Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Об особенностях чужого опыта

11 апреля, 2013 - 20:49

Я знал Маргарет Тэтчер лично. Познакомился с ней в 1991 году, когда был председателем трехдневной конференции, проводившейся в Лондоне для 400 руководителей крупных предприятий Европы и других континентов. Среди докладчиков были Маргарет Тэтчер и Генри Киссинджер. Генри Киссинджера я уже хорошо знал, а с госпожой Тэтчер провел перед ее выступлением краткую беседу, пояснил цель конференции и дал некоторые советы для ее доклада. Конференцию проводил с юмором.

На следующий день она пригласила меня прийти в ее офис. Уже тогда она была экс-премьером. Приняла меня очень вежливо и начала говорить о Консультативно-совещательном совете при президиуме Верховной Рады Украины, которую я создал и был председателем по просьбе Леонида Макаровича Кравчука. Совет состоял из двенадцати человек, каждый из которых имел политический опыт в законодательных и исполнительных органах власти своих стран и международный опыт. Среди них было двое британцев – лорд Джеффри Гоу, бывший вице-премьер и член Палаты лордов, и баронесса Ширли Уильямс, бывший министр и также член Палаты лордов.

Маргарет Тэтчер за чашкой чая у камина спросила как бы между прочим, не стать ли ей членом нашего совета. Памятуя о том, что несколько лет назад на вопрос «Почему бы Великобритании не установить дипломатические отношения с Украиной?» она ответила, что Великобритания имеет дипломатические отношения со странами, а не с провинциями, я с вежливой улыбкой сказал: «Леди Тэтчер, а разве Вы хотели бы быть членом совета провинции?» Она даже побледнела, а я с большой благодарностью за встречу и за чай вышел из ее кабинета.

Все вышеизложенное абсолютно не умаляет того, что она действительно коренным образом изменила Великобританию к лучшему, имела сильное влияние и в Европе, и в мире, стала одним из сильнейших лидеров своей эпохи. Однако если говорить об изменениях в Украине, то мы немногому можем у нее научиться. Например, она действительно уменьшила влияние профсоюзов, некоторые из них просто разрушила, и это Великобритании было действительно необходимо. Профсоюзы были узко специализированными. Так, однажды в судостроении началась забастовка, которая охватила в итоге до 15 тысяч рабочих. А все потому, что на судне, где они работали, стены с одной стороны были из алюминия, а с другой – из дерева, и два профсоюза никак не могли договориться, кто из них имеет право скреплять эти стены.

Нам бы лучше учиться на опыте шведских профсоюзов, которые знают, что, если рентабельность предприятия повышается, то автоматически повышаются и зарплаты рабочих, а потому они учат рабочих быть более продуктивными.

Приватизация в Великобритании была нужна, но, к примеру, приватизацию железной дороги провели недостаточно мудро. Поезда продали одним собственникам, железнодорожные пути – другим, а еще какие-то части государственной железнодорожной компании – вообще третьим. Это привело к тому, что на железной дороге некоторое время царил полный хаос. В Швейцарии и некоторых других эффективных странах железную дорогу, как и почту, считают важными государственными монополиями, поэтому они обслуживают все население страны, независимо от финансового статуса граждан.

Да, мы должны изучать опыт других стран и заимствовать некоторые элементы для нашей экономической, политической и социальной систем, однако любой, даже самый эффективный опыт требует очень глубокого изучения.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ