Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Кандидат, отсутствующий в списке

или Папа не может быть гибеллином
21 марта, 2019 - 19:37

Владимир Путин вот уже не первый год высказывается примерно в таком духе: с Петром Порошенко диалог невозможен, поэтому он, Путин, подождет, пока на следующих выборах в Украине придет к власти другой, «договороспособный» президент — и дальше разговор пойдет уже с ним.

В этом году претензии на первый в украинском государстве пост заявили 44 человека. Затем некоторые из них сняли свои кандидатуры, и на момент написания данной статьи число кандидатов составляет 39. Столько же их будет и к моменту выборов, поскольку сейчас закон уже не допускает самоотвод.

Сколько в этом списке «договороспособных» кандидатов? Говоря без околичностей — таких, которые могли бы, придя к власти, признать Крым российским, согласиться на «федерализацию» Украины и отказаться от курса на вступление страны в НАТО и Евросоюз?

В Кремле этого не понимают, но для Украины очевидно, что число таких кандидатов равно нулю. Более того, будь в списке не тридцать девять имен, а триста девяносто или три тысячи девятьсот — нужный Путину кандидат там бы все равно отсутствовал.

Путин — сознательно или подсознательно — меряет весь мир по себе. Если он в России самодержец, то и украинцы на президентских выборах избирают себе самодержца, способного во главе государства следовать желанию своей левой пятки. Все, что требуется — провести на этот пост нужного человека.

Что же, давайте вообразим: президентские выборы в Украине выиграл абсолютно пророссийский политик Александр Сидорчук (я намеренно называю вымышленное имя, которое нельзя связать ни с одним из реально существующих кандидатов — персоналии тут совершенно не важны). Он имеет в России крупный бизнес, много лет сотрудничает с ФСБ и состоит в личной дружбе с Путиным и Медведевым.

Что же будет дальше? Скорее всего, Сидорчук захочет договориться с Путиным на его условиях. Но если только новоизбранный президент не полный безумец (а такой на выборах вряд ли победит), то делать этого он не станет. Опытный политик Сидорчук понимает: сделав это, он уже к вечеру того же дня перестанет быть президентом — и окажется большим счастливчиком, если не перестанет быть вообще (военные и особенно бойцы добровольческих отрядов — народ решительный). Сразу после этого Верховная Рада растерзает его политически, а все остальные вполне могут и физически. Поэтому агент ФСБ Сидорчук будет вынужден вести политику, отвечающую интересам Украины, в соответствии с пресловутым «узким коридором возможностей».

Читайте историю, господа. Все ведь известно еще как минимум с XIII века.

«Графы Лаванья были крупными, весьма зажиточными феодалами, подчиненными непосредственно императору, правителями из верной императору Пармы. Казалось, задача выбора дружественного императору папы выполнена.

Фридрих будто бы сказал, узнав об избрании Синибальдо Фиески папой: «Я потерял хорошего друга среди кардиналов, ибо никакой папа не может быть гибеллином».

Кардинал, избранный папой, может иметь какие угодно политические взгляды и симпатии. Но если он занял святой престол, то никак не может быть гибеллином — сторонником императора и противником папы, то есть самого себя. Ведь он возглавляет церковь — структуру, имеющую свои цели, свои интересы, которая располагает возможностью контролировать своего главу. В данном случае именно место делает человека, а не человек место.

Тем в большей степени это относится к президенту Украины, который, в отличие от папы, не имеет сакрального статуса и подчинен Верховной Раде. Во всяком случае, окончательное слово — за ней.

В Коране говорится: «Иудеи хитрили, и Аллах хитрил, а ведь Аллах — лучший из хитрецов». Применительно к нынешней ситуации стоило бы перефразировать это выражение: «Бог — лучший из шутников». Над Путиным он уже славно подшутил несколько лет назад, когда Москва все усилия направляла на победу Дональда Трампа на президентских выборах в США. Что же, Трамп победил, но много ли выгоды принесло это Путину? Барак Обама, по крайней мере, не вооружал Украину, Трамп же ее вооружил. И дело здесь отнюдь не в личных желаниях Трампа и Обамы — дело в настроениях американского общества. Президент вынужден делать то, чего это общество хочет. В этой игре Путин переиграл сам себя.

Сходным, хотя и не аналогичным образом, дело обстоит в Украине. Да, и здесь существует спрос на президента, способного договориться с Россией. Но договариваться с ней на российских условиях невозможно (это означало бы капитуляцию), а последнее слово принадлежит не президенту, и даже не парламенту, а обществу. Общество же не готово принять сдачу национальных интересов. И, похоже, не будет готово еще долго — пока война не проиграна в умах граждан, она и на полях сражений не будет проиграна.

Коридор возможностей в сегодняшней Украине и в самом деле чрезвычайно узок, о чем я писал полгода назад в статье «Украинское «окно Овертона»». Существует некий общенациональный консенсус, и всякий политик, который выходит за его границы, становится не только маргинальным, но и нежелательным — попросту говоря, изгоем.

Избрание в конце марта нового президента может привести к значительным изменениям во внутриукраинской политике. В частности, это может коснуться роли олигархов в политике, коррупции вообще и в оборонной сфере в частности, расстановки сил в парламенте...

Но внешнюю политику никакой исход выборов не изменит. Украина останется такой же, как и была: форпостом Запада в Восточной Европе, законным сувереном Крыма и Донбасса, кандидатом на вступление в НАТО и ЕС и врагом России. Так дела будут обстоять при любом президенте.

Папа может быть кем угодно, только не гибеллином. Помните об этом.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments