Только наука изменит мир. Наука в широком смысле: и как расщепляется атом и как воспитывать детей… И взрослых тоже.
Николай Амосов, украинский врач, ученый в области медицины, биокибернетики

Тайваньский кризис в текущем контексте

25 октября, 2021 - 12:56

В последние дни Тайвань занял ведущие места в мировых лентах новостей. Что было вызвано преимущественно заявлениями, которые прозвучали из Белого дома. Внимание к ним понятно, если знать соответствующий контекст.

Прежде всего следует сказать, что уже много лет правительство США проводит политику «стратегической двусмысленности» в отношении Тайваня: с одной стороны, правительство заявляет, что признает, что Китай считает Тайвань частью «единого Китая», но с другой – США выступают против любых попыток изменить самоуправляемый демократический статус Тайваня силой. При этом правительство США не говорит прямо, будет ли США использовать силу для защиты Тайваня от китайского вторжения - только то, что США оставляют за собой право применить силу и полны решимости помочь Тайваню защитить себя, продавая американское оружие.

Учитывая все более агрессивные действия Китая в отношении Тайваня, во внешнеполитических кругах Вашингтона ведутся горячие споры о том, нужно ли США делать более сильные и четкие заявления, чтобы удержать Китай от вторжения.

В последнее время, как отмечают некоторые аналитики, на фоне роста внутриполитических и внутриэкономических проблем Китай ведет себя все более агрессивно: в начале этого месяца вблизи Тайваня было зафиксировано рекордное количество китайских боевых самолетов (145) в рамках операций, направленных на то, чтобы угрожать острову и деморализовать его, заставив признать неизбежность китайского правления. Министр обороны Тайваня предупредил, что Китай может быть готов к «полномасштабному» вторжению до 2025 года. При этом недавно проведенные Пентагоном и корпорацией RAND имитационные военные игры показали, что в военном столкновении из-за Тайваня США может не хватить ресурсов в противостоянии с Китаем на таком отдаленном и логистически сложном театре.

С момента вступления на президентский пост Байден сделал два, казалось бы, случайных заявления, которые предполагали изменение политики США в отношении Тайваня. В интервью ABC в августе Байден отверг идею о том, что вывод войск из Афганистана может поставить вопрос об обязательствах Америки перед другими своими союзниками: «Мы свято взяли на себя обязательства по статье 5, что если на самом деле кто-то вторгнется или предпримет действия против наших союзников по НАТО, мы ответим, - сказал он. - То же самое с Японией, Южной Кореей, то же самое с Тайванем».

А 21 октября во время своей пресс-конференции Байден ответил «да» на вопрос одного из зрителей, может ли он «поклясться защищать Тайвань». Под давлением журналистов на дальнейшие вопросы имел ли он в виду, что «Соединенные Штаты встанут на защиту Тайваня в случае нападения Китая», Байден ответил: «Да, мы обязаны это сделать». И это вызвало много вопросов и интерпретаций как в США и Китае, так и в третьих странах.

Официальный представитель министерства иностранных дел Ван Вэньбинь повторил традиционную позицию Китая о том, что Тайвань является китайской территорией: «Когда дело доходит до вопросов, связанных с суверенитетом и территориальной целостностью Китая и другими основными интересами, в Китае нет места для компромиссов или уступок, и никто не должен недооценивать твердую решимость, твердую волю и сильную способность китайского народа защищать национальный суверенитет и территориальную целостность», - сказал он.

Высокопоставленный чиновник американской администрации, комментируя это, сказал, что «Соединенные Штаты будут продолжать поддерживать мирное решение проблем, связанных с проливом, в соответствии с пожеланиями и наилучшими интересами людей с обеих сторон... Соединенные Штаты неизменно заинтересованы в мире и стабильности в Тайваньском проливе. И мы считаем, что наша поддержка Тайваня способствует поддержанию мира и стабильности». После заявления президента Байдена представитель Белого дома сказал также: «Президент не объявлял никаких изменений в нашей политике, и в нашей политике нет никаких изменений. Оборонительные отношения США с Тайванем регулируются Законом об отношениях с Тайванем.... Мы будем выполнять свои обязательства в соответствии с Законом, мы продолжим поддерживать самооборону Тайваня и будем продолжать выступать против любых односторонних изменений статус-кво».

Таким образом, на самом деле заявление Байдена не стоит рассматривать как изменение позиции правительства США о «стратегической двусмысленности» относительно того, будет ли США защищать Тайвань, который Китай рассматривает как мятежную территорию, - представители Белого дома быстро объяснили, что в политике США нет стратегических изменений.

Бесспорно, нас в первую очередь должно интересовать именно возможное изменение политики США в отношении своих союзников и партнеров. И здесь наши политические аналитики и политологи должны опираться на официальные заявления и непосредственные действия западных союзников в вопросе нашей поддержки.

Но также интересно наблюдать за стилем вокруг тайваньского вопроса - на мысли и нарративы, в частности, враждебных пропагандистов, то есть на то, на что нам ни в коем случае опираться не стоит и что нам не нужно повторять и воспроизводить.

Интересным и бесспорно важным для нас является то, что уже на следующий день после заявления Байдена, выступая на форуме Nikkei в вашингтонском аналитическом центре, министр обороны Японии Нобуо Киси заявил, что «вторжение может начаться, и никто этого не осознает, а война может вестись без использования вооруженных сил», прямо ссылаясь на аннексию Крыма РФ. Этот важный нарратив нам определенно стоит распространять и поддерживать в рамках общего дискурса о попытке авторитарных режимов изменить мировой статус-кво с помощью силы с использованием современных технологий и разработки соответствующих средств коллективного противостояния такому типу угроз. Станет ли Тайвань следующим Крымом и что нам всем надо делать, чтобы предотвратить такой сценарий, - вот этот вопрос стоит обсуждать.

В то же время в дискурсе оккупированных территорий, в частности ОРДЛО, распространяются нарративы наподобие «Украина может использовать прецедент Тайваня и попробовать силой захватить Донбасс», а российские аналитики имперского толка продвигают обратные нарративы типа «РФ должна воспользоваться тайваньским прецедентом и захватить Украину».

Здесь нам следует понимать, что эти заявления основаны на абсолютно варварских, совершенно устаревших представлениях о том, как устроен мир, оторванных от реальности конспирологических представлениях о «геополитике», которые царят в пространстве «русского мира», что они являются глубоко вторичными. И чтобы нам не увязнуть в навеянной вторичности, нам надо отказаться от повторения и воспроизведения такого типа нарративов.

Настоящая современная парадигма безопасности требует действенных стратегий защиты, а не бесконечного копания в устаревших концепциях и навязанных нарративах-страшилках.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ