Единственный признак, по которому узнаем народ, к тому же признак незаменим и окончательный - единство языка
Александр Потебня, выдающийся украинский языковед, философ, доктор филологии, профессор

Интеграционный туман не рассеялся

В диалоге с Лукашенко Медведев традиционно играет роль злого следователя, а Путин – доброго
21 ноября, 2019 - 14:24

Премьер-министрам России и Беларуси Дмитрию Медведеву и Сергею Румасу на переговорах в Москве (точнее, в подмосковных Горках) в рамках традиционного ежегодного заседания Совета министров Союзного государства России и Белоруссии так и не удалось окончательно согласовать карты по углублению интеграции. Осталось доработать 10 карт из 31, в том числе по налоговому маневру и по нефтяному и газовому рынку, хотя переговоры длились семь часов вместо запланированных двух. По словам белорусского премьера, всего обсуждалась «31 дорожная карта, включая более 700 мероприятий. Из них к сегодняшнему утру около 40 мероприятий по дорожным картам не были согласованны госорганами и в течение этих семи часов мы подробно прошлись по каждому из этих расхождений», причем примерно половину из них удалось в итоге согласовать.

Александр Лукашенко требует от России компенсировать потери белорусского бюджета, которые он понес из-за решения провести налоговый маневр в нефтяной сфере. По его словам, с тех пор как в 2015 году Россия начала заменять экспортную пошлину на нефть налогом на добычу, экономика Беларуси к марту 2019 года потеряла 3,4 млрд. долларов. Сейчас эти потери еще больше возросли. Встреча Медведева и Румаса должна была стать последней перед заседанием Госсовета России и Беларуси, который пройдет 8 декабря в Москве — в день 20-летия подписания Союзного договора. На нем президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко должны будут торжественно утвердить итоговый план интеграции. Но, либо Медведеву и Румасу, а может быть, даже Путину и Лукашенко придется встретиться еще раз, либо подписания итогового плана 8 декабря не случится. Ведь Медведев уже предупредил, что «вопрос не в арифметике. Даже если останется одна карта несогласованная, процесс интеграции, который мы перезапустили, может быть поставлен под угрозу». Правда, он допустил, что по некоторым вопросам «по всей вероятности, нам придется обратиться к президентам двух стран для того, чтобы они провели необходимые консультации». На рассмотрение глав государств пакет неурегулированных вопросов будет внесен примерно через неделю. Румас также заявил, что «дальнейшая интеграция возможна только в увязке с решением наиболее острых вопросов двустороннего экономического сотрудничества. Сюда мы относим формирование цен на нефть и газ, барьеры по доступу товаров на внутренние, национальные рынки, условия поддержки производителей, в том числе за счет субсидий». Для Минска, по его словам, острые экономические проблемы могут наступить уже в 2020 году, так как последствия реализации в России налогового маневра имеют «нарастающий отрицательный эффект» для белорусской экономики.

Собственно, премьерам не удалось согласовать важнейшую часть пакета интеграционных мер: вопросы компенсации для Беларуси за налоговый маневр и вопросы цен на энергоносители, поставляемые Россией Беларуси. Но для Лукашенко весь смысл интеграции заключается именно в этом: в получении дополнительных денег в бюджет от России и в получении нефти и газа по таким ценам, которые делали бы рентабельным экспорт продукции, произведенной из них белорусскими предприятиями. Александр Григорьевич возмущается, что в российско-белорусской торговле существует дефицит в 9 млрд. долларов и прямо задает вопрос: «Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы в экономике что-то теряем, теряем и теряем. Извините, нахрена нужен кому такой союз?». По словам Лукашенко, «эти деньги надо заработать на российском рынке. А нам выстроили барьеры». И он предупредил: «Ни один из документов не будет подписан, если он будет противоречить конституции и фундаментальным принципам жизни нашего общества. А главные принципы — это независимость и суверенитет». Но белорусский президент добавил еще одно вполне конкретное условие интеграции: дорожные карты с Москвой не будут подписаны до тех пор, пока не будут решены принципиальные вопросы по поставкам углеводородов и открытию российских рынков для белорусских товаров.

Для Путина же смысл интеграции с Беларусью, наоборот, заключается в том, чтобы не урегулировать энергетические проблемы на долгосрочный период  и ставить допуск белорусских товаров на российские рынки в зависимость от политических уступок со стороны Лукашенко (а тот только что отверг возможность создания в Беларуси российской военной базы!). Российский президент считает необходимым чуть ли не ежегодно решать вопросы как компенсации за налоговый маневр, так и цен на энергоносители на основе переговоров со своим белорусским коллегой, что называется, в ручном режиме, чтобы сохранять средство постоянного давления на Лукашенко.

Тут на помощь двум премьер-министрам пришел российский вице-премьер Дмитрий Козак, также участвовавший в переговорах и оптимистично заявивший: «Вопрос компенсации за налоговый маневр… так в принципе не должен стоять. Мы говорим об интеграции, унификации налогового законодательства. С унификацией налогового законодательства вопрос компенсации отпадет… Если нашими совместными усилиями будет унифицировано налоговое законодательство в части налогообложения добычи полезных ископаемых, включая нефть, хотя в Беларуси ее нет, но это будут общие правила, тот самый обратный акциз, демпфер предусмотрен Налоговым кодексом. Если мы это унифицируем, то белорусские предприятия получат этот же демпфер. Об этом надо договориться… Этот вопрос автоматически решается, если мы реально намерены углубить интеграционный процесс». Однако белорусскую сторону такой вариант явно не устраивает, хотя бы потому, что в этом случае она не получит компенсации тех более чем 3,4 млрд. долларов убытка, которые уже накопились с 2015 года. И никакого автоматизма в решении данного вопроса не будет. Скорее можно предположить, что стороны попытаются заключить какое-то временное соглашение на год или два по поводу цен на энергоносители и компенсации за налоговый маневр.

В диалоге с белорусским лидером Медведев традиционно играет роль злого следователя, а Путин – доброго. Точно таким же злым следователем был Молотов, тогда как Сталин в переговорах с иностранными представителями выступал в роли доброго следователя. Поэтому велика вероятность того, что накануне 8 декабря Владимир Владимирович объявит о достижении какого-то соглашения по нерешенным проблемам российско-белорусской интеграции, но, повторяю, оно, скорее всего, будет носить лишь временный характер. На полный отказ от урегулирования проблем с Беларусью в энергетической сфере российский президент вряд ли пойдет. Из соображений престижа ему важно подписать новое интеграционное соглашение с Беларусью, в том числе, учитывая, что уже 9 декабря должна будет пройти встреча в «нормандском формате».

В этом торге по поводу интеграции западные державы, прежде всего, из геостратегических соображений, негласно поддерживают Лукашенко. Поэтому только что состоявшиеся парламентские выборы в Беларуси, на которых не был избран ни один оппозиционный депутат, не вызвали шквала критики в европейских и американских медиа. Госдепартамент США лишь осторожно высказался о необходимости избирательной реформы в  Белоруссии.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ