Чтобы любить - надо знать, а чтобы проникнуть в такую тонкую и необъятную, величественную и многогранную вещь, как язык, надо его любить.
Василий Сухомлинский, украинский педагог, публицист, писатель, поэт

Владимир Рафеенко и его язык

17 мая, 2019 - 10:54

Недавно в черновицком издательстве Meridian Czernowitz вышел роман, который - я уверен - в этом году соберет щедрый урожай литературных премий и наград и имеет неплохие шансы войти в историю украинской литературы.

Потому что это действительно книга-событие. Прежде всего потому, что это первая украиноязычная книга известного русскоязычного писателя из Донбасса Владимира Рафеенко. В известной степени ее можно считать символом перемен, происходящих с Украиной и украинской ментальностью после начала войны с Россией. Ведь этот донецкий автор ранее писал на русском языке и издавался в России, где получил признание и несколько солидных премий (среди них - и знаковую «Русскую премию»). Однако российская агрессия и гибридный сепаратизм заставили Рафеенко покинуть родной Донецк и перебраться в Киев. Именно об этом - о жизни в Киеве переселенца, который стремится выучить украинский язык, чтобы разорвать свою связь с Россией - и есть его роман «Мондегрин (песни о смерти и любви)».

Редактор этой книги, писатель Александр Бойченко так охарактеризовал роман Владимира Рафеенко: «В такое время, как наше, нельзя разбрасываться такими словами, как подвиг. Но "Мондегрин" Владимира Рафеенко - по крайней мере с литературной точки зрения - как раз и есть подвиг. Не согласившись жить под "защитой" российской пропаганды и российских танков, зрелый, давно сформированный русскоязычный писатель на пике своих творческих возможностей покидает оккупированный родной Донецк и переезжает в Киев, где погружается в новую для себя действительность и почти неизвестный украинский язык, чтобы вскоре написать на нем блестящий роман о болезненном прощании с вынужденно потерянным прошлым и не менее болезненном, зато добровольном выборе будущего. Даже если это будущее с самого порога оказывается не совсем тем, о котором мечталось. Словом, год только начался, а я свою книгу года уже прочитал».

В одном из интервью Рафеенко признавался, что на момент переезда в Киев по-украински ему было сложно и два слова вместе сложить. За пять лет писатель овладел языком настолько, что смог написать на нем замечательный роман. Мне кажется, что настоящий сюжет этой книги не о переселенце, не о его житье-бытье, любовных приключениях и походы на рынок, и даже не о КБ – Лошадиную Голову и другие фантасмагории. Это роман о знакомстве с языком, это роман с языком. В книге чувствуется, как русский язык и русский культурный бэкграунд все время пытается прорваться в текст под видом аллюзии или прямо, но нарратор достаточно успешно этому противостоит. Более того, ему удается тонко иронизировать и шутить по-украински, а это уже признак высшего класса владения языком.

Украинский Рафеенко звучит мило и детски. Возможно, именно в этом и кроется очарование этого романа: фантасмагорические, по-киевски булгаковские сюжеты рассказываются с наивностью и простотой ребенка. Год назад я уже писал для «Дня» о тренде в немецкоязычной литературе, где очень популярными стали книги писателей, овладевших немецким уже в зрелом возрасте. Нечто похожее есть и в этой ситуации, когда зрелый писатель решает изменить язык своих произведений, хотя и понимает, что это будет нелегко. Но именно в этом и заключается роскошь приключения, ведь новый язык для литератора - это как заново родиться, открыть в самом себе нечто доселе неизвестное.

Мировая литература знает не так много примеров, когда писатели первой лиги меняли язык написания. И чаще всего «новый» язык они себе выбирали среди сильных и распространенных языков - так сделал, например, Милан Кундера, когда после чешского начал писать по-французски. Рафеенко решился на еще более радикальную смену, ведь он с русского перешел на украинский, число носителей которого не такой большой, и переводчиков с которого не хватает.

Это его собственный антиколониальный бунт, его персональная литературная война - только так писатель может отомстить российским танкам. И именно в этом контексте роман «Мондегрин» интересен далеко за пределами Украины и украинской литературы.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ