Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

Опасные параллели и алгоритмы истории

На очереди — закономерный распад мини-империи Путина. В Украине же отсутствуют объективные факторы распада, поэтому преодолеть кризис можно
19 марта, 2019 - 19:25

Прямым следствием неэффективного и коррумпированного правления стало засилие приближенных к власти нуворишей-толстосумов, которые наживались на военных заказах (в то время как серьезные промышленники, которые могли бы обеспечить большинство потребностей армии, были отстранены от самых выгодных контрактов). К тому же каким-то образом значительная часть военного снаряжения сначала оседала в тыловых хранилищах, а затем кое-что из него появлялось в полулегальной продаже — и не только одежда или сапоги, но и револьверы и патроны. Нувориши-посредники оседлали почти все коммуникации между существующими, несмотря ни на что, добросовестными производителями и войском. До фронта доходило далеко не все, для него предназначенное; тыловые крысы-интенданти богатели; «золотая молодежь» — сынки и внуки нуворишей и высокопоставленных чиновников — не вылезали из кафе и ресторанов; а присланные союзниками несколько сотен специализированных автомобилей, на которых должны были перевозить раненых с фронта в тыловые госпитали, так и остались в тылу, катая офицеров-штабников и девушек легкого поведения.

Главными негативными факторами были даже не бездарность и коррумпированность власти, а демонстративное нежеление верхов государства править, учитывая общественное мнение, такое же демонстративное выдвижение на руководящие должности «надежных людей», а не ответственных и эффективных менеджеров (не только в тылу, но и на фронте — многие «паркетные генералы» получили высокие командные должности), и образцово-показательное жирование «элиты» и ее «сынков» Ситуацию не спасало честное поведение части политической элиты и офицеров-фронтовиков — на виду были негативы.

Структуры местного самоуправления и разного рода добровольческие гражданские организации выбивались из сил, стремясь обеспечить фронт и фронтовиков всем необходимым. Но власть им способствовала далеко не всегда, считая, что там засели «подрывные элементы». И в самом деле: в этих структурах работало немало политических оппонентов действующей власти, радикальных и умеренных. Но этот еще вопрос, кто больше «подрывал основы»: действующая власть или энтузиасты-любители, которые стремились минимизировать потери среди солдатских фронтовиков.

А тем временем военная промышленность — после длительной раскачки — наконец начала работать. Действовали многочисленные конструкторские бюро, которые разрабатывали новейшие виды эффективного оружия и военного оснащения. Поступало и вооружение от западных союзников.

Даже в случае, когда до фронта доходили амуниция, питание, оружие и боеприпасы, ситуацию никоим образом нельзя было назвать удовлетворительной. Потому что не только солдаты, но и офицеры не понимали, за что они воюют; позиционная война, ежедневные артиллерийские перестрелки, большие потери, окопное бытие — прозябание под дождями и снегами, — письма из дома, где описывалась нелегкая жизнь семей фронтовиков, их бедствования, постоянный рост цен и пренебрежение власти к их потребностям. Вместе с предельным (и вполне мотивированным) уровнем недоверия к главе государства и правительству все это приводило к формированию взрывообразных настроений на фронте — хватало и этого, даже если «вынести за скобки» все специфические «горячие» социальные и региональные проблемы...

В итоге негативы превышали позитивы. И главным негативом было то, что государственная система управления традиционно продолжала быть крайне неэффективной. Большинство депутатов представляли не интересы населения, а интересы собственных карманов и политически бесчестных группировок. А глава государства перетасовывал членов кабинета, не говоря уже о более мелких чиновниках, как хотел — не на основе профессионализма и патриотизма, а личной преданности.

Государственный долг тем временем рос и рос. И без того накануне войны он был немалым, теперь же, после многоразового увеличения, его выплата стала проблемной, а без влезания во все большие долги система не могла существовать. Теоретически можно было бы ограничиться значительно меньшими внешними ссудами, но как бы тогда властные круги и официальная элита могли обеспечить себе безбедную, несмотря на войну, жизнь, и на чем строили бы свои безумные состояния многочисленные коррупционеры и нувориши?

И так далее, и тому подобное.

Вы думаете, я описываю настоящее? Глубоко ошибаетесь. Это — штрихи к портрету Российской империи времен Первой мировой войны, конкретно — 1916-го и начала 1917-го года. И, несмотря на закономерные многочисленные и существенные отличия между этим имперским государством и Украиной на шестом году войны с нынешней Россией, все же существует и определенная — тоже существенная -схожесть между теми кризисами, которые разделяет более ста лет. Потому что алгоритмы истории, ее логика — это не чья-то замысловатая выдумка. Да, Российская империя воевала за неправедные цели неправедными средствами, Украина же воюет за праведные цели. Но всегда ли праведными средствами (имею в виду, конечно, те средства, которые используются властью, олигархами, чиновниками-коррупционерами и иже с ними)? Не случайно же, очевидно, Махатма Ганди повторял: «Позаботьтесь о средствах, тогда цель сможет позаботиться о себе сама».

Впрочем, никому ничего не навязываю — каждый может сделать собственные выводы. Главное, что следует, на мой взгляд, помнить — что Российская империя распалась вполне закономерно, и, несмотря на то, что большевикам удалось собрать вместе большинство ее обломков, через семь с лишним десятилетий она так же закономерно распалась во второй раз. Теперь на очереди — закономерный распад мини-империи Путина. В Украине же отсутствуют объективные факторы распада, поэтому преодолеть кризис можно.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ