Чрезмерная жажда власти привела к падению ангелов; чрезмерная жажда знания приводит к падению человека; но милосердие не может быть чрезмерным и не причинит вреда ни ангелу, ни человеку.
Фрэнсис Бэкон, английский политик, государственный деятель, ученый, философ и эссеист

Волонтерство освоили, на очереди - меценатство

15 апреля, 2021 - 20:01

Психологи говорят, что приметой здоровой личности является стремление развиваться и достигать большего. И принять (или, наоборот) оказывать помощь в таком развитии также является знаком ментального благополучия. Все мы плывем в одной лодке, и протянуть руку поддержки друг другу - очень правильно. Украинцы прекрасно освоили и взаимопомощь, и самоорганизацию на Майдане и на войне. Мы можем гордиться тем, что именно наша нация подняла понятие волонтерства на особую высоту. Но с меценатством дела не так хороши. Потому что эти два понятия - разного рода, и на поверхность их выталкивают различные особенности развития социума.

Волонтерство - это когда «с каждого по нитке - голому рубаха», как гласит народная пословица. Волонтерство - это притча Христа о вдовьей лепте, когда каждая копейка, какой бы малой она ни была, если отдана от чистого сердца, способна свернуть горы. Наши волонтеры собирали на еще голую-босую (в 2014-м) украинскую армию, на помощь неблагополучным семьям, на лечение от онкологических и других заболеваний тем, кто в этом нуждается. И сейчас волонтеры усилиями неравнодушных людей продолжают изменять общество, делая его лучшим, более оптимальным, более эмпатическим и развитым.

Перед меценатами стоит, в принципе, такое же задание. Но меценаты - это единицы, их не может быть много, как тех жертвователей, которые по 10-50-100 гривен перечисляют на развитие того или иного СМИ, на спасение памятников культуры, на печать книг, на любое общественно важное дело. Меценаты - люди небедные, их в нашей стране немного по определению. Зато они и делают более значительные пожертвования. Если, конечно, имеют на это желание. Но бывает так, что желание это начисто убивается самим государством. И социумом тоже.

Еще с советских времен населению вбивали в головы, что состоятельный человек - человек бесчестный: вор, вымогатель, одно слово - «капиталист». Это было обыграно и в романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок», где изобретательный Остап Бендер терроризирует и шантажирует свою жертву - гражданина Корейко - фразой о том, что «все крупные состояния были нажиты незаконным путем». Для советского человека, погрязшего в нищете, такое мнение должно было утешать. Мол, я не потому едва выживаю на 60 рублей зарплаты, страна и ее экономика - бездарные и искривленные, а потому, что я - честный и счастлив своей благородной бедностью.

На самом деле все, конечно, не так. В мире, где царит рыночная экономика, конкуренция и уважительное отношение к частной собственности, каждый может заработать капитал. Вот только к сознанию «пост-совкового» человека такая мысль приходит медленно. Тем более, учитывая то, что социум наш в значительной степени состоит из людей старшего поколения. Молодым проще, но там другая проблема: высокие доходы уже не вызывают осуждения (наоборот!), но и не вызывают понимания, как ими можно поделиться.

Культура дарения в Украине находится на очень низком уровне, и это касается обеих сторон. Тот, кто дарит (отдает), не захочет, чтобы его начали подозревать в незаконно нажитом состоянии, и показывали пальцем вслед: вон идет миллионер! А тот, кто принимает дар (получает), не поверит в то, что это - не «гречка», и его не подкупают, а не задобривают, перед ним не заискивают. Нам всем еще очень сильно не хватает взаимного доверия и открытости. Привычка подозревать и видеть скрытые мотивы поступков (которых может и не быть вообще) укоренилась слишком глубоко.

Тем более, что многие из нынешних меценатов-олигархов действительно используют деньги с корыстной целью. Не от сердца, а от кармана, который полон, но хочет стать еще более полным. Такие люди якобы и действуют ради общего блага, но действительно покупают любовь избирателя - в той или иной степени. На низшем уровне этот прием хорошо знает каждый из нас. Потому что не родился еще тот кандидат в депутаты местного совета, который бы ни покрасил лавочку или не повесил в домах новые почтовые ящики, рассчитывая за это на голос избирателя.

В масштабах государства все происходит аналогично: когда олигарх создает свой телеканал - якобы независимый, будто бы для всех - его вещание непременно превращается в панегирики владельцу канала или его политическим спонсорам. Кстати, разница между спонсором и меценатом и заключается в том, что первый - бегун на короткую дистанцию с мгновенным интересом: заплатить, но урвать свои дивиденды здесь и сейчас. Тогда как меценат мыслит стратегически, не десятком лет, а веками, и куда как в меньшей степени думает о возвращении своих инвестиций. Разве что в виде памяти от благодарных потомков.

Вот почему меценат и является всегда государственником. А не просто тем, кто заткнет собственными капиталами временную дыру, потребность, проблему. Людей с государственным мышлением Украине не хватает, и это факт. Как и людей, полностью свободных от комплексов и предубеждений, которые сложились еще в те времена, когда наше государство было колонией в составе СССР. С этим нужно бороться мягко и постепенно, поднимая на новую высоту и способность заработать, и уважение к сделанному пожертвованию. Это, так сказать, психологическая сторона дела, которая заключается в преодолении внутренних зажимов и разрушении стереотипов. Но есть и другая сторона - практическая. И связана она с налогами. Помню историю примерно 10-15-летней давности, когда в Лувре был приобретена картина французского Возрождения. Двенадцать лет один из крупнейших музеев мира - Лувр - пытался это сделать, но безуспешно. В конце концов, покупка стала возможной, благодаря богатому человеку, который выделил 12 миллионов евро. И, конечно, этот человек не будет платить такие налоги, которые бы платил в Украине. Он уже вписал свое имя в историю современной Франции, за что та ей благодарна, и не только на словах, но и на деле.

В Украине же отсутствует практика, которая давала бы возможность богатым людям избегать слишком высокого налогообложения, нет и государственной программы содействия меценатству. Бытует такая (достаточно дикая) мысль, что человек, который хочет сделать добро, сделает его и так - вопреки высоким налогам и общему безразличию к ее поступку. Но нельзя быть неблагодарными до такой степени, чтобы умышленно испытывать терпение зажиточного слоя, который хочет и может жертвовать средства, но сталкивается с сознательным саботажем.

В 2020 году Верховная Рада Украины рассматривала законопроект об изменениях в Налоговый кодекс Украины о налоговом стимулировании меценатства в сфере физической культуры и спорта, и уже тогда возникал вопрос, почему в рамках закона такая узкая сфера применения? Почему только физическая культура и спорт? Почему государство, например, самоустранилось от построения музея Ивана Марчука, хотя его открытие анонсировал лично тогдашний президент Украины Виктор Ющенко?

Этот музей - отдельная история с драматическим финалом. Так как несмотря на то, что я лично вложил в него собственные 5 миллионов гривен, его открытие так и не состоялось. Мы так и не получили ни одного разрешения на начало строительства, но выяснили, что и аннулировать договор на аренду участка невозможно: было уже пять безрезультатных попыток. Фактически все привлеченные деньги пошли на оплату налога на землю.

И это очень плохой «кейс» для людей, которые захотят в будущем поддержать тот или иной проект. Без налоговых льгот, без поддержки со стороны государства, да еще и с палками в колесах. «Благотворительность» - это понятие, которое состоит из двух слов: «благо» и «действовать». А составляющей «преодолевать бюрократические препятствия» в нем нет. Вот над чем следовало бы подумать нашем чиновничеству и нашему обществу.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ