Мне была суждена такая судьба, что ваши мертвые выбрали меня. Нельзя заниматься историей холокоста и не стать хотя бы наполовину евреем, как нельзя заниматься историей голодомора и не стать хотя бы наполовину украинцем.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, публицист, исследователь Голодомора в Украине, автор газеты "День"

Законы Суркова

«19.-25.11.2021»
25 ноября, 2021 - 20:37

«Россия будет расширяться не потому, что это хорошо, и не потому, что это плохо, а потому что это физика»

Владислав Сурков

Как гласит предание (тут слово «предание» употреблено в значении «исторический анекдот»), упавшее яблоко вдохновило Ньютона на создание законов, сформировавших научное представление об устройстве мира более чем на двести лет вперед. Не рискну предположить, каким увесистым осенним фруктом осенило ещё совсем недавно помощника президента Российской Федерации Владислава Суркова, когда в очередной своей колонке он сформулировал физические законы, объясняющие отнюдь не падение яблок или орбиты планет... Нет, подобно Эйнштейну и Планку (впрочем, уместнее тут упомянуть скорее мелкого мошенника Франца Шульца из «Праздника святого Йоргена» в исполнении Игоря Ильинского), Владислав Юрьевич отбросил костыли формальной науки, и сформулировал физические законы, предопределяющие неизбежность расширения Российской ... чем черт не шутит, а почему бы снова и нет ... империи.

Что в первую очередь отличает эту посвященную казалось бы физическим законам статью, так это полное отсутствие в ней опытов, расчетов и формул. Как и всякий гуманитарий (каюсь, сам грешен), свое самое поверхностное знакомство с математикой и теоретической физикой, Сурков с большим успехом компенсирует образными сравнениями и произвольно надёрганными историческими параллелями. Всякое большое государство, получившее тем или иным способом место за обеденным столом геополитики, считает Владислав Юрьевич, накапливает во время еды социальную энтропию. Эти «парниковые газы» — я вас насчет сурковских сравнений предупреждал, — если их не направить во внешнюю агрессию, неизбежно разрывают такое государство изнутри. Ну, а когда несколько таких «больших государств» сразу, извиняюсь, пучит, может разразиться «большой геополитический шторм». — «Это ядерная война», пояснил Лукашенко, так уж совпало, в опубликованном в тот же день интервью BBC.

За возмущенными комментариями, на первый взгляд, очередного оправдания Сурковым войны (а Владислав Юрьевич, напомню читателям, в администрации Путина много лет отвечал за «сотрудничество с Абхазией, «Южной Осетией», «ДНР», «ЛНР»...), незаслуженным обойденным вниманием осталось другое. То ли от обиды, что остался не у дел, то ли в творческом запале, невольно, Сурков назвал сегодняшнюю Россию, как бы это сказать помягче, огромной компостной кучей. — Остроумно, метко, это вам не какой-то там из своего Киева Плахонин, не просто со знанием — с пониманием истинного состояния дел изнутри. — В поисках источников вдохновения можно бесконечно шерстить философов и теоретиков геополитики XIX-XX века, философия Суркова (и Путина с ним) объясняется проще. Если не воспользоваться нынешним, может статься последним циклом роста цен на углеводороды, сегодняшнее государство-бензоколонка с ядерной бомбой рискует превратиться в обладающий ядерной бомбой деревянный сортир.

Если всё же вдаваться в поиски источников вдохновения Суркова, тем более, что моя колонка в предназначенный для воскресного чтения номер, позволю и себе небольшую историческую параллель... В библиотеке одного из двух самых престижных в Японии токийского университета Васэда хранится бесценная, сделанная в середине XIX века копия свитка то ли XVI, то ли XVII века под названием «Битва кишечными газами». На этом средневековом комиксе (да простят японисты мне такую терминологическую вольность) люди самых разных сословий и рангов свозят, готовят и едят всевозможные вызывающие вздутие живота продукты, а потом в буквальном смысле занимаются именно тем, что написано в упомянутом мною выше названии. Специалисты называют этот свиток острой социальной сатирой, очевидно на то, что Сурков в своей статье называет накапливаемым в обществе «хаосом» и «энтропией». Хотя сегодня подобных артефактов сохранилось немного, этот сатирический жанр был популярен в Японии на протяжении тысячи лет. Склонность японцев к подобной самоиронии, рискну предположить, среди прочих причин объясняет, почему накапливаемая в японском обществе «социальная энтропия» за эту тысячу лет вылилась лишь в две ограничившиеся несколькими десятилетиями имперские авантюры. Тогда как Москва безостановочно «собирает земли» вот уже семь веков.

И Россия снова, считает Сурков, тут процитирую целиком, «получит свою долю в новом всемирном собирании земель (вернее, пространств), подтвердив свой статус одного из немногих глобализаторов, как бывало в эпохи Третьего Рима или Третьего Интернационала». Что касается «Третьего Интернационала», пикантность его упоминания у Суркова в том, что, прежде чем отправиться в Ялту делить с Рузвельтом и Черчиллем будущий послевоенный мир, Сталин в 1943-м году эту пустышку «мировой революции» окончательно распустил. Ну а «Третий Рим», здесь одному из идеологов корпоративизма в России Суркову гораздо ближе его чисто имперское толкование Муссолини, нежели мистическое, духовное значение термина, в каком его впервые применил к Московскому царству один из идеологов московского стяжательства псковский игумен Филофей. Впрочем, и Муссолини самого всего через два года вслед за «Третьим Интернационалом» отправили вниз головой повисеть на свалке истории.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ