Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Пустота

«05-18.04.2019»
18 апреля, 2019 - 19:33

Эта колонка в номер перед Днем тишины, понятно, про выборы. Но начну, наверное, с другого. Читали уже, наверное, что во вторник российский Левада-центр опубликовал результаты опроса, согласно которому 70% россиян положительно относятся к Сталину (это если суммировать восхищение, уважение и симпатию), при этом 46% россиян оправдали «человеческие жертвы» в ходе репрессий. Эксперты тут же попросили немногочисленную вечно трясущуюся в приступе дежавю интеллигенцию не паниковать. Мол, это не столько одобрение Сталина, сколько протестное голосование против действующей власти (эти 46% за репрессии больше против «плохих бояр», чем против Путина). Ведь у россиян, несмотря на внешние институциональные признаки наличия в стране демократии, на самом деле, нет ни малейшей возможности реального выбора. Поэтому, когда россияне протестуют против Власти, они вынужденно осуществляют свой выбор виртуально, выбирая себе в уме самого кровавого диктатора из своего прошлого. — И чтоб чиновников попугать, и чтоб немного самому от собственной решительности и беспощадности страшно стало. В представлении обывателя, разве можно кого напугать, если при этом самому не испугаться!

У нас в Украине настоящая, не имитационная демократия. Но, так уж получилось на этих выборах, имея возможность выбора из реальных по-настоящему альтернативных, и я бы даже сказал антагонистичных кандидатов, и украинцы в первом туре тоже сделали выбор в пользу виртуального, скорее воображаемого. Сейчас только ленивый не говорит, что под брендом Зеленского нам предлагают кота в мешке. Я только никак не пойму, с чего они взяли, что в этом мешке есть кот. — На всеукраинской выставке котов избиратели в своей массе проголосовали за мешок. А что, удобно, ведь в пустом мешке каждый волен вообразить что ему угодно. Вот и воображают, члены команды и избиратели Зеленского — от беспощадного к чужим друзьям реформатора до беспощадного к майдановцам и «бандеровцам» контрреволюционера, а его оппоненты — кота, впрочем, своими усами и ненасытным аппетитом своего хозяина наводящего их на самые грустные размышления о внутренней эмиграции.

Признаться, Сталин меня как-то мало пугает. Котов я не боюсь совсем. Гораздо больше, чем сгнивший в могиле диктатор, меня пугает пустота. Потому что, как и голосование россиян за Сталина, пустота в украинском мешке не более чем отражение пустоты в головах — равно избирателей, так и кандидата. Потому что эта пустота означает, что обладатели этих голов не знают как пользоваться свалившейся на них демократией. Эта пустота означает, что с обладателями этих голов, и со страной, в которой они (а вместе с ними и мы) живут, можно сделать что угодно. Как уже сделали с Россией у нас с вами на глазах. Нет, я не о новом Сталине, и даже не об украинском Путине. Из всех, кто учился на опыте Березовского и Путина, Игорь Коломойский самый прилежный ученик. Двадцать лет назад, когда Борис Березовский засовывал в российский мешок, как ему казалось, обыкновенную серую мышь — никому неизвестного Владимира Путина, он и вообразить себе не мог, что вместо коронованной марионетки у него в руках история закончится его разбитой головой на полу лондонской ванной.

Урок выучен, больше, как говорят, таких дурных нет. Ни мышей, ни котов, ни, тем более, тигров, в украинском мешке нет, и не будет. Это очень наглядно Коломойский дал Тимошенко понять. Единственное, зачем продвигают на Банковую пустышку Зеленского, чтоб он, как пылающий шпиль Notre-Dame de Paris, упал. Зеленский еще не выиграл выборы, а о новом Майдане говорят уже сейчас — не только противники, но и его сторонники: «Не справится, ну что ж, вы его тогда при полном нашем непротивлении снесете». Человек без взглядов и убеждений, без программы, без опыта, без команды, со всеми этими, как нарочно, Дубинами в окружении, в конце концов, почитайте Конституцию — для исполнения всех хотелок его избирателей, да и главного его акционера, у Президента просто нет полномочий, он как будто — да так и есть на самом деле — создан, для того чтобы опозориться, и упасть. Нашими с вами руками упасть, похоронив под собой институт Президента. Чтобы избранная из той же мотивации назло Рада вручила ключи от страны Политбюро олигархов. — Конечно, не кучмовских и ющенковских времен, эволюционировавшим в борьбе за выживание олигархам, каждый с ручными антикоррупционерами, с частными армиями титушек, единственное как раньше — с «независимыми» на содержании у каждого из них СМИ. Украинская имитационная демократия не будет похожа на российскую, разве что это будет нас утешать.

Ну а разочарованную пустоту в нашей вынужденной внутренней эмиграции заполнят очень скоро. — В отличие от автократии, олигархия строй более динамичный. Поверьте, нам не дадут с ней заскучать. — Это будет какой-нибудь новый, очень политически актуальный, а для кого-то даже смешной сериал. От всех наших несчастий в нем будет масса легких рецептов, и обязательно новый Мессия, говорящий на понятном в каждой пивной языке. — Если политическая технология однажды сработала, на полке она не будет лежать. Антон Геращенко уже посоветовал всем политикам в обязательном порядке изучать сериал «Слуга народа» и творчество «Квартал 95».

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ