Мы должны быть отважными, не теряя при этом здравого смысла
Лех Валенса, польский политический деятель, активист и защитник прав человека

Коронавирус в России: эпидемиология или политология

11 июля, 2020 - 09:39

В России продолжаются связанные с коронавирусом статистические чудеса. Согласно только что опубликованным данным, в Петербурге зафиксирован рекордный показатель месячной смертности за 10 лет. В июне в Петербурге скончались 7 106 человек, в то время как за последние 10 лет показатель смертности за один месяц лишь трижды поднимался выше 6 тысяч. Это на 2 531 человека, или на 55% больше, чем в июне 2019 года, когда умерли всего 4 575 человек, и на 10,5% больше, чем в предыдущем месяце — мае 2020 года, когда скончались 6 427 человек, что, в свою очередь, на 1552 человека больше, чем в мае 2019 года. По сравнению с зимними месяцами, в июне смертность в городе выросла на 2 тыс. человек. При этом, по официальным данным, за все время эпидемии, объявленной в России лишь в конце марта, в Петербурге от COVID-19 умерло всего 1520 человек. Из этого числа на июнь пришлось 987 человек, или 13,9% от общей смертности за месяц. Однако в 987 умерших входят и дополнительные смерти в предыдущие месяцы, выявленные в июне, так что реально доля официально умерших от коронавируса в июне в общей смертности за месяц еще ниже.

Согласно же данным за июнь в общей сложности в восьми регионах России, информация из которых появилась первой, смертность превысила показатели прошлого года на 3419 человек, или на 24,8%. При этом по официальным данным Роспотребнадзора от коронавируса в них за этот же срок умерли всего 229 человек. Рекордсменом здесь является Республика Ингушетия, где смертность в июне 2020 года выросла по сравнению с июнем 2019-го на 167%, или на 175 человек. А по данным Роспотребнадзора от COVID-19 в Ингушетии за все время пандемии умер лишь 71 человек. В Новосибирской области, если верить данным ЗАГС, смертность в июне выросла по сравнению с предыдущим годом на 33%, или на 895 человек, тогда как в июне, по официальным данным, здесь от коронавируса в июне умерло всего лишь 64 человека. После публикации данных в общей сложности из 19 регионов превышение смертности в июне по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составило уже 29,5%, или 9142 человека. Получается, что для 8 регионов, по которым есть данные о смертности в июне от коронавируса, общий прирост смертности за этот месяц оказался в 14,9 раза больше, чем официальное число умерших от COVID-19. В настоящее время, по официальным данным, в России всего инфицировано коронавирусом 707 592 человека (скромное 4-е место в мире), из которых умерли 10 871 человек (1,54% - один из самых низких показателей в мире, не перестающий удивлять как медиков, так и статистиков). Если же предположить, что практически вся избыточная смертность в России вызвана коронавирусом, то реальное число умерших в России в результате пандемии можно оценить в 161 978 человек, что дает процент смертности 22,9% - рекордный в мире. Однако этот рекорд получен лишь за счет очевидного занижения числа инфицированных в России, в том числе из-за относительно низкого качества российских тестов, дающих большой процент неправильных результатов. Надо также учитывать, что Россия стала второй страной в мире, после Китая, куда еще осенью 2019 года пришла эпидемия коронавируса.

В России вся реальная статистика, связанная с коронавирусом, является вопросом политическим и составляющим едва ли не государственную тайну. Ученый-демограф, сотрудник Росстата Алексей Ракша одним из первых в России обративший внимание на недостоверность официальной статистики распространения и смертности от коронавируса, поплатился своей работой в Росстате, откуда его уволили с должности советника в начале июля, причем даже не по инициативе руководства Росстата. В интервью радио «Свобода» он рассказал о ежедневных сводках с «настоящей» статистикой, которую Росстат отправляет в российское правительство. Согласно оценке, сделанной Ракшей, в России за время пандемии от COVID-19 умерли не 10 тысяч, а от 30 до 40 тысяч человек. Однако и эта оценка представляется нам существенно заниженной как по числу инфицированных, так и, в особенности, по смертности от коронавируса. При таких огромных расхождениях даже между «настоящей» статистикой и реальностью, властям оказывается чрезвычайно легко манипулировать статистическими показателями. Так, в период перед проведением парада Победы и всенародного голосования по поправкам к конституцию официальная статистика ежедневного числа как инфицированных так и умерших от коронавируса, как по команде (вполне вероятно, что именно по команде) стала падать как по России в целом, так и по основным регионам, включая Москву. Этими показателями обосновывалось смягчение карантинных мер, позволившее провести парад и голосование. 

Но мы не знаем, как эта официальная статистика соотносится даже с «настоящей» статистикой, предоставляемой Росстатом центральному правительству и региональным властям. А правительство в Москве и руководство регионов, в свою очередь, далеко не уверены, что и «настоящая» статистика адекватно отражает действительность. Поэтому вполне вероятно, что на самом деле в России ежедневные показатели инфицированности и смертности продолжают расти, и массовые скопления людей в связи с парадом и голосованием могли ускорить этот рост. Так, например, считает тот же Ракша. И вторую волну коронавируса в России исключить нельзя. Но, что характерно, о возможности повторного введения жестких карантинных мер в основных регионах России, в том числе в Москве и Петербурге, в период с середины сентября по середину января, сейчас говорят не эпидемиологи, а политологи, подчеркивая при этом, что если такое решение примут, то исключительно по политическим, а не по медицинским основаниям. Называется даже возможная дата введения нового жесткого карантина – 20 сентября, ровно через неделю после единого дня голосования. Таким образом, можно будет, во-первых, погасить протестные выступления, которые наверняка вспыхнут в регионах в случае масштабной фальсификации итогов голосования. И, во-вторых, проводить вторые туры голосования, в которых представителям партии власти будут противостоять те или иные оппозиционные кандидаты, придется в условиях жестких ограничительных мер, или вообще отложить их на неопределенный срок, что предоставляет широкие возможности для манипуляций.

Борис СОКОЛОВ, професор, Москва 

 

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ