», зажиточных крестьян, то есть с точки зрения советской власти — «контра». Никаких доказательств «нацистских преступлений» в отношении депортируемых не было.

Оболгав скопом всех депортированных латышей, эстонцев и литовцев, Петр Федоров переключился на чехов со словаками и под общий веселый смех в студии пропел частушку: «Я чехособака, люблю сало, люблю мясо». Кажется, никто из присутствующих не понял, что только что Федоров совершил преступление по статье 282 УК РФ: «...унижение достоинства по признаку национальности»...

Эстафету подлости из рук Петра Федорова принял «либерал по вызову» Сергей Станкевич, который подвел под войну против памяти и совести «правовой» фундамент. «Нюрнбергский трибунал не объявлял о своем завершении», — торжественно заявил Сергей Борисович и горделиво обвел взором студию. После чего предложил начать судебные преследования против всех тех, кто придерживается иного взгляда на историю, чем тот что излагается в Кремле и российском телевизоре. «Хорошо начал, солдат!» — снисходительно похвалил Станкевича Соловьев, и тот, больше привыкший к оплеухам в эфире зарделся от начальственной ласки.

Впрочем, режиссер Карен Шахназаров, понимая, как опытный педагог, что неумеренными похвалами можно испортить неокрепшую душу бывшего либерала, немедленно восстановил баланс, отругав Станкевича за использование вражеского слова «нарратив» и призвал главу думского комитета по культуре Ямпольскую принять закон, карающий за использование этого чуждого русскому уху слова. Ямпольская мигом согласилась.

Завершая операцию по разгрому Бундестага Соловьев вновь исполнил арию о том, что все наши беды от отсутствия идеологии, сурово осудил Съезд народных депутатов СССР, который 24.09.1989 дал негативную правовую и политическую оценку пакту Молотова-Риббентропа и в который уже раз сообщил, что готов лично возглавить СМЕРШ. После чего «Вечер» перешел к  войне против Украины и Соловьев объявил, что «происходящее на Донбассе — это продолжение Великой Отечественной войны».

 

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ