Независимость церковная таит в себе мысль о независимости государственной.
Василий Липкивский, церковный реформатор, первый митрополит Украинской автокефальной православной церкви

Москва против Константинополя

17 сентября, 2018 - 13:21

Поведение руководства РПЦ в последние дни может на первый взгляд показаться странным и нелогичным.

Стоит вспомнить хотя бы заявление митрополита Илариона о возможном «кровопролитии» в Украине из-за признания независимости украинской православной церкви. Впрочем, будем честны: разговор шёл не об автокефалии украинской церкви самой по себе, а о праве собственности на такие крупные объекты недвижимости, как Киево-Печерская и Почаевская лавры. Для российской элиты привычно проливать кровь и ради гораздо менее лакомых кусков – и недаром митрополит завёл разговор не о каких-то догматических или обрядовых вопросах, а именно о недвижимости. Что же, у кого что болит… К этому вопросу мы вернёмся чуть позднее, а пока просто возьмём на заметку, что Московский патриархат практически в открытую угрожает Украине религиозной войной – точнее, войной за собственность под религиозным соусом.

Впрочем, и такие высказывания выглядят мелочью на фоне отказа от общения с константинопольскими иерархами и поминовения в храмах патриарха Варфоломея. Это, конечно, ещё не полноценный раскол Москвы с Константинополем, но важный шаг к нему. Самое же главное: не видно никаких возможных причин для шагов в обратном направлении. Разногласия, скорее всего, будут лишь углубляться, пока не дойдут до полноценного раскола. Странно в XXI веке на полном серьёзе, будто тысячу лет назад, обсуждать подобные вещи, но против фактов не попрёшь.

При первом взгляде такие поступки Кремля (не нужно преувеличивать степень независимости РПЦ – в России подобные вопросы решаются не на церковном, а на государственном уровне) и в самом деле удивляют. Международное положение РФ сейчас трудно назвать блестящим, даже если не вспоминать о пресловутых санкциях. Трудно вообразить политика, который по своей воле желал бы добавить к дипломатической изоляции ещё и церковную.

Между прочим, насколько реальна такая изоляция – то есть открытый раскол между константинопольским и московским патриархатами? Увы, это гораздо реальнее, чем кажется. Сейчас в мире, по данным Википедии, около 225 миллионов православных. Почти половина из них приходится на Россию. Разумеется, здесь имеются в виду лишь те россияне, которые при опросах называют себя православными – речь не идёт о регулярном посещении церкви, а тем более о готовности платить церковную десятину. И всё же это, как ни крути – серьёзная сила, способная потягаться с Константинополем если не на равных, то почти на равных.

При этом не стоит недооценивать влияние Москвы в православном мире. Вспомним, что когда она в 2016 году пренебрегла всеправославным собором, на него отказались приехать представители и трёх других поместных церквей – Антиохийской, Болгарской и Грузинской. Москва располагает очень серьёзными денежными средствами, а это такой фактор, который нельзя не принимать во внимание. Другой вопрос, настолько ли велико влияние Кирилла, чтобы иерархи других православных церквей ради него решились на конфликт с Варфоломеем.

И всё-таки: зачем? Зачем вдобавок к испорченным отношениям с Западом (которые в последние четыре с половиной года обернулись для России серьёзными материальными потерями) портить отношения с православным первоиерархом? Никаких приобретений это в обозримом будущем Москве не даст, а вот проблем добавит. И при возможном (но пока ещё не вероятном) церковном расколе Киев получает довольно сильных союзников.

Можно предположить, что дело в следующем. РПЦ (под любым названием) всегда была структурным подразделением российского государства. В период между 1721 и 1917 годами она существовала в этом качестве открыто, в другие времена внешние приличия старались соблюдать, но не слишком рьяно. Точно так же и сейчас эта организация – не что иное, как лицензированная государством монополия по оказанию населению духовных услуг.

Следовательно, для этой структуры на первом месте стоят отношения с Кремлём, а уж после – со всеми другими православными церквами. И если Кремль теряет церковное влияние на Украину (а в данном случае, судя по всему, именно это и происходит), логичнее всего будет замкнуться, отгородиться от всего остального, в том числе православного, мира. Для россиян это не значит ничего – в представлении большинства из них «русский» и «православный» суть синонимы. Коль скоро Москва есть «третий Рим», то есть последний оплот истинной веры (большой привет старцу Филофею Псковскому), этот шаг лишь поможет сплотить граждан вокруг Кремля и вокруг православного государя Владимира Путина. Пусть враждебный мир, включая константинопольского патриарха Варфоломея, осаждает российскую крепость – она от этого станет только сильнее. Российская религия, по сути, всегда была царепоклонством, лишь упакованным в христианскую обёртку. Теперь ей можно будет избавиться от некоторых внешних приличий, продолжая процесс, начатый в 2014 году.

Но настало время вернуться к вопросу о «кровопролитии», с чего мы, собственно, и начали разговор. Россия ведёт войну против Украины уже не первый год. Может ли эта война сейчас получить религиозную окраску «крестового похода» против «иноверцев»?

Вряд ли в этом можно увидеть что-то принципиально невозможное. Кремль, по крайней мере, с 2012 года делает ставку на архаизацию. Достаточно вспомнить дело «Pussy Riot», где российский суд принимал в качестве аргументов постановления Трулльского церковного собора VII века. Вполне возможно, что россиян постараются поднять на «священную войну за каноническую территорию Московского патриархата» - то есть, называя вещи своими именами, опять-таки за недвижимость. Не исключено, что найдутся и дураки, готовые за это воевать, хотя и маловероятно – всех таких украинская армия уже перебила в 2014-2015 годах, а оставшихся взорвали свои же.

Важным представляется другое. Россия продолжает стартовавший в 2014 году процесс изоляции от окружающего мира, наживая всё новых и новых противников. Разве патриарх Варфоломей ещё год или два назад был врагом Москве? Однако сейчас она сама сделала его таковым. И дальше, судя по всему, намерена продолжать в том же духе.

Не замечая при этом, что время работает против неё.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments