Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

Аскар «Ногаец» Зарманбетов, Баран «Ни шагу назад» Сасон и другие «украинские боевики» в Сирии

10 января, 2019 - 21:23

Как сообщает пресс-служба Сил курдской народной самообороны YPG, во время боевых операций 6 и 7 января в провинции Дейр-эз-Зор были задержаны 8 боевиков Исламского Государства, среди которых идентифицированы 2 граждан Узбекистана - Адил Рахимов (Абу Амин Узбеки) 58 лет и Фархад Кадеров (Абу Биляль Узбеки) 28 лет, один гражданин Таджикистана - 22-летний Мохаммад Давлат (Абу Мошаб Таджики), гражданин Казахстана Сатибек Ошибаев (Абу Рукайя) 30 лет, гражданин РФ Бежан Бимураев (Абу Сара) 30 лет, 16-летний американец Сулай Ноа Су (Абу Сулейман аль-Амрики), гражданин Германии Лукас Глас (Абу Ибрагим аль-Альмани) 31 год, и гражданин Украины - 27-летний Аскар Зарманбетов (Абу Дауд Нога).

По этому поводу можно сказать несколько довольно очевидных, но некоторые и не совсем очевидные вещи.

Во-первых, а собственно, почему среди боевиков ИГ не может быть граждан Украины? Чисто теоретически, показатели структуры общества и индикаторы социальной безопасности свидетельствуют, что мы должны продуцировать хоть сравнительно и не очень значительное, но определенное количество людей в это движение. То есть, казалось бы, поводов для удивления быть не должно.

Примерно так мы с коллегами и полагали, когда в 2015 начали исследовать этот вопрос. Но не все оказалось так просто. В частности, оказалось, что во-первых, Украина по ряду причин почему-то не продуцирует боевиков в ИГ, по крайней мере так, как это могло бы быть, исходя из чисто теоретических предположений. Во-вторых, оказалось, что «украинский след» в ИГ все же существует.

За более чем три года исследований, в том числе и полевых, нам с коллегами удалось отыскать 34 случая, когда лица, имевшие отношение к ИГ, пользовались какими-то документами, которые идентифицировались, как «украинские». Это были различные справки, временные удостоверения, заверенные копии, свидетельства и т.д. Среди них были даже бумажки какой-то ГО - вообще анекдотический случай. И это, при определенных условиях, давало основания говорить о носителях таких документов, как об «украинцах».

При этом, конечно, следует помнить, что ИГ не признавало гражданства или документов других стран, и выдавало свои «документы». А национальные документы были нужны боевикам скорее для легализации во время путешествий за пределы территории контроля ИГ.

Четверых из тех людей, которые имели документы, выданные или засвидетельствованные украинскими органами, я даже видел: они не были ни этническими украинцами, ни гражданами Украины. Двое из них имели справки из нашей миграционной службы (вид на жительство, насколько я понял), а еще один имел фальшивые документы, которые он приобрели в Турции у агентов, которые помогали желающим присоединиться к ИГ попасть на территорию Сирии. Таким образом, существуют веские основания полагать, что и большинство других случаев из тех 34, о которых нам удалось узнать, это во-первых, не люди, а документы, во-вторых, документы, преимущественно, сфальсифицированные.

И здесь, кстати, есть другая интересная деталь: среди прочего нашими собеседниками в ИГ было упомянуто о «бланках паспортов», которые якобы доступны дилерам. Эти бланки кто-то завез в Турцию с территории РФ (предположительно из Ставрополя) в 2015-2016 с целью использования в качестве прикрытия для боевиков ИГ. Вероятное происхождение этих документов - оккупированный Донецк. Если это так, то громкие истории об «украинских террористах» с дагестанскими, чеченскими, или как в данном случае - ногайскими именами и происхождением мы еще услышим не раз.

Также, наверное, есть смысл напомнить, что «источником», на «эксклюзивных сливах» которого были основаны печально известные расследования об ИГ «Громадського», является именно «ногайский активист» Абу Мансур Ногайский (известный также как Абдул Алим Нога), который живет в Турции и среди прочего «помогает боевикам ИГ вернуться домой». При этом, и сирийцы, и турецкие власти, и многие в религиозных сообществах давно и небезосновательно подозревают его в агентурной работе на ФСБ РФ. Поэтому, было бы слишком странным совпадением, чтобы вот так, вдруг, задержанный в ИГ ногаец оказался обладателем украинских документов.

Так или иначе, этот случай требует тщательного и осторожного анализа. И, желательно, без привлечения сомнительных «источников» и некоторых журналистов, любителей легкой славы.

А в этом контексте не лишним напомнить еще одну эпическую байку о «боевике Правого сектора» в рядах курдских YPG в Сирии, которая была популярной в 2015.

Эта история началась в 2014, когда несколько членов байк-клуба из Нидерландов решили поехать в Грузию на фестиваль народного танца. Как они ехали - только GPS знает, но вскоре они оказались посреди донецкой степи, по которой в тот момент носились банды наемников с российскими флагами, а за ними гонялись суровые и красивые украинские парни. Эта мощная картина поразила хрупкие души голландских байкеров, и они не только не доехали до заветной Колхиды, а наоборот - охотно растворились в стихии только что найденной войны.

Один из летучих моторизованных голландцев, 23-летний искатель приключений по прозвищу Баран Сасон, даже присоединился к локальному отряду «Правого сектора». По крайней мере, судя по его словам, и имеющемуся у него «удостоверению», выданному руководством отряда. Господин Баран носился между очагами боев на своем байке, охотно фотографировался с новыми побратимами, писал, что «западные люди потеряли ориентиры, они не знают зачем жить, а потому не имеют, за что умирать» и выглядел вполне довольным жизнью. Впрочем, уже через несколько месяцев - вместе с наведением порядка в наших воинских подразделениях и переходом войны в «организованную» стадию - он почувствовал разочарование. «Эта война больше не является войной за свободу, а стала войной за власть», - сказал он, заправил своего железного коня, и направился искать приключений на юг.

Через несколько месяцев он оказался на севере Сирии, где присоединился к отрядам курдской самообороны YPG, чтобы «бороться за свободу, бить бандитов из ИГ, и изучать курдский язык и культуру». Дополнительным мотивом его присоединения было то, что в рядах YPG уже были трое его собратьев из амстердамского байк-клуба «No Surrender», и более полутора десятков других граждан Нидерландов. Рассказывая местным СМИ о своей жизни и взглядах, господин Баран охотно вспоминал свое славное прошлое и демонстрировал свое удостоверение Правого сектора, чем способствовал распространению мифа об «украинских боевиках в Сирии». История окончательно раскрылась летом 2017, после публикации голландских журналистов, в которой была освещена история Барана и окончательно развеяны мифы об «украинских боевиках».

Важнейшим в этой истории является то, что этот Баран Сасон, по характеристике друзей, знакомых и родственников, всегда был человеком тихим, замкнутым, не склонны ни к насильственному, ни к спонтанному поведению, а наоборот - склонным к глубоким размышлениям и рефлексии, а главное - он был высокофункциональным аутистом. Специфику его личности и поведения, его восприятие мира и желание быть не лишним среди нас многие хотели использовать в своих - очень часто не совсем этичных - целях. Что и сказалось на его жизни и судьбе.

Его настоящее имя было Sjoerd Heeger, он родился в голландском городе Хелмонд в провинции Северный Брабант в 1993, погиб в провинции Дейр-эз-Зор 12 февраля 2018...

Поэтому, давайте будем неторопливы и крайне осторожны, когда мы говорим о людях, об их страданиях, боли и смерти. Не надо спешить ни с огульными выводами, ни с обвинениями.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments