Если наши короли задумали менять конституционные основы, то мы меняем королей, а не Конституцию
Уинстон Черчилль, писатель, премьер-министр Великобритании

В формате не формата

5 июня, 2020 - 12:08

Однажды, лет 14 назад, в одной из киевских газет, любящих только факты, услышала странную оценку предложенного для газеты материала: «Это не формат, теперь так не пишут». Конечно, комплиментом это даже с натяжкой не назовешь, но искренне дружа с самовнушением, решила — если писать очень-очень хочется, попробуй извлечь пользу и с такого уравнения. И вот уже 14 лет (в мае исполнилось) пишу в «День», а на его полосах — бумажных и сайтовых — все у каждого по-своему — и вкусно, и интеллигентно, и умно.

Вот и славненько — не люблю total look ни в газете, ни в отношениях, ни в суждениях. Вообще рассуждаю, что этот total — дурная привычка и при жизни, и даже после нее, простите за грустное обобщение. Может, не кстати, но вспомнила слова одного физиолога, он сказал, что при вскрытии не видит разницы между людьми, а когда тело выносят — лимузины, гробы, оплакивающая публика — все это наглядно обозначает энное количество отличий.

Как бы не приелось всем слово «карантин», все же после его послабления прямо в первые дни отправилась в киевское предместье на традиционный девичник (6 человек за столом с нормальной температурой, правда, без анализа на антитела) и в самом начале нашего общения поняла — карантин был разным абсолютно у всех, кто собрался в нашем дружеском кружке. В частности хозяева дома, где мы гостили, а они еще более 10 лет назад продали свою киевскую квартиру на Печерске и переехали в пригород, облюбовав еще не обжитый участок. Сейчас у них все совершенно прекрасно, а тогда, когда они только переехали, друзья (не мы) говорили: «Вы что, с ума сошли?! Как можно центр столицы — поменять на задворки?!».

«Так вот, ни мы, ни наши дочки-школьницы, — добавил хозяин, — даже не почувствовали карантин — на нашей территории посторонних нет, воздух изумительный, лес рядом, чистая вода, а свой бизнес я тоже перенес поближе к поместью. А раньше приходилось мотаться в Киев. Так что это удачная покупка, успешная».

«Successful, — продолжила жена, — кстати, так звали нашего и первого кота, который приехал с нами», — и добавила, что сейчас усердно занимается английским, готовясь к выставке в Швейцарии, куда повезет свои керамические скульптуры. Как то вечером позвонил ей восхищенной ее работами зритель и признался, что у него тоже есть профессиональная печь для обжига, есть глина, были еще недавно планы, а вдохновения нет, как бы ушло без обещания вернуться. Более того, у него вопрос денег практически решен. Но ему нужен баланс, простые вещи, которые сделали б его счастливым. «Глина мне помогала, — рассказал он, — ее податливость, послушание, тепло... Мои пальцы понимали ее, у нас все получалось и вдруг — вдохновение ушло и пришло одиночество». Героине сюжета даже не нашлось, что ответить. Для нее ведь жизнь и есть вдохновение. Вот это — решили мы — и есть главный шрам — потеря импульса, мотивации, желания, а вовсе не ежедневная мелочевка, которую нужно сбрасывать с тем же упорством, с каким эти раздражители и причаливают.

Правда, карантин, конечно, отрицаловки прибавил, но параллельно и отполировал приоритетную ориентацию, вот к примеру услышали мы от другой колежанки, что почти все городские отельеры и рестораторы в отчаянии. Дела прилично пошатнулись. Но в отелях, что присели за городом, еще за год забронированы и апартаменты, и номера, дела стартанули совсем по-новому. Выпрыгнув как бы из формата домашнего отдыха в желанный. Ведь Европа как бы манит путешествиями, но не всем охота за свои же деньги гулять в маске или оказаться в резервации.

Как-то, сидя на веранде дамской кондитерской, невольно услышала разговор двух более чем не бюджетных дамочек. И одна другой описывала свой отдых где-то на побережье океана: «Наши мужья, собравшись на экзотическую рыбалку, оделись во все белое, были возбуждены без меры, прижимая свои крутые спиннинги и всякие рыбацкие игрушки. Сколько они стоят — сама понимаешь. Уехали такими свежими, а приехали все в крови, рыбьей. Привезли двух огромных тунцов, которые, понятно, до конца боролись за свою жизнь, наши то — не профессионалы, все ради забавы. Вот и намучились. Знаешь, но красное на белом так заводит...» Вспоминая сейчас тот разговор, подумала, что глобальный карантин дал передышку и океану, проредив количество любителей «красного на белом».

Если честно, то мой карантин был абсолютно законопослушно закрытым, но еще до него, я присмотрела в уровневом магазине с грамотными немецкими предложениями очаровательную кофейную турочку. Варить кофе в ней не собиралась, так как у меня десятки лет есть уже любимая-прелюбимая медная. А вот подобрать для кипятка хотелось что-то в ее стиле. Так что в первый же день, когда открылись большие маркеты, уже была в этом магазине, купила за минуту, правда, даже не догадывалась о разочаровании, которое меня ждет. Оказалось, эта малышка плохо держит равновесие и склонна заваливаться на бок, так что пришлось ее вернуть, но поход в магазин не был напрасным, побегав по этажам, присмотревшись, заметила, что не так уж охотно открывают люди свои кошельки.

Пожалуй, достаточно оживленно было в тот день в магазине домашней одежды. Один мужчина лет 40, видимо, за карантина устав от однообразия нарядов жены или наоборот решив сделать себе и ей подарки, что мне пришлось ждать, пока он рассчитается за все свои обновки: и за котоновые шароварчики в клетку, комнатные туфельки женские мягенькие-мягенькие, даже в режиме I just look я это ощутила, еще какие-то домашние платьишка, мне показалось к утреннему кофе, похоже люди осознали за время сидения дома, что хочется внутри загораться, увидя свое отражения в зеркале без всяких пафосных сборов, а как бы сразу проснувшись в душе и одев такую чудную обновку, почувствовать себя в форме. Правда, вещи в этом магазине хоть и не клеймённые особыми текстилями, но абсолютно натуральные и цены не самые жирные. А изящество вещей может непредсказуемо оказаться щедрым и открытым на комплименты. И такой пустячок, как такие ласковые тапочки, может легко запустить прелюдию удовольствий.

Мне понравилась фраза одного стильного модника: «Женщины этим летом будут притягательны, как никогда». «...Особенно в маске, перчатках и хорошо, что без ласт», — зачем-то ехидно начала сопротивляться. Ведь наш бабский центр речи работает гораздо активнее. Мы умеем бойко скакать по всем темам мира и из отдельных эпизодов ткать свои глобальные  выводы. Но вдруг совершенно перехотелось противоречить, все-таки здорово, что женщины этим летом будут особо привлекательны.

Почему-то в это поверила сразу. Зачем отказываться...

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ