Чтобы любить - надо знать, а чтобы проникнуть в такую тонкую и необъятную, величественную и многогранную вещь, как язык, надо его любить.
Василий Сухомлинский, украинский педагог, публицист, писатель, поэт

Какая дорога ведет к храму в Екатеринбурге

17 мая, 2019 - 16:29

В сегодняшней России не угадаешь, в каком городе полыхнет очередная вспышка народного гнева. На этот раз полыхнуло в Екатеринбурге, который вместе со Свердловской областью в свое время называли «ельцинским доменом». Эпоха сейчас другая, но демократические традиции в Екатеринбурге сохранились в большей степени, чем во многих других российских городах и регионах. Недаром мэром Екатеринбурга до недавнего времени был внесистемный оппозиционер Евгений Ройзман. На этот раз поводом для протестных выступлений стало строительство храма Святой Екатерины на месте городского сквера. Горожане защищают сквер, указывая, что это – один из немногих скверов, еще сохранившийся в центре города. А для собора вполне можно подобрать другое место, в том числе и на неблагоустроенных екатеринбургских окраинах. В центре Екатеринбурга есть уже три больших православных храма. Куда еще четвертый? А на окраине новый храм действительно мог бы стать своеобразным очагом цивилизации и катализатором осуществления проектов по благоустройству окружающей территории. Заодно и число прихожан в городе могло заметно возрасти.

Но нынешняя Русская православная церковь в лице патриарха, митрополитов и епископов озабочена не привлечением паствы и служением в ее интересах. Патриарх Кирилл и его друзья хотят иметь как можно больше собственности в виде больших и красивых храмов и монастырей, причем желательно, чтобы они располагались в самых престижных местах в центре города. Реальная наполняемость храма прихожанами никого не волнует. РПЦ привыкла, что светская власть, как правило, удовлетворяет все ее пожелания. Так случилось и с собором Святой Екатерины. И губернатор, и городские власти оперативно подписали документы, разрешающие строительство. А местное законодательное собрание собиралось на следующем заседании вывести часть сквера из статуса охраняемой территории, чтобы легализовать строительство храма.

Единственный аргумент у сторонников строительства храма Святой Екатерины мог заключаться в том, что именно на месте городского сквера возле Театра Драмы стоял исторический Екатерининский горный собор, возведенный в 1723 году в связи с основанием Екатеринбурга и снесенный большевиками в 1930 году. Но в действительности этот храм располагался совсем в ином месте - там, где находится нынешняя площадь Труда, образовавшаяся на месте взорванного собора. Там в 1991 году поставили памятный крест, а в 1998 году возвели каменную часовню. В 2010 году власти Екатеринбурга и местная епархия собирались восстановить храм на его историческом месте на площади Труда. Но, столкнувшись с решительной оппозицией местных жителей (там тоже разбит сквер с фонтаном), пошли на попятную и решили строить храм в районе Мельковской стрелки Городского пруда на насыпном острове. Это тоже встретило сопротивление общественности, в том числе из-за непомерной стоимости проекта, и тогда в качестве площадки для строительства был, наконец, выбран сквер на Октябрьской площади на набережной реки Исеть, возле Театра Драмы. Очевидно, для РПЦ где именно возводить храм – дело десятое. Лишь бы в центре города.

Единственный компромисс, на который готова пойти епархия, - это разбить два новых сквера в центре города взамен того, что придется уничтожить при строительстве храма. Но защитников сквера такой компромисс, озвученный губернатором, не устраивает. Характерно, что основными спонсорами строительства храма, который должен быть возведен к 300-летию Екатеринбурга, выступили Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) и Русская медная компания (РМК). Характерно, что в разгоне противников строительства в первый день протестов участвовали бойцы «Академии единоборств РМК», а также охранявшего стройку ЧОПа, который тоже содержат спонсоры с не очень прозрачным прошлым, в то время как полиция молча наблюдала за побоищем. Это дало основание защитникам сквера говорить о сращивании РПЦ, криминала и власти. И действительно, на второй день протестов, когда защитников сквера стало в несколько раз больше, в бой пошел ОМОН. На третий день, когда на защиту сквера вышли уже тысячи человек, начались массовые задержания. Но и это не погасило протест.

И вот тогда власть по-настоящему испугалась. Потенциал для социального протеста огромный. И не только в Екатеринбурге, но и по всей стране. Дашь слабину в столице Урала, глядишь, в других регионах тоже поднимутся люди на борьбу за свои права. И тогда никаких ОМОНов и росгвардий не хватит. И власть сделала вид, что пошла на попятную. В ситуацию вмешался сам президент Путин. Выступая на медиа-форуме под высокопарным названием «Правда и справедливость», он заявил: «Это ваша чисто региональная история. Как правило, люди просят, чтобы храм построили. А здесь кто-то возражает. Но все имеют право на собственное мнение, и если речь идет о жителях этого микрорайона, то, безусловно, нужно это мнение учесть. Если речь идет не о записных активистах из Москвы, которые приехали, чтобы пошуметь или себя попиарить, а если речь идет о местных жителях, то, конечно, это нельзя не учитывать».

Имя Навального Владимир Владимирович, как всегда, не произнес. Далее последовали дежурные слова о том, что храм «должен объединять людей, а не разъединять», поэтому с обеих сторон нужны шаги к тому, чтобы решить этот вопрос в интересах «всех людей, которые там реально проживают». А затем Путин предложил прислушаться к мнению народа, что для него не совсем обычно: «Есть простой способ – провести опрос. И меньшинство должно подчиниться большинству». Слово «референдум» по отношению к России Путин категорически не приемлет. Вот если речь идет о Крыме и других территориях, которые Россия собирается захватить, тогда – другое дело. Только референдум должен проходить под контролем ограниченного контингента российских войск и с заранее предсказанным результатом.

Российский президент уверен, что противники постройки храма на месте сквера – это явное меньшинство. И, ловко передергивая, обвиняет протестующих в том, что они вообще против постройки храма. Но на самом деле это далеко не так. Среди защитников сквера атеистов или, скажем, мусульман – совсем не большинство. И протест против строительства храма – это прежде протест против власти, которая принимает решения, не считаясь с мнением людей и даже не интересуясь им.

Опрос в Екатеринбурге собирается проводить вполне лояльный власти ВЦИОМ, который при необходимости выдаст тот результат, который устроит Кремль. На время проведения опроса – две недели мэр Екатеринбурга объявил о приостановлении строительства храма. Расчет властей ясен. За две недели протест схлынет, а потом можно будет объявить, что большинство – за постройку храма на месте сквера, и возобновить строительство. Но тут есть риск: а что, если протест не схлынет, а наоборот, усилится? Тогда как быть? На самом деле оптимальным решением для власти было бы без всякого опроса объявить, что строительства храма Святой Екатерины переносится на окраину города, и в кратчайший срок найти устраивающее все стороны место. Но для Путина это стало бы уступкой протестующим, и он боится создавать прецедент. Очевидно, в ближайшие недели мы, так или иначе, будем наблюдать развязку конфликта вокруг храма в Екатеринбурге. Но самое опасное для власти, если за это время аналогичные по размаху протестные выступления возникнут в других городах.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ