В огне переплавляется железо в сталь, в борьбе превращается народ в нацию
Евгений Коновалец, украинский общественно-политический деятель

Всего несколько слов

«01-07.02.2019»
7 февраля, 2019 - 19:56

Как человек пишущий, хорошо знаю, как со временем становится трудно найти какие-то новые особенные слова на дорогие, памятные твоему сердцу отдающие могильным холодом и запахом пожарища даты. Тут как с советской «Великой Отечественной войной», с годами даже самые искренние слова ветеранов превратились в дежурную казенщину и даже пошлость профессиональных говорящих голов. В этом смысле могу только позавидовать Юрию Луценко, который в преддверие пятилетия расстрела Майдана удивил всех пусть не слогом, но свежестью и несвойственной прокурорскому сословию широтой своих взглядов. «Среди Небесной сотни есть и 18 погибших милиционеров. И те, и те — жертвы», — заявил в эту среду на заседании Комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Генеральный прокурор.

Ну что ж, были и у нас когда-то на Майдане такие широкие взгляды. Помню, 1 декабря на Банковой одинокую фигурку Юры Бутусова, который пытался защитить безоружных призывников из Внутренних войск от вооруженных цепями и битами провокаторов-радикалов. Помню, как за перед штурмом 11 декабря на углу Костельной и Михайловской девушки кормили дрожащих от холода и голода милиционеров и вэвэшников той же, что и майдановцев кашей. Даже после избиения в ночь на 30 ноября, даже после кровавого торжества беркутовцев над безоружной толпой зевак и журналистов 1 декабря, даже после этого нам еще казалось — вот, есть Внутренние войска, есть менты — какие-никакие, но наши, а есть «Беркут».

Но, задолго до февральского расстрела, когда майдановцев стали похищать и убивать, сколько «невинных жертв» из числа сотрудников Министерства внутренних дел... нет, не перешел на сторону народа, просто подал в отставку, отказавшись выполнять преступные приказы? Хоть кто-нибудь из «невинных жертв из числа правоохранителей» вмешался, когда посреди белого дня в центре столицы на камеры на морозе раздевали догола и издевались над Гаврилюком? Когда на улицы города выпустили, предварительно вооружив, толпы преступников, хоть кто-то из милиционеров вспомнил свой долг, и попытался их остановить? Да что там за нас-майдановцев, хоть кто-то из них попытался защитить попавшего под тяжелую руку крысинских титушек верного пропагандиста режима Вячеслава Веремия?

«Они тоже жертвы, потому что исполняли приказы», — нет, это не адвокат где-нибудь в Нюрнберге говорит, а наш с вами Генпрокурор. Говорит, позабыв, что кроме приказов, есть еще присяга — не человеку на Банковой, а народу Украины. Не говоря уже о том, что у каждого, даже уполномоченного государством на применение силы человека, всегда есть выбор. Конечно, если у этого человека в форме есть совесть, если у него есть честь. Несмотря на обязанность защищать, они как минимум отдали наш город преступникам на поток и разграбление, так что простите, Юрий Витальевич, кто б в них ни стрелял — провокаторы ли российских или наших спецслужб, или Яценюк из привезенной из Чечни сабли, невинных жертв среди милиционеров на Майдане нет.

Да, когда сегодня на кону стоит уже не угроза диктатуры, а само существование нашей страны, многие старые дрязги, взаимные обиды должны быть отложены, если и вовсе не позабыты. Кто-то даже из прежних ментов и беркутов, пишут, побывал в АТО и искупил кровью. Помню даже как первые годы реформ мы — не все, но большинство из нас — гордились новой патрульной полицией. Казалось, прежнее уже не вернуть. Но сегодня, когда поистерся лоск новизны, из-за витрины на нас смотрят все те же прежние ментовские и беркутовские рожи, которые все так же промышляют рэкетом, крышуют игорный бизнес и бордели... Когда под крышей МВД формируются ради наживы, ради удовлетворения политических амбиций своего начальства небольшие частные армии из верных титушек, можно ли говорить о прощении или даже примирении. Как и большая часть судейских, эта часть нашего прошлого просто затаилась, и ждет только шанса чтобы взять реванш.

Ну и наконец, главное из сказанного в среду Генеральным прокурором. Юрий Витальевич, вот что странно, вы же вроде бывали на Майдане. И вас там даже вместе со всеми, случалось, ни за что, просто так избивала озверевшая беркутня. И за вас точно так же, как и за нас, не вступались ваши бывшие, в вашу бытность министром, коллеги... Так почему для вас, как для какого-то обывателя, наблюдавшего за всем откуда-то из уютного кресла или с дивана, Небесная сотня это только жертвы? Ведь «Героя Украины» им дали не за то, что их по-глупому, случайно убили, а за то, что они, зная на что и против кого идут, безоружные против ружей и автоматов все равно до самого своего конца боролись за наши (до какого-то времени мне казалось, за наши общие с вами) идеалы. За что, за какие высокие идеалы стояли и погибли, какой подвиг духа совершили на Майдане милиционеры, что вы поставили знак равенства между ними, и, скажем, Нигояном и Голоднюком?

Пять лет назад я писал, что граница между Майданом и Антимайданом условна, и что многие оказались по нашу сторону баррикад только в силу случая. За прошедшие с тех дней годы я не раз убеждался, что среди показных патриотов очень много тех, кому близки политические идеалы «Русского мира», и они бы рады строить свой «Украинский», взяв путинский за образец. Я не раз убеждался, что среди показных реформаторов и антикоррупционеров слишком много тех, кем, как и соратниками Януковича, движут исключительно амбиции и нажива. Но, признаюсь, даже в самые мрачные дни я не думал, что когда-нибудь и Юрий Луценко окажется с той стороны. — Всего несколько слов, и все, нет человека.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments