Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

Новая похвала глупости

Сейчас вся надежда — на большинство. На его заботу о личном благе...
4 декабря, 2019 - 11:04

Автору по должности полагается интриговать читателя. Поэтому ради интриги я начну с конца. А именно — с конца статьи журналиста Павла Казарина:

«Я не люблю ссылки на большинство. Любые разговоры о нем всегда отдают спекуляцией. Общество может быть инфантильным — и не стоит воспринимать его желания как истину в финальной инстанции.

Те, кто утверждают обратное — либо ничего не понимают. Либо все понимают и делают это сознательно.

Но разница между идиотами и подлецами не столь уж и принципиальна, если мерить последствиями».

Украина — свободная страна, поэтому я предоставляю господину Казарину, на его усмотрение, считать меня идиотом или подлецом. И я, тем не менее, утверждаю обратное. Например, обратное вот этому:

«На самом деле, принадлежность к большинству не означает ровным счетом ничего. Большинство всегда состоит из ситуативных меньшинств и способно раскалываться на группы любого размера. Оно может ошибаться. Может быть инфантильным. Может недооценивать риски. Оно может быть каким угодно — и любые попытки водрузить «маленького человека» на этический пьедестал чаще всего заканчиваются плохо».

Да, большинство — это необразованное быдло. Ему лишь бы жрать, размножаться, пристраивать куда получше своих детей, по возможности прикупать жилье, машины, и что там еще — и откровенно плевать при этом на национальные интересы...

Вот только власть такого быдла вообще-то называется демократией (ладно, Аристотель использовал это слово как ругательство, так что пусть будет полития). И ничего лучше человечество пока еще не придумало, как бы ни старалось.

Предположим, существует некая страна — Украина или какая-то другая, неважно. Кому она принадлежит? Всякий сторонник демократических взглядов (а я, уж извините, придерживаюсь их) ответит: «Ее гражданам». Это — их дом, а в своем доме хозяева вольны делать все, что пожелают, умны они или глупы. Ошибутся — на то их право. Тем в большей степени это касается Украины, чьей национальной идеей, как я писал, и является демократия.

Да, большая часть общества глупа, а меньшая умна. На первый взгляд, умные должны управлять всеми остальными. Однако на основе этой мысли еще в древних Афинах Платон сформулировал идею тоталитарного государства — диктатуры философов. С такими, например, правилами: «Никто не должен петь либо плясать несообразно со священными общенародными песнями и всеми принятыми у молодежи плясками. Этого надо остерегаться больше, чем нарушений любого другого закона» (это, правда, сказано философом не в «Государстве», а в «Законах», но ведь то и другое — части единой концепции). Не знаю, хотите ли вы жить в таком государстве, где власть предписывает гражданам, как им петь и плясать. Я, например, не хочу.

Действительно, обыватель глуп. Но его глупость мудра, она служит амортизатором для действий умных (я честно постарался произнести это слово без малейшей иронии) политиков. Собственно, только на ней и держится государство. Что бы политики ни делали, глупость обывателя это смягчает.

Вчера Украина выбрала президентом Порошенко, сегодня — Зеленского, завтра выберет кого-то еще. У всех этих президентов есть какие-то политические идеи, которые они стремятся осуществить. Но всем им при этом приходится считаться с обывательской глупостью — глупым стремлением к благополучию, своему и своей семьи. А общее благополучие страны как раз и складывается из множества таких мелких частных благополучий. Это несовершенная демократия, но уж лучше она, чем тирания просвещенного меньшинства, которое лучше всех знает, в чем состоит благо страны.

Вообразим некую условную украинскую семью. Разве она не заинтересована в том, чтобы отец этого семейства или его сын не погиб на Донбассе? Но ведь и украинское общество в целом заинтересовано в прекращении этого конфликта. Общий интерес не может существовать иначе как сумма интересов частных.

«Большинство — это всегда объект чужих манипуляций. Нет никакой «невидимой руки» на рынке мнений. При желании и усердии можно продать обывателю любую идею. Можно посеять в нем зерна любых сомнений. Можно убедить его голосовать за людей с самыми низменными целями и задачами. И тот, кто будет предлагать стране горькие пилюли — всегда проиграет торговцам сладким плацебо», — пишет Казарин.

Да, и здесь с ним трудно не согласиться, следует лишь сделать одну оговорку. Все на свете имеет свою цену. Цена демократии — именно та, которую назвал Павел Казарин. Это власть немудрых и не слишком просвещенных людей, которым задурить головы — не легко, а очень легко. Они озабочены лишь собственным благом. Но непременным условием их блага является общее благо страны. Остается лишь перефразировать известное высказывание Сталина: «Извините, товарищ Казарин, но у меня для вас другого народа нет».

Верно, зачастую от горьких пилюль бывает куда больше проку, чем от сладкого плацебо. Вот только как дать их обществу? Вопреки его желанию? Но если это можно сделать против его воли — почему нельзя так же сделать и что-то другое, и третье, и четвертое? И почему человек (или группа людей), получив подобную власть, использует ее именно в национальных интересах, а не в своих собственных? Кто сможет это гарантировать? Вообще-то для подобного положения дел еще древние греки придумали термин «тирания». Чего я уж точно не желаю Украине, так это ее.

Я бы не стал уделять статье «Забудьте про большинство» столь много внимания, если бы она не была очень тревожным симптомом. Дело в том, что в украинском обществе вообще и в медиа-пространстве в частности в последние годы действительно все чаще появляются такие идеи: многовато у нас демократии, стоило бы ее ограничить, отобрать власть у немудрых и передать мудрым. Для примера можно вспомнить хотя бы нашу с Сергеем Грабовским прошлогоднюю полемику на страницах «Дня» (см. статьи «В ожидании Генерала?», «В отсутствие Генерала» и «Это меч из стали, а не сладкое желе»).

Против этой идеи можно было бы привести много доводов, но хватит и одного: «Это — Украина». Здесь не только не любят, когда пытаются ограничить демократию, но и не любят это очень активно — до горящих покрышек включительно.

Кроме того, следует помнить, что сейчас не 2013 год. В стране полно людей, прошедших Донбасс, умеющих обращаться с оружием и способных к самоорганизации. В подобных условиях хоть пальцем трогать демократию — все равно что курить на пороховом складе. На мой взгляд, последнее, что нужно Украине — это гражданская война.

Поэтому сейчас вся надежда — на большинство. На косного малообразованного обывателя. На его заботу о личном благе. На его мудрую глупость.

Альтернатива этой мудрой глупости есть, но она слишком страшна, чтобы о ней говорить.

Не верьте ему. Гоните его. Он врет. Он не знает, как надо.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ