Нас послали только предсказывать воскресение мертвых и будить сонных. Это наше дело.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

Призрак путинских миллиардов

17 марта, 2019 - 11:38

Палата представителей Конгресса США приняла сразу четыре законопроекта, направленные против правительства России и лично президента Владимира Путина. Первый из них осуждает Путина за «убийство оппозиционного политика Бориса Немцова и одновременно обязывает власти Соединенных Штатов начать расследование деловой и финансовой деятельности Рамзана Кадырова... за пределами Российской Федерации, включая Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию». Причастность Кадырова, равно как и депутата Государственной Думы от Чечни Адама Делимханова к убийству Немцова у американских законодателей сомнений не вызывает. Еще один законопроект обязывает правительство США не признавать «фактически и юридически» включение в состав России полуострова Крым в 2014 году, но предусматривает, что введенные после этого санкции могут быть отменены только после «полного выполнения всех пунктов минских соглашений». Заметим, что сам по себе законопроект о Крыме представляется достаточно противоречивым. С одной стороны, он запрещает признание Крыма российским де-юре и де-факто, по примеру того, как США так и не признали советской аннексии Литвы, Латвии и Эстонии. Вследствие этого американские дипломаты не могли в официальном качестве посещать территорию этих республик. Очевидно, не будут они ездить и в Крым. Однако санкции, введенные в связи с аннексией Крыма, американские законодатели обещают отменить уже в случае полного выполнения Россией Минских соглашений, т. е. ее ухода с Донбасса, хотя о Крыме в этих соглашениях ни слова не говорится. Получается, что непризнание Крыма российским для США, даже в случае принятия соответствующего законопроекта, будет носить сугубо формальный характер, примерно такой же, какой носит непризнание мировым сообществом оккупации Северного Кипра турецкими войсками и самопровозглашенной Турецкой Республики Северного Кипра. Более того, в случае, если Путин или кто-то из его приемников соизволит все-таки когда-нибудь уйти с Донбасса и вернуть его Украине, то даже те санкции, которые были наложены после захвата полуострова на Россию, власти Крыма и крымские компании, будут сняты, и Москва сможет практически беспрепятственно эксплуатировать аннексированную территорию и в том числе развивать там иностранный туризм. Так что законопроект о непризнании Крыма можно даже в какой-то мере счесть выгодным для России. Другое дело, что до тех пор, пока Путин остается у власти, он с Донбасса не уйдет. Поэтому санкции, введенные США и другими западными странами в связи с аннексией Крыма, сохранятся еще долго.

Третий законопроект предусматривает, что директор Национальной службы разведки США должен будет передать в Конгресс подробный отчет о финансовых и других активах, принадлежащих лично Владимиру Путину. По мнению авторов законопроекта, эти активы «могут контролироваться или находиться в управлении у олигархов, входящих в ближний круг президента РФ». В законопроекте также говорится: «Соединенные Штаты должны предпринимать больше усилий для того, чтобы публично обнародовать сведения о коррупционных действиях Владимира Путина. Нажитое им незаконным путем состояние является, возможно, самым значительным глобальным свидетельством его нечистоплотности, а также постоянных попыток подорвать верховенство закона и демократию в Российской Федерации».

Таким образом, активы, принадлежащие российскому президенту, трактуются весьма расширительно, что позволяет Национальной службе разведки США расширить свои поиски на Вексельберга, Ковальчуков, Дерипаску, Ротенбергов, Шамаловых, Тимченко и прочих путинских олигархов. Однако и данный законопроект имеет скорее пропагандистское, чем реальное практическое значение. Многомиллиардные активы Путина (иногда их оценивают в 100 млрд. долларов), несомненно, существуют, но все они записаны на подставных лиц – разного рода ролдугиных, и юридически доказать их принадлежность Путину будет очень трудно, если вообще возможно. Но даже если это удастся каким-то образом доказать их связь с российским президентом, то само по себе это не создаст оснований для замораживания или конфискации выявленных активов. Очевидно, потребуется доказать их незаконное, в том числе коррупционное, происхождение, причем безотносительно от их фактической принадлежности. Но сделать это без помощи российских правоохранительных органов будет очень трудно, а они-то точно помогать не будут. При этом необходимо будет учитывать не только законодательство США, но и законодательство других стран, где сосредоточены активы (а они наверняка рассеяны по странам и компаниям, включая оффшоры). Главное же, если речь пойдет о суммах в десятки и сотни миллиардов долларов, то наверняка будет приниматься не юридическое, а политическое решение. Конфискация или замораживание таких капиталов не может не оказать существенного влияния на функционирование ряда отраслей мировой экономики. Но что еще важнее, такие действия вызовут резкое обострение отношений России с США и с Западом в целом, и далеко не факт, что в Вашингтоне будут готовы пойти на это.

Наконец, четвертый законопроект предусматривает борьбу против «всемирной кампании по распространению дезинформации, организованной Россией». Документ обязывает директора Национальной службы разведки США предоставить Конгрессу отчет о «попытках России использовать слабость и разногласия правительств стран Запада», включая действия, направленные «на ослабление НАТО». Законопроект, несомненно, полезный и актуальный, но и он предусматривает действия в чисто пропагандистской сфере.

Таким образом, четыре законопроекта, принятых Палатой представителей, имеют главным образом пропагандистское значение. Скорее всего, они в той или иной форме будут одобрены сенатом и подписаны президентом, но в ближайшее время ощутимого ущерба России не нанесут.

Кроме указанных законопроектов, Минфин США в связи с инцидентом в Керченском проливе включил в «черные списки» 8 российских компаний и 6 физических лиц. Санкции против последних, являющихся офицерами ФСБ России и чиновниками марионеточной ДНР, носят чисто пропагандистский характер и у россиян могут вызвать только улыбку. Пополнившие «черный список» лица никогда не собирались въезжать в США или проводить операции с американскими банками. Столь же пропагандистскими являются санкции Канады, введенные в связи с тем же инцидентом против замглавы Минэнерго РФ Андрея Черезова, главы международного комитета Совфеда Константина Косачева, главы ВТБ Андрея Костина, главы "Роснефти" Игоря Сечина, директора Росгвардии Виктора Золотова, бывшего главы РЖД Владимира Якунина и ряда других высокопоставленных лиц. А вот санкции против компаний – вещь более серьезная. В «черный список» американского Минфина попали Зеленодольский завод имени Горького, один из крупнейших в России, где производятся малые противолодочные корабли, ракетные, патрульные и штурмовые корабли, а также грузовые суда, Ярославский судостроительный завод, строящий, в том числе, противолодочные корабли и ракетные катера, приборостроительный концерн «Океанприбор», разрабатывающий гидроакустические комплексы для ВМФ, а также конструкторско-технологическое бюро «Судокомпозит» и ряд крымских компаний. Эти санкции для Москвы неприятны, но не смертельны. С помощью тех российских компаний и банков, которые не находятся под санкциями, предприятия, попавшие под санкции, так или иначе смогут их обойти, пусть и с дополнительными затратами.

Единственное, что может Россию в настоящее время сильно испугать, так это американские санкции против «Северного потока-2». США в этих санкциях действительно заинтересованы, поскольку видят в данном газопроводе не только геополитическую угрозу Украине и Евросоюзу, но и одно из препятствий для будущего экспорта американских энергоносителей в Европу. Однако пока не ясно, какими именно будут санкции против компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2», и смогут ли они остановить строительство.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

 

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments