Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Было ли стояние на Угре концом «золотоордынского ига» для Московии?

В России собираются установить новый патриотический праздник
14 ноября, 2019 - 10:45

Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов утверждает, что президент Владимир Путин поддержал инициативу региона установить новую всероссийскую памятную дату — день окончания Большого стояния на реке Угре. В этой области, через которую протекает Угра, это «стояние» отмечается с 2017 г. Поправку к закону «О днях воинской славы и памятных датах России» внес в Государственную Думу депутат от Калужской области Геннадий Скляр, где он в объяснительной записке отмечал, что противостояние российских (правильнее было бы — московских) и ордынских войск в 1480 г. привело к независимости Российского государства с центром в Москве. По крайней мере такая трактовка распространена в российских учебниках по истории.

Законопроект получил поддержку правительства и был внесен в Госдуму. Но против такого праздника выступил Татарстан. Институт истории Академии наук Татарстана считает, что эта дата не обоснована. И не без оснований! Ведь после стояния на Угре московские князья и дальше продолжали выплачивать дань татарским ханам.

Стояние на Угре действительно происходило в условиях дезинтеграции Золотой Орды, которая начала деградировать как единое государство с конца XIV ст. Она состояла из автономных частей, имевших своих отдельных правителей (ханов, князей), но подчинявшихся большому хану из династии, которой положил начало Чингисхан. В эту государственно-политическую систему входили княжества Северо-Восточной Руси, в т.ч. и княжество Московское, которое платило дань чингизидам.

В Золотой Орде (и это полностью закономерно) велась борьба за власть, возникали конфликты между правителями отдельных ее частей. В конце XIV ст. это государство переживало «большую смуту». И хотя хану Тохтамышу в 1380—1395 гг. удалось возобновить ее единство, однако в 1395 г. эмир Тимур (Тамерлан) начисто разгромил войска этого правителя в грандиозной битве близ современного Екатеринбурга. Именно эта битва стала смертельным ударом для Золотой Орды.

В первой половине и середине XV ст. произошел ее распад. Возникли Сибирское (20-е годы XV ст.), Узбекское (в 1428 г.), Казанское (в 1438 г.), Крымское (в 1441 г.), Казахское (в 1465 г.) ханства, Ногайская Орда (40-ые года XV ст.) и т.д. В 1459 г. после смерти хана Кичи-Мухаммеда Золотая Орда перестала существовать. Ее преемником стала Большая Орда, которая пережила некоторый подъем во времена правления хана Ахмата (1460—1481).

В 1480 г. последний попробовал возобновить контроль над Московским княжеством. Союзником его стал великий князь литовский и король польский Казимир Ягеллончик (1427—1492), который, правда, не мог предоставить действенную помощь. Поход хана Ахмата на Московию завершился безрезультатно — т. н. стоянием на реке Угре. Именно это событие со временем российская историография начала трактовать как освобождение Московии-России от «монголо-татарского ига». В этой ситуации московский князь Иван ІІІ (1440—1505) сумел заручиться поддержкой крымского хана Менгли Гирея (1445—1515), который конфликтовал с Ахматом. Именно в то время крымские ханы, принадлежавшие к чингизидам, становятся основными игроками на золотоордынском пространстве. Они претендуют на роль великих ханов.

Желая навредить союзнику Ахмата, Казимиру Ягеллончику, хан Менгли Гирей отправился за подстрекательством московитов в 1482 г. в поход на земли Великого княжества Литовского. В том же году крымские татары взяли и разграбили плохо укрепленный Киев, сожгли его. Менгли Гирей даже послал Ивану ІІІ золотой портир и дискос из ограбленной Софии Киевской. Это якобы был один из наибольших погромов Киева за его историю, когда город и околицы на длительное время стали «пустыней». Таким образом, «освобождение Московии», этой «новой Руси» от «монголо-татарского ига» было связано с уничтожением столицы «старой Руси». Именно с того времени украинские земли, входившие в состав Великого княжества Литовского, стали объектом наездов крымских татар.

Крымское ханство в то время становится главным государством на золотоордынском пространстве, в состав которого продолжала входить Московия. Князья последней платили крымским ханам дань. Если же московиты проявляли непокорность, на них нападали крымцы. Особенно это было характерным для начала XVI ст.

Правда, вторая четверть XVI ст. стала периодом нестабильности в Крымском ханстве, которое было связано с борьбой за ханский престол. Соответственно, влияние этого государства значительно ослабилось. Этим воспользовалась Московия, которая тоже начала предъявлять претензии на золотоордынское наследство. В 1547 г. Иван Грозный (1530—1584) начал именоваться царем. До той поры так в Московии называли золотоордынских ханов. В 1552 г. московские войска завоевывают Казанское ханство, в 1556 г. — Астраханское. Между тем в Крыму наступил период стабилизации, где ханом в 1551 г. стал Девлет Гирей (1512—1577). Последний пытался сдерживать экспансию Московии на золотоордынском пространстве. В 1571 г. он совершил поход на Москву, которая была сожжена крымскими войсками. Вопрос не стоял о завоевании Московии. Речь шла о том, чтобы покорить прежнего вассала, который начал себе многое позволять.

Есть сведения о том, что московские бояре собирались устранить с престола Ивана IV и посадить на него «настоящего царя», крымского хана Давлет Гирея. Очевидно, для московской элиты того времени легитимным правителем мог быть лишь чингизид. Московская княжеская династия к чингизидам не принадлежала, а правила лишь с их разрешения. Побаиваясь заговора, Иван IV сделал царем московским хана Саин Булата, который происходил из чингизидов. Последний принял православное крещение и начал именоваться Симеоном Бекбулатовичем. Правда, правление этого князя было недолговременным, около года (1575—1576). Да и в целом имело оно бутафорский характер. Однако это правление обеспечивало для Ивана IV, принявшего впоследствии от него власть, видимость легитимности. Интересно, что после смерти царя Федора Ивановича (1557—1598) немало представителей московской знати консолидировалось вокруг чингизида Симеона Бекбулатовича, видя в его лице претендента на московский престол.

Между тем Крымское ханство было занято более важными для него вопросами. В 70-х гг. XVI ст. оно вело войну с Персией, а в 1593—1606 гг. воевало с государством Габсбургов. Это и дало возможность Московии продолжить свою экспансию на территориях бывшего золотоордынского пространства. Московии во времена Ивана Грозного удалось покорить Сибирское ханство, собственно Западную Сибирь (80-е гг. XVI ст.), установить контроль над Ногайской ордой и Войском Донским. В результате этого большая часть золотоордынского пространства оказалась в руках московитов. Оставалось лишь Крымское ханство, правители которого трактовали московских князей как своих вассалов. Собственно, таким вассалом (пусть даже номинально) Московия оставалась до конца XVII ст. Лишь превращение ее в Российскую империю во времена Петра І положило конец этой зависимости.

Поэтому утверждать, что стояние на Угре привело к независимости Российского государства с центром в Москве, мягко говоря, будет преувеличением. Это просто один из эпизодов (к тому же далеко не такой значимый) междоусобной борьбы, которая велась на золотоордынской территории.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ