Украина обречена быть одним из самых крупных и богатых государств
Борис Олейник, украинский поэт, академик, общественный деятель

Политика нефтяного обвала

У кого не следует покупать черное золото
22 апреля, 2020 - 12:08

Понедельник 20 апреля 2020 на нефтяном рынке сродни черному вторнику октября 1929 года. Тогда обвал на американских биржах означал начало Великой депрессии — экономического кризиса, который продолжался до 1933 года.

Мир вступил в рецессию и нефтяной обвал 20 апреля только частично можно объяснить биржевой игрой. Срочно в последний день закрывались майские фьючерсы, а июньские пока лежат в пределах $15-20 за бочку. Важно то, что вслед за бумажными обязательствами поползли вниз и цены на физические контракты. По некоторым сортам нефти они ушли в отрицательную область. Более 20 супертанкеров стоят на якоре, так как не могут разгрузиться, а в них находится более 30 млн баррелей нефти. И это дополнительное давление на рынок.

Пока нефтяные продавцы и спекулянты фьючерсами рассчитывают, что в июне пандемия пойдет на спад и начнется экономическое оживление, а с ним и возрастет потребление нефти и нефтепродуктов. Насколько оправдаются такие расчеты сказать сложно, но надежда умирает последней.

Заметим, что несмотря на падение цен и сокращение потребления добыча нефти сокращается относительно медленно и для этого, в частности, в России есть технологические причины. Закрытие скважины довольно сложный и трудоемкий процесс и к тому же финансово затратный. С учетом относительно низкого дебета большинства скважин в России для выполнения обязательств по договоренности с ОПЕК нужно закрыть около 30 тыс. скважин. Сделать это быстро невозможно физически.

Вторая проблема еще похлеще первой. В силу природных, климатических и геологических условий закрытые скважины российские компании практически восстановить не смогут. Придется создавать новые, а это потребует новой инфраструктуры и обустройства, что тоже весьма затратное мероприятие. В целом это серьезный удар по российской нефтянке и последствия его еще впереди.

Так или иначе, но мы находимся только на первой стадии борьбы за передел нефтяного рынка и противостояние на нем будет обостряться. И здесь, как говорят французы, a la guerre comme a la guerre. На этой войне пленных брать не будут, а добиваться полной и безоговорочной.

Пилотный вариант был опробован договоренностью о сокращения добычи на 10 млн. баррелей, при этом нам долю России пришлась наибольшая доля. Удалось договориться, чтобы не считать газовый конденсат, что несколько уменьшило величину сокращения, но и только.

Второй акт наступил, когда саудиты и их соседи по Персидскому заливу начали открытый и демонстративный ценовой демпинг. К тому же он дополнялся невиданными раннее льготами по оплате. Явно Россию заставляли поступить аналогично, что усиливало последствия демпинга. Москва на это не пошла и понадеялась на меньшие затраты на транспорт нефти по трубопроводам в Европу по сравнению с доставкой по морю. Стоимость фрахта танкеров выросла в 7-10 раз и будет расти дальше. И этот вариант просчитали в Эр-Риаде. Был предложен новый дисконт. Дальше ждать обвала пришлось недолго.

Здесь мы подошли к границе, когда экономические и финансовые факторы переходят в политические. Первый уже последовал. Россия уходит из Венесуэлы, бросает своего протеже Мадуро, чтобы выполнить условия Трампа. Венесуэльскому лидеру остается уповать только на Китай, но у того свои огромные проблемы.

Вторая неувязка — Ливия. Турецкий президент Эрдоган по московскому примеру вошел в страну по просьбе признанного ООН правительства. И сказать нечего. После этого турецкие войска начали успешную охоту на российских наемников из ЧВК Вагнер. Москва никак не реагирует. Ведь ее тамнет. Это совсем не отменяет очередного фиаско Белокаменной на этот раз на севере Африки. И это обязательно скажется там, куда наемники Вагнера уже проникли на юг от экватора.

В таких условиях Украина приобретает для Москвы особо важное значение. В Белокаменной все больше разговоров, что следует одним ударом по ослабленной эпидемией Украине решить очень болезненный вопрос. На открытое и масштабное вторжение сил и ресурсов нет, но агрессивность московских ястребов это не уменьшает.  

Почему-то в Кремле уверены, что буквально на днях Киев попросит помощи против эпидемии и тогда военные вирусологи на транспортных средствах типа танки и БТР на законных основаниях войдут в нашу страну. Очень удивляются, что до сих пор подобных просьб не поступало, хотя об их желательности говорят почти открыто.

Пока же будет разыгрываться нефтяная карта. Следует ожидать, что Киеву будет предложено покупать нефть по значительно более низкой цене, но все равно выше спотовой. К другим вариантам Москва не приучена. Здесь очевидная ловушка в чем-то напоминающая предложение о 20% скидке на газ накануне заключения соглашения о транзите. За внешней финансовой привлекательностью просматривается попытка снова войти на украинский рынок, дополнительно его коррумпировать и в дальнейшем извлечь из этого политические выгоды. Деятелей готовых на это у нас хоть отбавляй.

Еще один фактор. В России относительно мало емкостей для хранения нефти. В этом смысле Украина тоже привлекательна, так как у нас они есть. И на это соглашаться нельзя ни в коем случае. Должна четко выполняться аксиома — никаких соглашений с Москвой по энергоресурсам.

С другой стороны, нам сейчас стоит закачивать в хранилища не только относительно дешевый газ, но и сильно подешевевшую нефть. Более того, в мире дефицит нефтехранилищ и можно заработать на аренде.

Нефть покупать только на спотовом рынке и категорически не у российских компаний непосредственно. Надо помнить, как совсем недавно Москва запретила экспорт бензина и других нефтепродуктов в Украину. Вынести из этого урок и не иметь никаких дел с Россией. Тем более при нефтяном изобилии предложений.

Дистанция от Москвы должна все время увеличиваться. Там нисколько не отказались от планов дестабилизировать ситуацию в Украине. Последние события с отказом московского патриархата призвать верующих не ходить в храмы и соблюдать карантин являются очевидной политической провокацией. В Первопрестольной очень надеялись на столкновения на религиозной почве для извлечения очевидных политических выгод. При этом в самой России большинство храмов и церквей были закрыты.

Нечто подобное попытались организовать и в Грузии. И эта страна в зоне особых российских интересов. Тем более, что наблюдается концентрация военных вирусологов и химиков в Абхазии. Теперь это так называется. В 2008 году перед агрессией в Грузии это были вроде бы железнодорожные части, а на самом деле развернутые в боевые порядки десантники.

К осени экономическая ситуация в России обострится и соответственно усилится ее агрессивность. Следует к этому готовиться и запастись энергоресурсами. И окончательно выбить из московских рук этот рычаг давления на Украину.        
 

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ