Надо любой ценой обходить ... широкие, распахнутые двери, а искать истинно большие ворота, над которыми веют неподдельные, неперелицьование флаги нашего духа
Елена Телига, украинская поэтесса, публицист, литературный критик, деятель ОУН

Томос, Майдан, Порошенко, Христос и Путин: все только начинается

Новостворена автокефальна православна церква розкриває перед Україною безліч несподіваних можливостей
26 декабря, 2018 - 19:06

Новообразованная автокефальная православная церковь раскрывает перед Украиной множество неожиданных возможностей

В известном анекдоте Абрам жалуется Богу – мол, все плохо и безрадостно, надоело попрошайничество! Господи, ну помоги! На что Господь ему говорит с небес: «Ну ты хотя бы лотерейный билет купил, что ли?»

В создании автокефальной православной церкви в Украине не так важны его причины, мотивы и подробности самого процесса. Самый важный – результат. Конечно – при условии соответствия всем церковным канонам, православному Преданию, правилам Вселенских Соборов и каноническому праву. Российская пропаганда убеждает, что главный заинтересованный в создании новой автокефальной церкви – Петр Порошенко, и сделал он это ради своей предвыборной кампании. Ну и Вселенский патриарх Варфоломей, у которого есть «папские» амбиции, то есть амбиции быть единовластным руководителем всего православного мира.

А еще российская пропаганда убеждает, что на самом деле за этим процессом самом деле стоит не так Порошенко – он же, конечно, марионетка, не так Варфоломей – он тоже непонятно кто, поскольку Византийской империи не существует с 1453 года. На самом деле за этим процессом стоят их «кукловоды из Госдепа», ЦРУ и других организаций с ужасающими для советских людей названиями и аббревиатурами. Вот чего, к примеру, в Киев ездит Сэмуэль Браунбек, посол США в вопросах международной религиозной свободы, губернатор штата Канзас? Он католик по вероисповеданию!

И чего снова начал ездить этот, как его, Джон Хербст – бывший посол США в Украине, который организовал Оранжевый майдан, - по версии российской пропаганды. Правда, почему-то та же пропаганда не вспоминает, что этот визитер – православный по вероисповеданию. И не абы какой, а прихожанин той же «белогвардейской» РПЦЗ и делегат объединительного собора (по воссоединению РПЦЗ с РПЦ), результатами которого так гордится Путин.

Но это именно тот случай, когда совершенно безразлично – был в деле создания автокефальной церкви подобный предвыборный мотив Петра Порошенко или не был. Главное, что купили «лотерейный билет». А обо всем остальном – позаботится Господь. Это как в теории Адама Смита: ты можешь делать свой бизнес исключительно ради собственного блага, но тем самым объективно ты увеличиваешь общее благо. Аналогичным образом не имеет значения, чем именно руководствовался Владимир Путин, когда отдавал приказ захватить Крым – желанием поднять свой рейтинг, желанием «восстановить историческую справедливость» и собрать всех россиян в одном государстве, желанием восстановить СССР или желанием превратить полуостров в большую военную базу для российского присутствия на Ближнем Востоке. Главное – последствия: «крымнашизм» и моральный подъем в течение двух лет внутри России и политика изоляции со стороны Запада, что постепенно превращает ее в страну-изгоя.

Также не имеет значения, какая в этом процессе была роль Соединенных Штатов. Это только доверчивым российским телезрителям федеральные телеканалы объясняют – мол, Украине, украинскому обществу никакая автокефальная церковь не нужна – за ее созданием стоят американцы – чтобы глубже оторвать Украину от России и расчленить «единый народ»! Хотя мало что так разорвало Украину и Россию, как кремлевская политика в отношении Крыма и Донбасса. Но роль США в процессе создания автокефальной церкви оказалась очень важной, хотя и вспомогательной, а не магистральной: американцы намекнули, что провокации против украинских и константинопольских православных иерархов неуместны и что создание церкви и получение томоса пусть лучше пройдут без обострения боевых действий на Донбассе. Вообще, Кремль и околокремлевские политтехнологические центры не прекращают удивлять своим тотальным, ужасным, эпохальным, феерическим непониманием Украины и логики украинской жизни. И это при том, что не менее половины политического контента в российском политическом информпространстве вот уже пятый год напрямую или косвенно посвящено именно Украине, украинскому вопросу и российско-украинской войне. И все это – и Майдан, и Томос, и все остальное – делается с помощью «печенек» Виктории Нуланд – с единственной целью: ради расчленения и уничтожения России «заокеанскими врагами». Короче говоря, «Америка напала на Россию на Донбассе».

* * *

В российском медиаполе не знают и знать не хотят, что религиозную независимость и автокефальную церковь Украина ждала очень долго – еще дольше и, казалось, безнадежнее, чем независимого государства. И что значение томоса об автокефалии Украинской православной церкви в исторической перспективе никак не меньше, чем Революции достоинства и Майдана. Другое дело – как не потерять все те колоссальные возможности, перспективы и потенциалы по переформатированию не только церковного устройства, но и православной духовной жизни, которые открываются в результате томоса? Как не истратить, не умножить на ноль усилия тысяч людей, которые боролись за автокефалию украинской церкви на протяжении веков, а особенно после 1991 года? Как не превратить новообразованную православную церковь в клон РПЦ – со всем ее сталинско-имперским бэкграундом? Кстати, епископы УПЦ МП могли прийти на объединительный собор и избрать своего кандидата в предстоятели – ведь их было большинство! Но не пришли и не выбрали.

Нынешние процессы многими наблюдателями воспринимаются как настоящее господне чудо. Даже самые большие оптимисты из среды околоцерковных журналистов, религиоведов и священников разных юрисдикций в течение последних десятилетий высказывались в том смысле, что, мол, да, автокефальная церковь обязательно будет в Украине! Всего-навсего лет через 50. Ну через 45 – если очень повезет. И мы ее обязательно увидим – как и небо в алмазах! Если будем жить вечно – как академик Патон. Ну или, по крайней мере, как Филарет или Лев Толстой.

Но «лотерейный билет» - в виде совпадения нескольких очень важных процессов – внезапно и коренным образом изменил эту ситуацию.

* * *

Кстати, Украинская православная церковь Московского Патриархата не была уж таким однозначным агентом «Русского Мира», как многим сейчас кажется. Более того, идея обретения автокефалии каноническим способом вызревала и развивалась в свое время именно в «киевоцентричной» УПЦ МП – под омофором Блаженнейшего митрополита Владимира. Даже впервые об автокефалии украинские епископы просили Москву еще во времена Советского Союза – в конце 1991 года. Но их просьбы в Москве «не заметили».

А уже после кончины Владимира в 2014 году верх взяли «москвоцентристы» - митр. Онуфрий и митр. Антоний. «Киевоцентристов» рассеяли, тему обретения автокефалии «забыли», начали молиться, вслед за патриархом Кириллом, «о прекращении междоусобныя брани на Украине».

Но что же томос животворящий и закон о переименовании делают с людьми!

Не прошло и пяти лет, как выяснилось, что УПЦ МП не признает аннексии Крыма и соглашается с украинским государством в его оценках происходящего на Донбассе! То есть уже никакие не «междоусобныя брани»! И даже теперь они призывают Путина «прекратить эту агрессию»!

Кстати, несколько дней назад, примерно в то же время, когда епископы МП позволили себе такую вот отчаянную и неожиданную смелость, на заседание коллегии Министерства обороны РФ, где присутствовали президент РФ Путин и министр обороны Шойгу, заглянул также и святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Интересно, что он там делал? Неужели призывал российское руководство прекратить «междоусобныя брани»? Или наоборот – зашел освятить новые российские суперракеты?

* * *

«Русская тройка» - Кремль, Останкино и Чистый переулок (местонахождение резиденции РПЦ) – за последние недели наделала нереального шума – мол, сейчас «бандеровцы» будут убивать «канонических» священников, «отжимать» храмы, выбрасывать на улицу православных (МП) монахов. Но, слава Богу, ничего подобного нету. И, даст Бог, никогда не будет. В Украинском обществе, государстве и новообразованной церкви существует удивительный консенсус о том, что никакого насилия быть не должно, что только мирный и добровольный переход (или непереход) в новую церковь может быть актуальным. Но регулярно появляются заявления особенно «бдительных» и «суперпатриотичных» доброхотов – мол, следует немедленно разобраться с «московскими попами» и воздать им мерой за меру! Заявления эти щедро, внимательно и с большой благодарностью цитируются чуть ли не всеми российскими СМИ, особенно федеральными телеканалами.

В этой «русской тройке» есть и троица любимцев: президент Порошенко, киевский митрополит Филарет (Денисенко) и константинопольский патриарх Варфоломей. Современные рэперы так не покрывают друг друга на рэп-батлах – ну какие там «Гнойный» и «Оксимирон», - как солидные и представительного вида дяди выливают в прямых эфирах тонны отборной словесной грязи, кубометры интеллектуальных помоев на Порошенко, Филарета и Варфоломея.

Хотя на самом деле это симптоматично – и Кремль, и РПЦ хорошо знают, ЧТО ИМЕННО они теряют, расставаясь с Украиной и с украинским православным народом. Они теряют мечты об империи, мечты о первенстве в православном мире, мечты о Киеве как «матери городов русских», мечты об УПЦ МП как средстве влияния на украинское население.

* * *

Польский и израильский юрист Рафаэль Лемкин – тот самый, который разработал и научно обосновал для ООН концепцию геноцида, легшую в основу Конвенции ООН о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него (1948), считал, что украинский Голодомор-1933 можно считать геноцидом по 4 причинам: во-первых, из-за уничтожения национальной интеллигенции; во-вторых, из-за уничтожения украинского крестьянства; в-третьих, из-за целенаправленного заселения УССР представителями других этносов. И, в-четвертых, из-за уничтожения украинской православной церкви – Лемкин пишет о ликвидации УАПЦ, расстреле в 1937 году Василия Липкивского и уничтожении 10 тысяч украинских православных священников, а также о послевоенной расправе над греко-католической церковью, насильно присоединенной после войны к РПЦ.

В этом контексте создание Украинской поместной православной церкви может рассматриваться не просто как церковный или политический шаг, а как событие, сопоставимое по своему масштабу и возможностям, открывающимся перед страной, с апостольским крещением древней Руси.

* * *

Пятнадцатого декабря состоялся Собор, на котором была образована новая православная церковь.

Да, лично мне очень хотелось бы, чтобы собрание на Софийской площади было не митингом, не съездом, а огромным молебном с крестным ходом. И не с сине-желтыми флагами, а с хоругвями и иконами. И чтобы пели не «Ще не вмерла Україна», а «Боже єдиний великий, Русь-Україну храни!», и чтобы из музыки там была не только песня Тараса Петриненко 30-летней давности «Боже, Україну збережи, Господи, помилуй нас», а хоровой концерт Бортнянского или литургия Иоанна Златоуста авторства Кирилла Стеценко или Павла Чеснокова, или «Всенощное бдение» Рахманинова, или древние канты в исполнении Тараса Компаниченко. И чтобы на сцене крестились и цитировали Евангелие и высказывания отцов церкви. И чтобы президент взял благословение у нового предстоятеля новой церкви. Но ничего подобного не было и близко.

Это сделало шоу менее эффектным, но никак не повлияло на легальность и легитимность самого собора и решения по созданию автокефальной церкви. Порошенко выглядел и на соборе, и на собрании на Софийской площади отстраненно – как политрук или чиновник, которому запрещено проявлять собственные религиозные чувства. Но, с другой стороны, будучи представителем власти, он и должен в подобной ситуации действовать не как чадо церкви, не как православный мирянин (или даже дьяк), а как госслужащий светского государства. В котором, кстати, религиозные организации хотят быть отделены от госаппарата не только формально, но и по сути, то есть так, чтобы государство не могло использовать церковь в своих сугубо утилитарных политических целях.

Не имеет значения, принесут эти процессы рост предвыборного рейтинга для президента Порошенко или не принесут. Даже если не принесут, имя Порошенко уже вписано в историю Украины одним только этим церковьообразующим собором. Главное, что это событие стало очень значимой «точкой бифуркации», «сожженным мостом» и «пунктом невозврата» для истории Украины, России, Восточной Европы и всего православного мира. Украинская церковь получила такой массив новых возможностей, такой толчок к обновлению, которыми отнюдь не следует пренебрегать или оставлять их на произвол судьбы.

Например, долгое время греко-католики пытались сформировать в украинском обществе такой устоявшийся стереотип: если ты за Украину, то должен быть греко-католиком. Если ты православный – значит, ты за Россию. Теперь подобные выдумки совсем неактуальны.

Украина, будучи долгое время религиозной провинцией, имеет шанс за короткое время взять на себя функции важного православного центра – если архиереи, иереи и верные будут коллективными усилиями создавать новую церковную реальность. Если новообразованная автокефальная церковь сможет на время забыть о политических и других мирских делах и сосредоточиться на том, на чем она и должна быть сосредоточенной – на Христе, на Его учении, на проблематике вечной жизни, которую обещает Христос каждому, кто готов прийти к Нему. И именно ответов на подобные экзистенциальные вопросы не хватает современному человеку, да и современным христианским церквям тоже.

Как бы то ни было, это именно тот случай, когда уместно процитировать рекламу: «Все только начинается!..»

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments