Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

Хельсинкский «подарок»

Почему Россия может вернуться в ПАСЕ
21 мая, 2019 - 11:08

Можно предположить, что Россия сейчас находится в шаге от восстановления права голоса в Парламентской Ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), которого она была лишена в 2014 году в связи с аннексией Крыма и войной на Донбассе. Участники встречи глав МИДов стран Совета Европы (СЕ) в Хельсинки заявили, что все страны — члены Совета должны быть допущены до участия в работе Комитета министров СЕ и ПАСЕ на равных основаниях. В заявлении подчеркивается, что «одним из основных обязательств государств-членов является уплата обязательных взносов в обычный бюджет» и что участники встречи «приветствовали бы, чтобы делегации всех стран-участниц принимали участие в сессии Парламентской ассамблеи в июне с учетом важности выбора генерального секретаря и судей Европейского суда по правам человека». Глава МИД Германии Хайко Маас прямо заявил: «Думаю, что большинство в Комитете министров выступает за то, что Россия должна и дальше оставаться в Совете Европы и что мы должны разрешить этот вопрос».

Несомненно, данное решение в первую очередь пролоббировала именно Германия, чьи бизнесмены крайне заинтересованы в снятии санкций с России. Фактически главы МИД большинства стран Совета Европы капитулировали перед российским ультиматумом. Москва пригрозила выйти из Совета Европы, если на летней сессии ПАСЕ российской делегации не вернут право голоса. Конечно, тут играет свою роль и финансовый вопрос. Россия уже два года не платит взносы в СЕ и задолжала 60 млн. евро, а эти деньги важны для осуществления многих уже действующих программ Совета Европы. Но на самом деле корни капитуляции лежат глубже. Это очередное проявление мюнхенского синдрома — страха европейцев перед российской военной мощью и агрессивной дипломатией. Членство в Совете Европе рассматривается как один из инструментов умиротворения агрессора. А готовность вернуть России право голоса в ПАСЕ лицемерно прикрывается гуманитарными соображениями: дескать, если мы не примем соответствующего решения, Россия действительно покинет Совет Европы, и тогда российские граждане будут лишены возможности обращаться в Европейский суд по правам человека. Как будто в России суды давно уже де факто не игнорируют постановления ЕСПЧ, и все ограничивается выплаты присужденной компенсации жертвам судебного произвола!

Момент для того, чтобы поддаться российскому шантажу, главы МИД СЕ выбрали по-своему очень удачно. Они вынесли свое решение в конце переходного периода в Украине, связанного с передачей президентских полномочий. В результате являвшийся в тот момент министром иностранных дел Украины Павел Климкин даже не поехал на встречу министров в Хельсинки. Формально — в знак протеста против ожидавшегося решения о возвращении России права голоса в ПАСЕ. Фактически же потому, что он доживал последние дни на своем посту. По этой же причине не отреагировали на министерское решение ни уходящий Петр Порошенко, ни премьер-министр Владимир Гройсман, которому, скорее всего, тоже предстоит в ближайшее время покинуть свой пост. Не сделала заявления и Верховная Рада, над которой сейчас висит дамоклов меч роспуска. Никак не обозначил пока своей позиции по данному вопросу и новый президент Владимир Зеленский.

До тех пор, пока не сформируется внешнеполитическая команда Зеленского, и он сам не обозначит свои внешнеполитические приоритеты, украинская дипломатия остается не в состоянии активно противодействовать попыткам России восстановить свое право голоса в ПАСЕ. Если эти попытки увенчаются успехом (а Москва, повторяю, к нему близка), то это будет иметь не столько практическое, сколько важное символическое значение. Тогда получится, что большинство членов Совета Европы за пять лет существенно смягчили свою позицию и готовы допустить Россию в ПАСЕ в качестве полноправного члена. У европейской общественности в связи с этим должно будет создаться впечатление, что что-то решительным образом изменилось в российской политике в Крыму, в Донбассе и по отношению к Украине в целом. Между тем, никаких перемен в российской политике не произошло и в ближайшее время не предвидится. Но зато правительства европейских стран получат хороший предлог для отмены и собственно финансовых и экономических санкций против России. Раз Совет Европы признал, что Россию больше не за что наказывать, то какой смысл сохранять экономические санкции, наносящие также серьезный ущерб европейским бизнес-интересам. А Москва, увидев, что в Совете Европы аннексия Крыма и захват и удержание Донецка и Луганска сепаратистами при поддержке российских войск сошли ей с рук, сможет продолжить агрессию и отрезать новые территории от Украины и других постсоветских стран. Например, попытается прорубить сухопутный коридор в Крым.

Однако принятие окончательного решения находится в компетенции парламентариев стран Совета Европы, а не министров. Парламентарии же неоднократно демонстрировали, что более непримиримы к российской агрессии, чем большинство европейских правительств. Пока что из европейских лидеров только президент Эстонии Керсти Кальюлайд выступила против возвращения российской делегации права голоса в ПАСЕ. Она подчеркнула, что «через пять лет после событий в Украине Запад позволяет упасть всему, что откусили». Но можно предположить, что по мере приближения летней сессии ПАСЕ число европейских политиков, публично критикующих хельсинское решение о готовности вернуть России право голоса в Парламентской ассамблее, будет возрастать. Безусловно против возвращения права голоса России выступают, кроме Украины, страны Балтии, Грузия и Польша. К ним может присоединиться еще ряд восточноевропейских стран. В принципе если таких стран будет достаточно много, они могут решиться на повторение российского демарша: откажутся платить взносы в Совет Европы и заморозят свое членство в нем в случае, если России вернут право голоса в ПАСЕ. Но нет уверенности, что большинство восточноевропейских правительств решится на столь радикальный шаг. Более вероятным представляется то, что резолюция о возвращении России права голоса не наберет достаточно голосов в ПАСЕ.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ