Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

«Метод Голунова»

20 сентября, 2019 - 10:05

Актер театра имени Райкина Павел Устинов, задержанный во время акции протеста 3 августа против недопуска оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму, стал одной из символических фигур новых протестных акций. Он вообще не делал ничего противоправного и даже не участвовал в демонстрации, а всего лишь назначил на Пушкинской деловую встречу. Тем не менее, Устинова не только грубо задержали, но еще и обвинили в применении насилия в отношении представителя власти, опасном для жизни или здоровья. Речь шла о бойце Росгвардии, который якобы умудрился вывихнуть себе плечо в тот момент, когда скручивал руки уже поваленному на землю Устинову. Как заявил судья Алексей Криворучко, на несогласованной акции протеста Павел Устинов «оказал тянущее воздействие на плечевой сустав руки сержанта Лягина» и «причинил нравственные страдания» бойцу Росгвардии.

У судьи Алексея Вячеславовича Криворучко знатное прошлое. 19 января 2009 года и 14 сентября 2009 года он санкционировал продление ареста обвиняемого Сергея Магнитского. Криворучко отказался добавить к делу замечание юриста о неоказании Магнитскому медицинской помощи, а также о «пыточных условиях содержания и незаконном преследовании со стороны сотрудников МВД, против которых он давал показания». После ратификации «акта Магнитского» судами США и Соединенного Королевства Алексей Вячеславович вошёл в список граждан, которым запрещён въезд в эти страны как виновному в смерти Сергея Магнитского и в нарушении прав человека и принципа «Верховенства права». 28 октября 2011 года Криворучко вместе с другими судьями признал активистов «Другой России» Игоря Березюка, Кирилла Унчука, Руслана Хубаева, Александра Козевина и Леонида Панина виновными в применении насилия к представителям власти во время беспорядков на Манежной площади 11 декабря 2010 года и назначили им от 2 до 5,5 лет колонии. 1 декабря 2011 года он же в рамках дела о мошенничестве с векселями компании Интеко санкционировал заключениепод стражу на два месяца зятя экс-мэра Москвы Юрия Лужкова Виктора Батурина. А 25 февраля 2014 года Криворучко вынес постановление в отношении Алексея Навального, назначив ему наказание в виде 7 суток административного ареста за участие в акции на Манежной площади 24 февраля 2014 года в поддержку заключённых по «Болотному делу».

Вот и на этот раз в Тверском суде столицы давно проверенный в политических делах и послушный власти Криворучко оперативно приговорил актера к трем с половиной годам заключения. Вероятно, в тот момент Алексей Вячеславович даже не подозревал, что ему в этом сценарии уготована роль мальчика для битья. Между тем, на видео, где запечатлены все события, связанные с задержанием Устинова, хорошо видно, что ничего противоправного актер вообще не совершал. Никаких лозунгов и призывов он не выкрикивал,  никаких предметов в сторону правоохранителей не бросал и даже пальцем к ним не прикасался. Артисты московских театров провели флэшмоб и одиночные пикеты в поддержку Устинова, требуя его освобождения и отмены явно несправедливого и сфальсифицированного приговора, опирающегося лишь на показания лжесвидетелей. Все это было вполне предсказуемо. Гораздо интереснее другое. В кампанию в защиту Устинова бесстрашно выступили ведущие основных федеральных телевизионных каналов, и среди них такие главные кремлевские пропагандисты как Владимир Соловьев и Маргарита Симоньян. Понятно, что все эти люди без команды сверху не работают. И никто бы их не оставил в эфире федеральных телеканалов с призывами в защиту Устинова, если бы не было соответствующего приказа со стороны администрации президента России.

Поэтому создается стойкое впечатление, что в данном случае мы имеем дело не столько с актом полицейского произвола, сколько с заранее заготовленной и хорошо просчитанной властями многоходовой комбинации. Собственно полицейский произвол начался и закончился 3 августа, когда четверо бравых росгвардейцев под горячую руку задержали актера Устинова, не имея для этого никаких реальных оснований. Дальше уже началась комбинация. Когда вполне управляемый судья Криворучко вынес тот приговор, который ему продиктовали в президентской администрации, это уже было начало многоходовки. В Кремле учли опыт с делом журналиста Ивана Голунова и решили использовать аналогичный случай к своей выгоде. Можно даже говорить о специальном «методе Голунова». Это когда сама власть включается в защиту арестованной или осужденной по заведомо сфальсифицированному обвинению медийной персоны без политического бэкграунда и вместе с правозащитниками добивается освобождения арестованного или отмены несправедливого приговора. Тем самым эта кампания вытесняет из общественного осознания другие акции с политическими требованиями, неудобные для властей.

В случае с Устиновым официальная кампания в его защиту призвана отвлечь внимание от судьбы реальных политических активистов оппозиции, осужденных по столь же фальшивым обвинениям в участии в массовых беспорядках. Их освобождать, к несчастью, никто не собирается. А насчет Устинова отмашку дал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он заявил, что само по себе одно дело не может подорвать доверие к Росгвардии, равно как и к судебной и следственной системе России. Песков уточнил, что в Кремле «приняли к сведению» общественный резонанс, вызванный приговором Устинову, и посоветовал дождаться апелляции, которая является «единственным основанием для законных действий». По его словам, «совершенно не важно, смотрели видео в Кремле или не смотрели, это не является основанием для законных действий. Единственным основанием для законных действий является апелляция, давайте дождемся ее». Т. е., типа, от ошибок никто не застрахован. Люди, связанные с властью, получили четкий сигнал, что заступаться за актера не возбраняется и за это им ничего не будет. А на юридическом фронте на защиту Устинова встал совесть российской адвокатуры – Анатолий Кучерена, известный своими тесными связями с ФСБ и другими представителями власти. Он легко сумел убедить московскую прокуратуру выступить с ходатайством об освобождении Устинова из-под ареста еще до рассмотрения апелляции Мосгорсудом, которое должно состояться 23 сентября. Теперь даже скептики среди правозащитников уверены, что освобождение Павла Устинова гарантировано более чем на 100 процентов. В отличие от освобождения активистов внесистемной оппозиции, арестованных по столь же сфальсифицированным обвинениям.

Правда, в близящейся к завершению многоходовке случился один небольшой казус. Пост дочери президентского пресс-секретаря Елизаветы Песковой о приговоре Устинову внезапно пропал с сайта «Эха Москвы» 18 сентября. В редакции радиостанции отказались отвечать на вопрос о том, попросила ли удалить публикацию сама Елизавета или такое решение приняла редакция «Эха». Но этот вопрос на самом деле не принципиальный. Можно не сомневаться, что в любом случае пост удалили по команде из Кремля.

Елизавета Пескова выдвинула весьма оригинальную гипотезу о возможных скрытых целях дела Устинова: «А может быть, все не так, как выглядит на самом деле? Может, эта абсурдная несправедливость и беспредел со стороны силовиков, одна из попыток совершить что-то наподобие переворота, против главы государства в том числе? Ведь, наблюдая за происходящим, находясь в здравом уме, начинаешь сомневаться в том, что все это делается с ведома и согласия президента». И добавила, что в России все чаще можно увидеть, как суды «плюют в лицо здравому смыслу», заодно вспомнив свой европейский опыт: «И снова вопрос: как можно обвинять человека в том, чего просто не было? Я находилась в Париже во время митингов желтых жилетов и знаю, что такое настоящие массовые беспорядки». Но пост удалили явно не из-за сравнения событий в Москве и в Париже и не из-за характеристики взаимоотношений российских судов со здравым смыслом. А из-за дерзкого предположения о возможности переворота со стороны силовиков. Переворота Путин боится, как черта ладана. И понимает, что в принципе условия для переворота сейчас существуют. Ведь свергают обычно непопулярных правителей.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ