Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

Новая платформа для нового Мюнхена

Ни одно уважающее себя государство такую программу, разумеется, не примет. И неудивительно, что Киев «12 пунктов» категорически отверг
18 февраля, 2020 - 10:44

На конференции  по безопасности в Мюнхене был обнародован план из 12 пунктов, посвященный прекращению войны в Донбассе. Группа лидеров по вопросам евроатлантической безопасности, связанная с Российским советом по международным делам (РСМД), представила совместное заявление о «Двенадцати шагах по укреплению безопасности в Украине и в Евроатлантическом регионе». С российской стороны учредителем группы является бывший глава МИД РФ Игорь Иванов. Среди известных людей, подписавших заявление, можно назвать бывшего главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Филиппа Бридлава и действующего президента Фонда Карнеги для международного мира Уильям Бёрнс, а также трех украинских экспертов: Василия Филипчука, Александра Чалого и Алексея Семения, отличающиеся пророссийскими симпатиями. Неудивительно, что об агрессии России против Украины, которое и вызвало санкции со стороны Евросоюза, США и других стран, в заявлении не говорится ни единого слова, и создается впечатление, что война в Донбассе — это какая-то гражданская война украинцев против украинцев, без какого-либо иностранного вмешательства. Да и аннексия Крыма ни разу не упоминается.

КАКИЕ ЖЕ ШАГИ К УРЕГУЛИРОВАНИЮ КОНФЛИКТА В ДОНБАССЕ ПРЕДЛАГАЮТСЯ?

1. Восстановление работы Совместного центра по контролю и координации вопросов прекращения огня на Донбассе при участии украинских и российских военных. Но дело в том, что российские военные использовали этот центр для ведения разведки в пользу сепаратистов «ДНР» и «ЛНР». В связи с этим в Украине был принят закон о деоккупации, запрещающий доступ в страну российских военнослужащих. А от членов СЦКК закон требует биометрического контроля при въезде в Украину, против чего возражает российская сторона. Большинство российских военных там представляют спецслужбы, а потому частенько меняют имена и фамилии, так что биометрический контроль с отпечатками пальцев им совсем ни к чему. Таким образом, возобновление работы СЦКК подразумевает, что Украина должна изменить свои законы, тогда как от России никаких уступок не требуется. Авторы заявления полагают, что восстановление СЦКК обеспечит быстрое реагирование на нарушения Минских соглашений, в том числе на препятствия выполнению Специальной монторинговой миссии ОБСЕ функций мониторинга и контроля. На практике СЦКК использовался в своих интересах главным образом российской стороной и фиксировал нарушения преимущественно с украинской стороны. СММ же представляет особой жалкое зрелище, и ее члены озабочены прежде всего тем, как защитить себя от боевиков «ДНР» и «ЛНР».

2. Установление диалога «нормандской четверки» по кризисному урегулированию на уровне военных. Опять-таки, этот формат будет работать только в пользу России, поскольку представители военных ведомств Германии и Франции, основываясь на докладах своих запуганных наблюдателей в зоне конфликта, будут по большей части случаев занимать пророссийскую позицию.

3. Улучшить беспрепятственный доступ и свободу передвижения в зоне конфликта. Однако в случае реализации этого пункта в выигрыше будет только Москва, поскольку ее представители смогут беспрепятственно вести разведку и пропаганду на украинской стороне, тогда как сепаратисты договоренности выполнять не будут, и доступ украинских представителей на территорию «ДНР» и «ЛНР» останется опасным для жизни.

4. Поиск пропавших без вести. Против этого пункта трудно возразить, только непонятно, почему этому шагу должны предшествовать еще три шага, в том числе установление контактов военных в «нормандском формате».

5. Разработать и реализовать гуманитарные инициативы по разминированию. Опять-таки, предложение бесспорное. Только для его реализации нужно сперва эффективно прекратить огонь и развести войска сторон, что, очевидно, невозможно сделать без ввода значительного по численности международного миротворческого контингента. Однако в четырех предыдущих шагах ничего про это не говорится, зато украинским властям и международное сообществу предлагается разработать специальную программу «разминирования Донбасса». А российская сторона, чьи военные насытили Донбасс минами, здесь как будто и ни при чем.

6. Ускорить экономическое восстановление Донбасса. Не очень понятно, как можно ускорить то, что еще не начиналось. Без определения политического будущего оккупированной части Донбасса никто в его восстановление, включая Россию, инвестировать не будет. Попытки начать восстановление оккупированных районов сейчас, особенно с международным участием, направлены на то, чтобы так или иначе легализовать существующее статус-кво, т. е. российский контроль над территорией «ДНР» и «ЛНР».

7. Изучить возможность создания зон свободной торговли. Как и предыдущий шаг, выполним только после решения политических вопросов, о которых в предыдущих шагах нет ни слова.

8. Разработать «дорожную карту» по санкциям. Этот пункт предусматривает, что конкретные действия Москвы по реализации Минских соглашений могут привести к ослаблению западных санкций, т. е. предлагается собственно то, что Путин хотел бы получить — в обмен на какие-то символические уступки добиться полноценной отмены части санкций. Как раз Макрон говорил на эту тему в Мюнхене совершенно в духе своего далекого предшественника Даладье, что «мы должны начать диалог с Россией. Россия — постоянный член Совбеза ООН, и поэтому Россию нельзя постоянно блокировать и игнорировать. Могут быть разные форматы, и мы должны усилить доверие». Даладье, правда, говорил не о России, а о нацистской Германии. Вот только Помпео не Чемберлен и похвалился: «Соединенные Штаты вооружают Украину, чтобы помочь этому храброму государству защищаться от российской агрессии».

9. Устранить радиологическую угрозу, поскольку в Донецкой области и вокруг нее находится порядка 1,2 тыс. источников радиоактивного излучения, которые используются в медицинских, промышленных или научных целях. Речь идет, прежде всего, о контроле этих источников на оккупированных территориях. Однако весьма сомнительно, что боевики пустят туда международных экспертов. Да и эксперты вряд ли поедут без гарантий безопасности, которые им все равно никто не даст.

10. Запустить диалог между странами Евроатлантического региона о построении системы взаимной безопасности. Идея абсолютно пустая и чисто пропагандистская. Так или иначе, какой-то диалог между лидерами государств в этом пространстве идет, и что значит его запуск — непонятно. Диалог, в конце концов, — это же не искусственный спутник Земли.

11. Оказать поддержку и определить круг вопросов избирательного взаимодействия между ЕС и Россией, в том числе поддерживая выполнение минских соглашений. Предлагается предпринять шаги для развития отношений в областях совпадающих интересов (наука, трансграничное и региональное сотрудничество, а также сотрудничество в области изменения климата и защиты окружающей среды). Фактически, что теперь стало общим трендом в Евросоюзе, политические и социальные проблемы пытаются подменить выдвижением на первый план принципиально нерешаемых глобальных проблем, вроде борьбы с изменениями климата (почему-то политикам не приходит в голову, что бороться надо не с климатическими изменениями, что человечеству вряд ли под силу, а с негативными последствиями таких изменений).

12. Необходимо как можно скорее запустить новый всеобъемлющий национальный диалог об идентичности на Украине с участием лидеров общественного мнения, ведущих ученых и всемирно признанных экспертов. Нужно дать возможность соседям Украины (в первую очередь Польше, Венгрии и России) также высказать свое мнение. Диалог должен затрагивать темы истории и национальной памяти, языка, идентичности и проблемы меньшинств. Неотъемлемой частью диалога должны быть терпимость и уважение к этническим и религиозным меньшинствам как внутри страны, так и за рубежом. Здесь практически повторяются все тезисы кремлевской пропаганды об Украине, как несостоявшемся государстве, об отсутствии украинской идентичности (дескать, украинцы и русские — один народ), о природной ксенофобии украинцев и о необходимости введения над ними своеобразного «внешнего управления», по крайней мере, в сфере национальной истории и исторической памяти. Ни одно уважающее себя государство такую программу, разумеется, не примет. Неудивительно, что Киев «12 пунктов» категорически отверг. Вообще же авторы заявления построили его в примитивно-марксистском духе: сначала экономические шаги, и только потом политические. А получилось скверно, поскольку все экономические шаги носят чисто пропагандистский характер и без политических решений не реализуются, а конкретные решения подменяются пустословием. Неслучайно, эксперты «Атлантического совета», по преимуществу — отставные дипломаты, раскритиковали «12 шагов», так как они либо отражают кремлевский подход к переговорам и кремлевскую дезинформацию, а главное, предлагают такое решение проблемы, которое устраивает Кремль, может быть, в надежде понравиться представителям российской элиты и побудить их присоединиться к данному заявлению. Можно не сомневаться, что «12 пунктов» будут активно использоваться кремлевскими пропагандистами как в России, так и, особенно, за ее пределами, в том числе в Украине. Но сомневаюсь, что украинские интеллектуалы и политики, кроме откровенно прокремлевских, воспримут эту программу всерьез.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ