Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

О революциях и военном деле...

Предлагаю власти три достаточно простых шага для формирования технологической базы остановки вооруженного противостояния
13 мая, 2019 - 18:35
ФОТО REUTERS

По-видимому, разочарую сторонников традиционной для Украины революционной риторики последних лет — в статье речь пойдет не о политических, а о технологических революциях. Все просто: демократический образ жизни требует технологических новшеств и их воплощения в жизнь. Это одно из правил существования демократии и традиция производительного использования человеческой разности (diversity) для развития нации и государства, в сущности — преимущество демократии перед другими политико-экономическими моделями.

К сожалению, в нашей стране упомянутое не стало постоянным правилом властного менеджмента. Почему такое утверждение? Потому что достояние новой технологической революции на базе новейших технологий искусственного интеллекта, человеко-машинных, робото-, био- и других, которые будут править бал в ближайшие десятилетия, мягко говоря, не является приоритетом власти в Украине и не на слуху политического бомонда.

Парадокс: у нас классные ученые, инженеры и технологи, видел множество украинских студентов в лучших технологических вузах Запада, но большинство из них ищут самореализации за рубежом.  Конечно, будет играть роль финансовая мотивация — в цивилизованном мире за профессиональную мозговую деятельность неплохо платят. Но возьму на себя смелость утверждать, что это шире, чем несколько тысяч долларов или евро в бумажнике — они важны, но не только. Определяющим все равно является востребованность профессионалов хай-тек в своей стране, то есть условия и возможности для самореализации. Такова природа этой деятельности: без государственной поддержки — законодательной, целевой ресурсной/грантовой, административной, лабораторной, бытовой и других в сфере современных высоких технологий ничего не делается. «Плакал», когда посещал один из ведущих технологических университетов Норвегии — это космос в отношении аппаратуры, оборудования и просто физических условий для исследований с выходом на веранду в замечательном лесном массиве...

В военной сфере еще сложнее. Эксперты называют растущую седьмую технологическую революцию в военной сфере революцией систем с автономными возможностями. Незнакомые слова? Но это — реальность. Хотим этого или нет, а седьмая революция набирает обороты и предоставляет огромные преимущества той стороне, которая овладевает ею.

ОК, скажут скептики, но мы же как раз туда и двигаемся, вот наш ІТ-сектор демонстрирует мировой уровень знаний и навыков! Разочарую: информационная (шестая) технологическая революция уже состоялась и перешла в состояние внедрения ее результатов ведущими странами мира, в том числе за счет украинских специалистов, которые работают за рубежом или на зарубеж, в то же время в украинской оборонке ее имплементационная часть является крайне ограниченной. Не следует увлекаться иллюзиями: мы «застряли» в пятой (ракетной) милитарной технологической революции со своими особенностями, завязанными на технологии мировых войн ХХ века (четвертая революция), — комбинировано-стрелковое, артиллерийское и дальше реактивное оружие, бронированные маневренные средства, корабли и авиация с артиллерийской и бомбовой нагрузкой.

Чем это угрожает? Главное — проблемами снижения эффективности завязанных на четвертую-пятую милитарные революции компонентов ведения войны (не только физического, но и концептуального и боевого духа). Не только новая генерация войны, но и вся история войн свидетельствует о стойкой тенденции борьбы стратегических противников за эффективное использование достояний технологических революций в военной сфере — именно это в прошлом сыграло решающую роль в достижении большинства военных побед одной стороны над другой.

Есть и другой аспект: из истории известно, что когда милитарная технологическая база противников приблизительно одинакова, особенно полевая, война малой и средней интенсивности может длиться годами. В этой войне, которая идет на истощение, ключевым является количество ресурсов — человеческих, материальных, финансовых. В подобной ситуации мы в настоящий момент, но она не будет константной — все равно выигрывают технологии vs ресурсы. Технологии более влиятельны на устранение причин и результаты конфликта, также они имеют конкурентные преимущества перед ресурсами. Не вдаваясь в профессиональные детали, утверждаю: системы с автономными функциями на базе робототехнологий, искусственного интеллекта и человеко-машинного объединения, способные адекватно действовать в традиционных (воздушно-космическая, наземная, надводная и подводная) и новейших средах вооруженной борьбы (кибернетическая, информационная, энергетическая и другие), могут существенно помочь остановить горячую фазу войны на Востоке и выйти из формата вооруженного противостояния. Эти системы могут изменить (и уже изменяют) традиционный характер войны. И это исключительно вопрос новейших технологий.

Информирован — значит вооружен. Не имея претензий на истину в последней инстанции, предлагаю власти три достаточно простых шага для формирования технологической базы остановки вооруженного противостояния:

• Во-первых, создать условия для высокотехнологического прыжка в оборонной сфере. Речь идет о глубоком профессиональном понимании на уровне государственного менеджмента того, что привлечение современных высоких технологий существенно повышает шансы Украины выстоять и укрепиться. Давайте начнем с профессиональных кадров, законодательного закрепления частно-государственного партнерства в сфере оборонных технологий и сбалансированных тактико-технических требований.

• Во-вторых, нужна система государственной поддержки внедрения мировых новейших технологий оборонного назначения и двойного использования, «внедрения» — ключевое слово. Будем откровенными: оборонные инвестиции Запада зайдут не на обещаниях — только на взаимном доверии, общих ценностях и способах их защиты. Именно этим в Украине следует системно заниматься. 

• В-третьих, преимущество в оборонных R&Dі их реализации предоставлять SМЕ (Smalland Medium Enterprises), то есть малому и среднему бизнесу — не притеснять его и не вытеснять с рынка, а помогать и поддерживать, потому что именно SМЕ создают новые возможности в сфере высоких технологий с наилучшим соотношением эффективность/стоимость. Опыт американской DARPA и Промышленно-совещательной группы НАТО в упомянутом контексте является очень полезным, его целесообразно использовать в Украине.

Искренне желаю новоизбранной власти выучить этот и другие уроки недалекого прошлого...

Игорь КАБАНЕНКО, адмирал, эксперт по вопросам обороны и безопасности, политик

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ