В огне переплавляется железо в сталь, в борьбе превращается народ в нацию
Евгений Коновалец, украинский общественно-политический деятель

Два лица российского либерализма

или О советах новому президенту как лучше капитулировать перед Путиным
25 апреля, 2019 - 19:11

Российские либеральные интеллектуалы. Российская либеральная оппозиция. Этими общепринятыми понятиями, по моему мнению, объединяют то, что вряд ли стоит объединять. Ведь речь идет о лицах с очень разными политическими и моральными (да, именно моральными!) интенциями. Даже тогда, когда эти лица принадлежат к радикальным оппонентам путинского режима. Впрочем, судите сами.

С промежутком в сутки в Интернете появились тексты двух известных российских либеральных интеллектуалов, двух представителей одного поколения (чуть за 60), двух Александров - Морозова и Гольца. Тексты, посвященные Украине после президентских выборов, ее взаимоотношениям с путинской Россией и «команде Зе» вместе с самим будущим главой государства.

Вот ключевые моменты сообщения политолога и журналиста, в недавнем прошлом - главного редактора «Русского журнала» Александра Морозова:

«Поколение Порошенко "защищалось" (от России). И это вполне понятно: несмотря на всю разницу постсоветского транзита и несмотря на то, что Киев и Москва были в долгих газовых войнах, - аннексия и то, что сделал Путин во время Майдана, - воспринималось этим поколением, как "шок". Они были изумлены ("Как так можно?"). Никто не хотел такого глубокого и опасного конфликта с Москвой. И поэтому модус их борьбы заключался в "вынужденной защите" Украины. Порошенко и люди, которые работали с ним, сделали очень много в этом направлении.

Но вот люди следующего поколения, которые пришли с Зеленским, это "совсем другое". Это люди, для которых Россия лишена вообще какой-либо "исторической привлекательности" и каких-либо "исторических прав". Эти люди думают о русских примерно, как поляки. А поскольку все они медийщики, специалисты по управлению вниманием, по работе с самыми нижними слоями больших аудиторий, - то войну они будут вести гораздо более серьезную.

Такое у меня впечатление сложилось. И мне кажется, что Кремль не поздравляет Зеленского, потому что там реагируют не на слова, которые говорились во время кампании, а на список людей, которые идут занимать коридоры вместе с Зеленским.

Эти люди будут изобретательно издеваться над Путиным. Они все… - расчетливые, умные либертарианцы, а либертарианцы - это крайне высокомерные люди, денди своего рода, относящиеся без всякого сочувствия к "вате", суровые догматики хайековской свободы. Они гораздо более злобные "русофобы" (если употреблять кремлевское слово), чем батальон "Азов".

Возможно, я и ошибаюсь. Но если бы я работал на стороне Кремля, я бы считал, что не надо быть наивным в отношении этих "специалистов по медиаборьбе из батальона "Квартал"».

 Так пишет Александр Морозов. С нескрываемой иронией по отношению к Кремлю и симпатией к тем, кто способен ему противостоять более эффективно, чем, условно говоря, «поколение Порошенко», ведя не оборонительную, а наступательную войну (хотя и в медиа-пространстве), что способна «обнулить» «большого Путина».

Зато Александр Гольц, шеф-редактор «Ежедневного журнала», пишет, сконцентрировавшись на достижении «компромисса» между Украиной и РФ:

«…Окно возможностей, пусть чрезвычайно узкое, существует. Первым шагом на пути к хоть какому-нибудь улучшению двусторонних отношений мог бы стать обмен пленными, включая и гражданских людей. Начать конечно же следует с экипажей украинских катеров, которых вопреки здравому смыслу сейчас в России намерены судить не как военных, выполнявших приказ, а как нарушителей границы. Такой обмен позволил бы открыть возможность для реализации Минских соглашений. Встает вопрос о признании Киевом особого статуса сепаратистских регионов и амнистии для участников боевых действий.

Да, это определенная уступка Москве, за счет которой у Кремля появляется еще один инструмент давления на Киев. Но уступка не столь уж существенная. В конце концов, Киев сейчас не имеет вообще никакого влияния на ЛНР и ДНР, существует высокая вероятность полного их отторжения. А в случае введения особого статуса как минимум подтверждается украинский суверенитет. У Киева появляется возможность требовать передачи под украинский контроль границы с Россией. Вполне вероятно начать переговоры и о миротворческой операции. Может быть, компромисс заключается в том, чтобы проводить эту операцию в несколько этапов. Сначала решить, в каком виде власти самопровозглашенных ЛНР и ДНР будут участвовать в переговорах. Будет это минский вариант или что-то другое. Уверен, споры на сей счет займут немало времени.

Потом договориться о составе и статусе миротворческих сил. Что также за один день не решить. Затем выдвинуть миротворцев на линию разграничения. Что опять-таки потребует времени. А потом попробовать договориться о распространении операции на всю территорию страны. Я не случайно обращаю внимание на временной фактор. Любые переговоры дадут сторонам повод не вступать в прямую военную конфронтацию. Сам факт их проведения создаст пусть очень тонкую и дырявую, но все-таки сетку безопасности. Это как раз тот случай, когда переговоры следует вести ради переговоров.

Повторю еще раз, дело вовсе не в признании результатов российского вмешательства в Донбассе и аннексии Крыма. Не сомневаюсь, что осуждение агрессии и аннексии наверняка останется стержнем украинской внешней политики. Вопрос о том, как сосуществовать двум странам. Стоит Зеленскому сделать хоть один шаг в сторону компромисса, его тут же обвинят в национальном предательстве. Выход может быть в принятии закона о референдуме, который обещал быстро инициировать будущий президент. То есть вопрос о размерах компромисса следует оставить на усмотрение не политиков, а украинского народа, который демонстрирует сдержанность и разумность…»

 Как видим (хочет этого Гольц сознательно, или  это прорывается его глубинное подсознание), речь идет о том, каким образом новому президенту Зеленскому лучше капитулировать перед Путиным. Ни о каком выводе российских «отпускников» с Донбасса ни слова - но Украина должна признать «ЛДНР», сесть с ними за стол переговоров и амнистировать террористов. И какой замечательный аргумент - мол, Киев и сейчас не имеет никакого влияния на «ЛДНР», то лучше ввести «особый статус» и этим «подтвердить украинский суверенитет» (а кто и где в мире его не признает?). На самом деле речь идет о поощрении террористов - мол, провозгласим еще где-то «народную республику», Россия поможет де-факто оторвать ее от Украины и заставит Киев признать нас «стороной переговоров» ... Ну, а идея распространения «миротворческой операции» на всю территорию Украины вообще не лезет ни в какие ворота. Поскольку Гольца нередко называют «военным экспертом», то он должен бы знать, что, во-первых, это значило бы признание Киевом, что по всей стране идет «гражданская война» (о чем любят болтать в Кремле), во-вторых, для такой операции нужно 400-500 тысяч «миротворцев» (кто их пошлет? Россия?). Не требует лишних комментариев идея «компромиссов» с агрессором и оккупантом, то есть капитуляция перед Путиным, в обход Конституции и законодательной власти путем проведения референдумов, любимой формы «народовластия» таких «демократов», как Гитлер и Лукашенко ... И вообще, реальные выгоды от предлагаемых Гольцем «компромиссов» будет получать режим Путина, потому что хотя бы часть санкций Запад немедленно с него снимет, а помощь Украине существенно сократит.

Такие очевидно непохожие идейные и нравственные позиции обычно объединяют понятием «русский либерализм». Не пора ли изобрести более адекватные понятия?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments