Теперь, когда мы научились летать в воздухе, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на земле, как люди.
Бернард Шоу, английский драматург

Поминальные дни: «пикники на могилах» - не наша традиция

5 мая, 2021 - 16:44

Эту тему затронул в своем Фейсбуке мой коллега, донецкий журналист Станислав Асеев, который сейчас проходит стажировку в Польше. Каждый год, именно сейчас, в дни памяти родных, эта тема очень актуальна для Украины, и здесь есть над чем подумать и поработать и органам власти, и общественным организациям? и религиозным объединениям. Вот о чем речь.

«ГРОБКИ» - ЕЖЕГОДНАЯ КАРТИНА ...

Станислав Асеев: «Одним из маркеров общественного развития для меня является то, что происходит на кладбищах. Так получилось, что с самого детства я видел следующую картину: в «поминальные дни» сотни людей на огромном донецком кладбище, разложенные огурцы, яйца, котлеты, расплывшийся от жары сыр и водка на советских металлических ящичках с красными звездами и окрашенными «Серебрянкой» ржавыми оградки, смех, анекдоты уже «подвыпившей публики» и разговоры вокруг, о чем угодно, только не о покойном. Все это - на фоне огромных терриконов, которые то ли «съедали» понемногу кладбище, надвигаясь на него, то ли могилы сами уже входили в ту рыжую гору, которая когда-то давала всем здесь работу и, собственно, жизнь.

Когда в прошлом году я жил в Праге, то почти каждый день обязательно шел мимо местного кладбища с фамильными склепами, невероятными скульптурами Девы Марии и Христа, которые сами по себе уже были произведением искусства. Здесь невозможно было представить котлеты или огурцы. Скромно положенный букет цветов - да. Цивилизационная граница между российским Востоком и Западом проходила для меня в том числе мимо этих склепов. Сейчас здесь, в небольшом городке под Вроцлавом, тоже есть кладбище. Городок маленький, и, по-моему, единственное событие, которое происходит здесь каждый день - это зажигание десятков свечей на кладбище. Каждый вечер кто-то приходит и зажигает свечи даже на могилах середины прошлого века - которые, кстати, выглядят так же аккуратно и чисто, как и новые могилы. Это происходит почти незаметно среди информационных штормов фейсбука или телевизионных новостей: я бы даже сказал, что кладбище дает определенное тепло, если такое слово вообще уместно для мест захоронения. Не знаю, с какими мыслями живет человек, который несколько часов тратит на такую работу - но ощущение такое, что поляки в этом маленьком поселке берегут что-то, что важнее памяти о родственниках, или просто прошлое. Я бы сказал, что в этих лампадках горит свет и новых поколений ...»

Эта тема, как оказалось, не безразлична для многих пользователей Фейсбука:

Iryna Varshyk: Я с Волыни, и пока не приехала в Киев - не знала об этих «мансах» во время «гробков» (у нас их «проводы» называют). Но, с другой стороны, это вроде примирение со смертью, пока сидишь на кладбище. Это коммуникация с родными, «нетворкинг». Но на уровне эмоций - это просто жесть. Надо погуглить, потому что это феномен просто какой-то ...

Марян Семочко: У нас на Львовщине это равнозначно дикарству. И когда мамина коллега рассказала, что на кладбищах на востоке Украины такое делают, мы не могли в это поверить! Извините, но распитие алкоголя и закуска на кладбище, а потом еще анекдоты, это дикость!

Евгений Владимирович: Автор преувеличивает, до 14 года я постоянно ездил к родственникам в Макеевку, не помню, чтобы постоянная жрачка и бухло на кладбище было массовым явлением...»

Leonid Tonkovyd: Так и есть.

Włodzimierz Iszczuk: Абсолютная правда.

Volodymyr Serebrianskyi: Прочитал и прямо в детство вернулся. Мне еще запомнились цыгане, которые шныряют по кладбищу и собирают в мешки печенье и конфеты, которые оставляют на могилах ...

Катя Смирнова: А спящие пьяные среди могил? (Видела такое в Мариуполе)

Alexandra Malkush: О да! Меня очень раздражали «пикники на могилах». Такое явление я впервые увидела именно когда переехала жить в Донецк ...

Iren Krutenko: Хочу добавить, что традиция пикников на могилах существует не только в Донецкой области. Я живу на Черниговщине, здесь то же самое. С детства меня шокировали эти традиции и вызывали полное неприятие. Но в последние годы наблюдаю, что людей, которые едят и пьют на кладбище, становится все меньше. Большинство просто стоят у могил, оставляют цветы и уходят. Люди начинают понимать, что еда и выпивка на кладбище ничего общего ни с памятью, ни с верой не имеют ...

Андрей Абашин: не все в Донецке борщ на могилы носят. Автор уже слишком («преувеливает»)

Amaga Flash: Возможно, кому-то будет интересна история, которая возвращается ко мне, каждый раз, когда я вижу эти огоньки. В детстве, бабушка рассказывала нараспев, будто колыбельную. «Когда солнце прячется за горизонт, тьма укрощает не только свет. Ангелы, сражающиеся за нас до последнего, те, что ранены, погибают обессиленные, одоленные хищной тьмой. Но, в кругу поминальных огней, от которых идет свет истинной веры и надежды на божье спасение, у ангелов есть шанс дождаться рассвета и исцеления в лучах солнца». Ничего подобного у церковников я не узнала, потому что нет этого в церковных книгах. Думаю, это - древняя память нашего народа, задолго до крещения, когда силы природы были в почете. Родом бабушка была из Запорожья, то есть на востоке этого не осталось, потому что искоренялось намеренно. К сожалению.

ЭТО УЖЕ НЕ ТРАПЕЗА - А ТРИЗНА ...

Известно, что поведение и традиции людей, не являются постоянными, они развиваются, обогащаются, некоторые забываются, другие возрождаются, видоизменяются, иногда естественно, иногда под влиянием той или иной пропаганды. По мнению историков религии, традиция поминать умерших с едой на кладбище имеет христианские корни, так как в память об умерших христиане дарили милостыню, читали молитвы, посещали кладбища вместе со священниками. Поминальные дни после Пасхи еще называют Радоница (или Радуница), особенно девятый день после пасхи.

Однако после революции, когда большевики боролись с религией, отделили церковь от государства, они издали запреты практически на все религиозные обряды, в том числе и на заупокойные молитвы. Посещение кладбищ они не могли запретить, потому что тогда бы пришлось запретить и походы в святилище большевиков Мавзолей, но запретили там чтение молитв. Людям разрешалось приходить на кладбище и поминать родных с пищей. Это была христианская традиция совместной трапезы, теперь - в честь умерших. Однако со временем контроль за обрядами ослаб, и люди медленно, особенно в России, вместо трапезы возродили еще языческий обряд тризны - праздники на гробках с криками, пением, с алкоголем.

Напомню, что тризна отличается от трапезы и по форме, и по сути. Например, Википедия объясняет слово тризна: «у древних славян (до 10 века) завершающая часть погребального обряда, которая состояла из жертвоприношения, военных игр, пира в честь умершего; позже, после принятия христианства приобрела значение погребальных поминок. Тризна происходила некоторое время и после похорон ... Тризна существовала не только у славян, но и у других народов».

Поэтому теперь христианские священники объясняют, что употреблять пищу и веселиться на кладбище недопустимо для христиан, надо вести себя тихо и смиренно, потому что душам умерших нужна не трапеза, а молитва, что решительно запрещается кричать, петь, веселиться, выливать хмельное на могилу, оставлять водку и еду на могилах. Потому что, говорят они, «когда уйдут люди, придут животные и будут есть это на могилах ваших родственников». Не следует также, по словам священников, оставлять на могилах пластиковые венки и цветы, потому что это грех с религиозной точки зрения, не говоря уже о вреде для экологии. Среди верующих людей есть такое выражение, что «В жертву Богу приносится лучшее». Это касается и умерших родственников. Мы любим своих родных по-настоящему, но когда они умирают несем им искусственные цветы, но ведь наша любовь к ним не стала искусственной?

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ - ЧАСТЬ НАС САМИХ ...

Каждый из нас, живых, сталкивался со смертью. И, пожалуй, каждому сложно было объяснить этот переход родного человека из царства живых в царство мертвых, только в царство памяти. Я помню, как на Черниговщине в 50-х годах прошлого века в нашей семье умерла бабушка, мамина мама, которая была очень трудолюбивая, дружелюбная и жизнерадостная. Я был еще дошкольником и не мог понять, как это получилось, что при всем своем жизнелюбии бабушка вдруг лежала и не могла встать. Затем каждый год после пасхи мы всей семьей приходили на кладбище к ее могиле, приносили яйца и конфеты. Мы здоровались с ней, мама шепотом читала «Отче наш», и мы долго сидели и вспоминали, как она любила жизнь, как она что-то делала, что-то рассказывала нам, детям. Затем все крестились, просили бабушку не скучать, просто отдыхать, обещали не забывать ее, прийти снова. В эти дни она для нас оживала, будто беседовала с нами всеми, продолжала жить. Так получалось, что ее смерть была чем-то условным, а ее жизнь вечной, по крайней мере до тех пор, пока живы мы.

Если вы, как и я, проштудируйте материалы и форумы десятков сайтов о традиции поминок, то увидите, что мнения людей разделяются не на равные две половины. Большинство за культуру и тишину на кладбищах, действительное уважение к памяти предыдущих поколений, которые так или иначе выполнили свою историческую миссию, намеченную богом, и ушли в лучший из миров, но не канули в вечность, потому что мы не должны быть манкуртами и обязаны помнить все, что именно они построили фундамент нынешней жизни. Из этого можно сделать вывод, что общество непременно движется в сторону культуры и уважения, и отвергает дикарские обычаи.

Так, на сайте «Украинской правды» есть форум «Гробки» по-лугански ...». Это настоящий глас народа, во многом являющийся продолжением упомянутых Асеевым донецких традиций, и его стоит послушать. Орфография сохранена.

Редик: Я езжу на могилы в Барский р-н Винницкой обл. У нас это называется «проводы». Красная горка - сегодня услышал в первый раз. Это точно не украинское название. В разных селах проводы могут быть в разные дни. Почему так, не знаю. У нас в селе - в воскресенье, следующее после Пасхи, в Бару - в понедельник. В 90-е также на кладбище накрывали «поляны». Пили, ели, некоторые напивались. Я никогда не понимал такого трэша .... Но в последние 5 лет все изменилось. Все пришли, пообщались (это единственный день, когда можно увидеть всех родственников), батюшка провел службу и по домам (к себе, но чаще - в гости). А там уже пей, ешь, хоть скачи. Почему произошла такая перемена в поведении, не знаю. Я в селе бываю раз в году - в этот день. Как по мне, в последние годы люди немного изменились в лучшую сторону, стали более сознательными. Так что изменения у страны есть.

Cheshuntt: «Есть куча разных традиций. В том числе и таких, что касаются умерших. И совсем не значит, что одни из них правильные, а другие нет. У нас в семье принято перед пасхой поехать на кладбище, навести там порядок, а затем на поминальное воскресенье поехать на кладбище помолиться. Никакой еды мы не берем. Но недалеко есть цыганские могилы, так там реальные банкеты. Это я говорю про Львов, Голосковское кладбище, что в 45 км от Львова, на кладбище идут на второй день пасхи, в понедельник. В Хмельницкой области идут на троицу. Во Львове еще и на первое ноября. Какой из этих дней правильный для посещения кладбища? Да какая разница. И здесь не совсем в днях дело ...»

VVV: "На Западной Украине в Ровенской области у нас «на проводы» также на могилы выкладываем конфеты, печенье, яйца, пасочки. Батюшка в часовне на кладбище правит общую панихиду, потом идет и подходит к каждой могиле и освящает ее, паски, яйца. Все что остается, отвозит в дома престарелых, больницы. Никакой попойки нет. Пьянка на кладбище - это дикость. Ведь для умершего главное не пьянка родных, а молитва Богу о спасении души в Царствии Божьем! Вижу, чем дальше от кацапляндии на запад, тем меньше этого темного невежества. Наш дом - это Европа и умение культурного поведения везде, тем более на кладбище».

Работая над темой, я вспомнил один рассказ, который очень давно попался мне в какой-то из книг, но запомнился, возможно, навсегда, хоть я уже и не помню автора. Жена одного из мужчин умерла довольно рано, и это событие оказало на него очень грустное впечатление, как сейчас говорят, разделила его жизнь на до и после. Но после - тоже была наполнена ею, памятью о ней. Прошло много лет, но в книжном магазине города уже хорошо знали этого человека, и когда он приходил практически ежемесячно, то помогали ему выбирать интересную книгу. Он обязательно покупал ее, потом шел на местное кладбище, садился у могилы жены, и вслух читал ей новую книгу. В этот день, и только в этот день, он был особенно счастлив, потому что при жизни его жена очень любила читать, и он продолжал ее любимое занятие. В такой день он снова видел и знал ее живой. Я сегодня думаю, а не является ли это лучшим способом помянуть дорогого человека - повторять каждый раз для него его любимое дело, побыть с ним живым?

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ