Я - грузин, но, если нужно, я отдам жизнь за Украину.
Георгий Гонгадзе, украинский журналист

Старая стратегия для новой войны

«15-21.02.2019»
21 февраля, 2019 - 19:43

«Мюнхенский сговор-2» — примерно такой комментарий преобладает среди попавшихся мне на глаза украинских оценок прошедшей на этой неделе очередной Мюнхенской конференции по безопасности. — Не ясно, почему «Два»: я уже сбился со счета, который это у них «Мюнхенский сговор» за последние пять лет. И в этот раз, с «Северным потоком-2» как и все предыдущие, объективность этих оценочных исторических параллелей определяется исключительно эмоциями, и соответствующим разве что требованиям к ручной клади лоукоста — 20*30*40 — багажом исторических знаний. Хотя, гораздо более уместные, позволяющие посмотреть на мотивацию решений европейских политиков под другим углом зрения, исторические прецеденты, стоило только не зацикливаться на магии географического названия, сразу же бросаются в глаза. Собственно, вся 60-летняя история советской, а потом российской трубы, это длинный список исторических уроков, которые помнят в Европе, но даже не открывали чтобы прочесть у нас.

МЕРКЕЛЬ И АДЕНАУЭР: ИСТОРИЯ ОДНОЙ «ДРУЖБЫ»

Вернее, эта история на 5 лет еще более долгая, ведь впервые вопрос о поставке в СССР труб большого диаметра германского производства был поднят еще во время первого визита канцлера ФРГ в СССР в 1955 году. А в 1960-м году это соглашение было оформлено в виде контракта. — Используя эти трубы, СССР планировал построить нефтепровод «Дружба», который должен был дотянуться пока еще исключительно до стран советского блока — Польши, Восточной Германии (ГДР), Венгрии, Чехословакии. Однако, хрущевская оттепель в отношениях между Советским блоком и Западом в 1962-м году сменилась Карибскими заморозками. И, основываясь на рекомендациях Координационного комитета по экспортному контролю, а также Совета НАТО, руководствовавшихся тем, что нефтепровод по сути является частью инфраструктуры, призванной снабжать топливом угрожавшие всей Западной Европе танки стран Варшавского договора, германское правительство прекратило кредитование сделки.

Второй Берлинский кризис 1961 года, в результате которого была построен главный символ Железного занавеса — Берлинская стена, Карибский кризис 1962 года, когда мир оказался в нескольких секундах от ядерного апокалипсиса, — согласитесь, мотивация у германских бизнеса и политиков тогда была посильнее, чем сегодняшние Донбасс или Крым. Тем не менее, рискующие потерять сотни миллионов марок сталелитейные концерны «Mannesmann AG» и «AG Krupp» вложили сотни тысяч в кампанию в прессе, обвиняя правительство в уступках американскому диктату, а также аргументировав парламентскую оппозицию в лице социал-демократов угрозой сокращения десятков тысяч рабочих мест. И, хотя в результате голосование об отмене эмбарго на поставку труб в СССР провалилось, на следующий год отец германского экономического чуда Конрад Аденауэр был вынужден добровольно уйти в отставку, чтобы спасти партию, взяв ответственность за эту непопулярную меру на себя.

Какой из этого был вынесен урок? Потерянные германским бизнесом сотни миллионов заработали сталелитейные компании проигнорировавших эмбарго Великобритании и Италии. Христианские демократы рисковали потерять статус правящей в ФРГ партии. А СССР все равно достроил трубопровод. Этот случай как никакой другой научил германских политиков прагматизму. Ведь и нынешнее путинское энергетическое оружие обоюдоостро. — С одной стороны, дополнительный приток валюты будет направлен на перевооружение. С другой, политически мотивированное давление государства на крупный бизнес, как уже не раз случалось в прошлом, может спровоцировать в Германии политический кризис. Кризис, который разразится в самый неподходящий для партии Меркель, для всего Европейского Союза, и, как результат, для Украины момент. Как некогда Аденауэру и Колю, Ангеле Меркель удалось в четвертый раз стать канцлером. Но это была пиррова победа, и, на фоне падающей поддержки политики ее партии, канцлер решает оттого вдвойне более сложную задачу передачи власти сперва в партии, а потом и в стране. Политический кризис, не говоря уже об экономическом спаде, может ослабить эту одну из двух ног европейского колосса, — на фоне кризиса традиционных политических партий и продолжающихся во Франции протестов, фактически единственную все еще функционирующую его ногу.

РЕЙГАН: ПОБЕДА В ПОРАЖЕНИИ

В свете растущих противоречий между США и Евросоюзом, не менее показателен и урок фиаско односторонне введенных Рональдом Рейганом в 1982-м санкций против строительства газопровода из СССР в Западную Европу. В 1969-м Советский Союз на все 100% использовал уникальный шанс, который представился ему с приходом к власти в ФРГ правительства социал-демократов во главе с Вилли Брандтом. В обмен на финансируемые кредитами европейских и американских банков поставки труб большого диаметра и оборудования, Советский Союз обязался поставить в следующие 20 лет в Западную Европу более 50 миллиардов кубометров природного газа. Этот проект получил название «Сделка века», и получил это название он не из красного словца. Америка, которая в 70-е годы на фоне глубокого внутреннего экономического и политического кризиса пошла на снижение градуса противостояния с СССР, ничего не смогла противопоставить этому контракту. Более того, на начальном этапе, Никсон и Киссинджер даже считали сотрудничество с СССР в энергетической сфере часть политики Разрядки. А Вилли Брандт получил за «ослабление напряженности между Востоком и Западом» Нобелевскую премию.

Лишь с приходом к власти Рональда Рейгана на фоне советского вторжения в Афганистан, а также введения военного положения в Польше, газовый контракт СССР с Европой в Белом доме был воспринят как прямая и явная угроза безопасности стран НАТО. После нескольких неудачных попыток согласовать американские санкции с европейскими партнерами по НАТО, закончившихся словесной перепалкой между Рейганом и президентом Франции Франсуа Миттераном на Версальской встрече G7, Белый дом распространил введенные им санкции и на европейские компании, производящие оборудование для добычи и транспортировки углеводородов по американским лицензиям. Однако уже через 4 месяца он вынужден был эти санкции отменить, коль скоро европейские партнеры их полностью проигнорировали. — Наученные историей с нефтепроводом «Дружба», германские бизнес и политики научились отстаивать свои интересы под самым жестким давлением со стороны США.

Как и с «Дружбой», несмотря на эмбарго и санкции, газопроводы «Союз» и «Уренгой-Помары-Ужгород» были построены, и в обмен на углеводороды в СССР потек казавшийся неисчерпаемым поток валюты. Который, как и предсказывали критики этих проектов, советское руководство закачало в мыльный пузырь программ вооружений и внешнеполитических авантюр. Пузырь, который лопнул уже через несколько лет после того, как в 1986-м году плато высоких цен на углеводороды сменило крутое пике. Даже если бы санкции Рейгана в 1981—1982-м сработали, как планировалось, это не помогло бы ни Афганистану, ни Польше, зато в долгосрочной перспективе, подсадив Советский Союз на нефтегазовую иглу, заставив его уверовать в собственную мощь, и позабыть про осторожность, «Сделка века», как это ни парадоксально, в немного более отдаленной перспективе способствовала краху СССР.

* * *

Заложенная отнюдь не социал-демократами, а еще пробами и ошибками Конрада Аденауэра политика экономического сотрудничества с СССР, в краткосрочной перспективе, казалось бы, раскалывавшая единую позицию Запада в противостоянии с Советским блоком, в долгосрочной перспективе обеспечила мир и процветание в Западной Европе, а завоеванное десятилетиями сотрудничества взаимное доверие политических элит гарантировала мирное объединение Германии. Поэтому сегодня, когда над Европой нависла угроза Холодной войны-2, никакие симпатии Украине, никакое давление со стороны США не заставят Германию отступить от уже проверенной временем, обеспечившей ей не просто выживание, но и победу в первой Холодной войне, стратегии. — Создать еще одну рукотворную реку углеводородов, и в сытой безопасности дождаться, пока по ней проплывет труп ее убитого теми же граблями врага. Чем рефлексировать впустую на германский прагматизм, на воображаемый новый «Мюнхенский сговор», не лучше ли задуматься о реальной угрозе. — Стократ важнее «Северного потока-2» для Украины риски, связанные с предстоящими президентскими выборами, и неспроста отложенные Москвой и Брюсселем до подведения результатов второго тура переговоры по транзиту газа. Вот здесь и правда, есть что нам — даже простым украинцам — пока по силам изменить.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments