Великой нацией нас делает не наше богатство, а то, как мы его используем.
Теодор Рузвельт, 26-й президент США

Под прицелом

или Как геи и лесбиянки становятся объектами нападения и имеют ли в Украине защиту?
19 июня, 2017 - 14:52

В неделю КиевПрайда обострились угрозы в адрес активистов ЛГБТ (лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендерных людей). В субботу 17 июня неизвестные взломали страницу ЛГБТ-организации "Гей-альянс Украина", разместив на ней сообщение об "объявлении войны геям от имени патриотов Украины".

В письме, в частности, говорилось, что проведение "Маршей равенства", "КиевПрайдов" и других мероприятий "гомосексуалистов" станет трагической ошибкой. Никакая кажущаяся поддержка полиции вам не поможет". В письмо была вложена иллюстрация с использованием фотографии одного из лидеров ЛГБТ-движения, которого распинает вилами лицо, одетое в военизированную форму с нашивками черно-красного флага на руке и трезубцем на груди.

Такое письмо получили немало правозащитных организаций, которые поддерживали Марш равенства.

Это не «сезонное явление». В течение трех лет после Евромайдана правозащитники неоднократно фиксировали угрозы и физическое насилие в отношении представителей сообщества, повреждение их имущества, срыв публичных акций.

Под прицелом оказываются даже те, кто выражают свою поддержку геям или лесбиянкам или же... чей внешний вид, по мнению нападавших, свидетельствует о принадлежности человека к ЛГБТ-сообществу.

Прошлись по Крещатику...

В 2015 году нетипичный, как для Украины, социальный эксперимент провела пара Зорян Кись и Тимур Левчук. Парни прошлись по Крещатику, держась за руки, живо общаясь, обнимаясь. Вели себя так, как обычная влюбленная пара парня и девушки. За ними следовала съемочная группа, все фиксировала на скрытую камеру.

Во время прогулки прохожие улыбались парням, некоторые просили с ними сфотографироваться. Однако социальный эксперимент для Тимура и Зоряна завершился не так дружелюбно: на центральной улице Киева их окружила группа подростков и начала провоцировать на драку. Когда приехала полиция - нападающих уже не было.

"Это был социальный эксперимент - так в "обычной" жизни мы не ходим. И если бы нам на помощь не пришла съемочная группа, было бы туго", - рассказывает Зорян Кись.

Это дело год состояло на учете в полиции, за это время ребята только один раз виделись со следователем. А о закрытии производства узнали случайно, и то через несколько месяцев. Лишь совсем недавно стало известно, что в этом деле лед тронулся.

Как прокомментировал начальник управления Главного следственного управления Национальной полиции Украины Алексей Крюков, "сегодня производство относительно активиста Зоряна Кися изучено в порядке контроля и направлено в прокуратуру для принятия решения по отмене".

Впрочем, Зорян и Тимур сомневаются, что через год есть хоть какие-то шансы найти правонарушителей и привлечь их к ответственности.

Защищая права женщин?

Другая опасная ситуация произошла 8 марта 2017 года в Международный день защиты прав женщин. В начале марта организаторши Феминистического марша под названием "Нет насилию всех форматов - от роддомов до военкоматов" начали получать угрозы в социальных сетях. Эти угрозы имели системный характер.

В частности, в социальной сети ВКонтакте от 5 марта в группе "Зентропа Україна" было написано: "...На улицы снова вылезет нечисть, которая захочет пройтись маршем по нашей столице. Феминистки, гомосексуалисты, левачье, которое любит нападать на правых... - все это будет осквернять воздух, выкрикивая дегенеративные лозунги и шагая с плакатами... Призываем всех людей доброй воли, всех националистов выйти и не допустить очередного грантожерского мракобесия".

При том, что феминистический марш планировался как акция против институционального насилия над женщинами, готовились лозунги с требованием соблюдения прав человека, а также против гендерной дискриминации. Также демонстрантки шли на марш с требованием ратификации парламентом Конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбе с этими явлениями.

Организаторш обнародовали заявление об угрозах физического насилия и оскорбительные комментарии, а также предупредили Национальную полицию о возможных провокациях.

Но в сам день проведения шествия по улице Крещатик в Киеве несколько неизвестных пытались облить участников марша кефиром и зеленкой. Полиция задержала четырех подозреваемых - на них составили административный протокол по ст. 175 Кодекса Украины об административных правонарушениях (мелкое хулиганство).

Из совсем свежих событий: 14 июня 2017 года в Киево-Могилянской академии неизвестные сорвали акцию против гендерной дискриминации, сексизма, насилия и сексуальных домогательств в университетской среде.

По информации организаторов акции, которыми выступила международная правозащитная организация Amnesty International, нападавшие угрожали активисткам совершить над ними сексуальное насилие и силой пытались "вручить цветы", которые они принесли с собой. Из-за угрозы насилия со стороны нападающих организаторам пришлось остановить акцию и уйти. Полиция, которую студенты вызвали, прибыла только через 40 минут и "не нашла нарушений".

"Горькая ирония: акция против насилия не смогла состояться из-за насилия. Ограничение права на мирные собрания путем применения силы в Украине превратилась в системную проблему", - впоследствии прокомментировали в Amnesty International.

Где искать защиты?

Таких историй - немало. Так, в докладе "Положение правозащитников на подконтрольных правительству территориях Украины: три года после Евромайдана", который подготовил Центр информации о правах человека (ЦИПЧ), зафиксировано не менее 12 случаев препятствования деятельности правозащитников и общественных активистов, защищающих права ЛГБТ или являющихся представителями ЛГБТ-сообщества.

"Ни один из этих случаев не был эффективно расследован, а виновные - не привлечены к ответственности", - отмечает правозащитница, председатель правления ЦИПЧ Татьяна Печончик.

По ее словам, в ряде случаев полиция не стала возбуждать уголовное дело или неправильно квалифицировала нападения (не видя в них гомофобных мотивов), в других случаях пострадавшие сами не обращались в правоохранительные органы из-за опасений за свою безопасность или недоверия к правоохранительной системе.

Правозащитница убеждена: как раз отсутствие эффективного расследования со стороны правоохранительных органов и тотальная безнаказанность преступников ведут к совершению ими новых приступов и «раскручиванию спирали насилия».

«Это системная проблема, корень которой в отсутствии законодательства о преступлениях на почве ненависти и нежелании правоохранительных органов менять существующую практику», - убежден Зорян Кись.

По его словам, статья 161 Уголовного кодекса Украины (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам) не работает, ведь нападения на ЛГБТ-активистов зачастую квалифицируют как хулиганство и «спускают на тормозах».

Также, по мнению правозащитников, полиция не квалифицирует нападения на ЛГБТ как преступления на почве ненависти и потому, что не хватает соответствующей подготовки полицейских. Среди других причин нежелания вносить такие данные могут быть гомо/трансфобии правоохранителей и непонимание специфики расследования.

В то же время эксперты отмечают готовность полиции учиться и меняться. Так, подготовку к КиевПрайду, коммуникацию представителей Нацполиции с организаторами, обсуждение мер безопасности высоко оценивает Зорян Кись.

О том, что ситуация не такая уж безнадежная, отмечает и начальник управления Главного следственного управления Национальной полиции Украины Алексей Крюков. Он утверждает, что позиция Украины как государства в вопросе защиты пострадавших от преступлений на почве ненависти, в частности, представителей ЛГБТ-сообщества, бескомпромиссна.

"Есть сдвиги в расследовании преступлений на почве ненависти в отношении ЛГБТ. В первую очередь, речь идет о преступлениях, которые совершены не по личному мотиву, а содержат мотив относительно именно ЛГБТ-сообщества. За последние два года нами учтены около 30 производств в отношении ЛГБТ, из них 11 направлено в суд, 11 закрыто. Я вас уверяю - все такие производства нами контролируются. И если есть вопросы к нерадивым следователям, к сожалению, и такое бывает, мы привлекаем их к ответственности", - комментирует Алексей Крюков.

По его словам, следователи в рамках повышения квалификации также прошли курс по фиксации и ведению преступлений на почве ненависти.

 "По поводу работы наших следователей, 8 тысяч сотрудников с переходом в полицию прошли повышение квалификации, и обязательным пунктом было изучение преступлений на почве ненависти. Поэтому все следователи по крайней мере знают, что это такое. Также мы ввели на уровне областных следственных аппаратов сотрудников, отвечающих за это направление работы", - отмечает Крюков.

Тем не менее актуальным остается вопрос по работе с пострадавшими. В частности, сейчас в Украине введены в пользовании новые бланки, утвержденные в Министерстве юстиции, опроса потерпевших. В таких бланках в обязательном порядке фиксируют, совершено ли преступление, по мнению потерпевшего, по мотивам "нарушения равноправия граждан". Простыми словами - по причине ненависти по различным признакам.

И если при составлении протокола используются устаревшие бланки или полицейский не задает такой вопрос - необходимо обязательно сообщать о нарушениях и требовать соблюдать процессуальные действия.

Все ли хорошо в других странах? Преступления на почве ненависти являются мировой проблемой, присущей многим странам. Украина - не исключение. На безнаказанность как одну из основных проблем обращает внимание и Специальный докладчик ООН по положению правозащитников в мире. Страны нередко не расследуют эффективно угрозы, физическое насилие и повреждения имущества, не устанавливают личности преступников, а уголовные производства - если и возбуждаются - часто не заканчиваются привлечением виновных к ответственности...

Ирина ВИРТОСУ, Центр информации о правах человека

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments