...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

В его смерть поверила даже мама?

В Афганистане нашли человека, который может быть пропавшим без вести жителем волынского села Большая Глуша Игорем Белокуровым.
8 апреля, 2018 - 17:11

О том, что в далеком Афганистане участники одной из экспедиций, которые занимаются в этой стране поиском водоносных пластов, случайно познакомились с бывшим советским пленным, уже гудит не только Великая Глуша. Гудит вся Волынь. Сообщили уже и старенькой маме бывшего солдата, который, как многие считают, является Игорем Белокуровым с Глуши. Говорят, что мама, услышав такую ​​новость, потеряла сознание... Одноклассники же Игоря, просматривая выставленный в интернете сюжет, убеждены: это же их Игорь. Белокуров Игорь Викторович был призван в ряды Советской армии 29 сентября 1981 года и служил в воинской части 71176, воинское звание - прапорщик. Пропал без вести 9 апреля 1988 года в провинции Кандагар.

Он - один из трех пропавших без вести в Афганистане волынян, о судьбе которых до сих пор было неизвестно. Также на той неправедной войне погибли 67 волынских ребят (хотя по неофициальным данным их больше). Когда сегодня пересматриваешь списки погибших, в глаза падает, что все практически - выходцы из волынских сел, работали в колхозе или рабочими на заводах или учились в профтехучилище, в некоторых не было отца, матери или и обоих. Как это напоминает состав мобилизованных в первые волны необъявленной войны на востоке Украины!

Афганская война - это болезненная рана и моей семьи. Мой брат Александр был в числе первых бригад советского военного контингента, которые в конце декабря 1979 года перешли границу СССР с Афганистаном. До этого он служил в Мукачево, в экипаже боевой машины пехоты, солдатиков просто однажды посадили в «БМПшки» и они двинулись вперед, не зная, что окажутся на войне. Ехали долго, а однажды в наушниках прозвучало «Переходим границу с Афганистаном».... Несколько месяцев мы не знали, куда делся брат, все обращения в военкомат, военную часть завершались словам напечатанного под копирку сообщение «переведен на новое место службы». Единственное, что смог написать потом брат о своем местонахождении, это слова «привет из Афгана». Хотя впоследствии доходили и письма, в которых описывал рейды в афганские горы, то, как советские вертолетчики расстреляли своих же, что стояли привалом в горах. Такие эпизоды брат описывал в стихах, своеобразном солдатском фольклоре, который переходил от бойца к бойцу, а военная цензура, вероятно, ленилась в стихотворении вчитываться. Он был тяжело контужен, но выжил. И только когда вернулся, кое-что рассказал (потому что никогда не любил таких воспоминаний), нам дошло, что это была не "братская помощь афганскому народу», а банальная, жестокая война между двумя мирами, что необстрелянных еще детей просто бросили в ад ...

***

Игорь Белокуров был не единственным жителем села Большая Глуша, что в Любешовском районе, кто служил в Афганистане. С этого же села - Александр Пасик, который 19-летним погиб в том Афгане 7 августа 1984 года.

Игорь пропал без вести в 1988 году. Говорят, мать долго не верила в то, что мог погибнуть, потому что исчез - как в воду канул, ни малейшего же вести. Но впоследствии обустроила таки на кладбище символическую сыновью могилу. Вроде в гроб положила его одежду и даже поставила на могиле памятник. Местный священник отец Александр Шпаковский говорит, что долго отговаривал ее от этого, потому что у Бога нет мертвых, у Бога - все живы. Поэтому, если нет свершившегося факта гибели, не стоит делать даже символическую могилу. Обращался с этим и к правящему архиерею митрополиту Нифонту, который сказал, что женщина должна слушать свое материнское сердце, но то же не советовал спешить с могилой и памятников. «Жена говорила, что ей трудно жить в неизвестности, на Проводы все идут на родные могилки, ей казалось, что так будет легче ее сердцу. Ведь прошло уже несколько десятилетий», - размышляет отец Александр.

У волынского поэта Василия Слапчука, который сам является ветераном афганской войны, чрезвычайно проницательные поэтические строки: «Если в песках Афганистана упаду на землю и не встану, тогда душа моя полетит в край озер, леса Волыни... Найдет лишь там убежище вечный моя душа двадцатилетняя. А что душа? Душа хотела туда вернуться вместе с телом». Сейчас и родные, и односельчане Игоря Белокурова находятся в состоянии неопределенности. Предстоит идентификация личности, которого считают бывшим солдатом из Волыни. Сам мужчина, которого мы видим в сюжете, как будто уже забыл и украинский, и русский языки, давно принял ислам, имеет свою жизнь, но он четко сказал на камеру, - с Волыни родом. Захочет ли он вернуться в свое далекое прошлое? Сможет ли он, даже имея такое желание, это сделать?.. Здесь же множество условностей и препятствий.

Главное, что нужно вынести из этой невероятной истории, это то, что никогда не должна заканчиваться ВЕРА. Нынешняя необъявленная война на востоке Украины также дала длинный и печальный список пропавших без вести. Если нет тела, ни информации о нем. Их родные также будут обустраивать символические могилы, может в душе даже не веря в их гибели. Такова могила - это еще не признание гибели, утраты, то место, куда можно прийти и помолиться и просить у Господа чуда.

Наталья МАЛИМОН, «День», Луцк

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ