Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Возможна ли «другая» Россия?

Российская демократия в ее демократизме никогда не доходит до антиколониального пафоса
13 января, 2022 - 18:34

Действительно, возможна ли «другая» Россия? Этот вопрос чрезвычайно важен для Украины. Возможна ли Россия демократическая, цивилизованная, миролюбивая? Это  зависит не только от социального уклада, но также от традиций, формирующих менталитет нации. В течение веков этот российский менталитет формировался экспансией, захватом новых территорий, порабощением других народов. Россияне привыкли такие явления считать нормальными и естественными. Распались европейские колониальные империи, европейцы переживают раскаяние за свою прошлую колониальную политику, а в России в этом смысле не изменилось ничего.

В данное время не чувствуется никаких последствий даже большевистской антиколониальной агитации 20-30 годов ХХ в., направленной против царизма. Имперское сознание (независимо от социально-политической организации России) эту агитацию проглотило и выплюнуло. Победила «этика» людоедов: «Когда меня кто-то поймал и съел — это зло, а когда я кого-то поймал и съел — это добро». Никаких следов в нынешней РФ не сохранилось от ельцинских попыток демократизации. Что касается отхода от колонизаторской политики России, то он в те времена был очень непоследовательным и нерешительным. Уже тогда, в 1991 году, и позже в Москве пытались оторвать куски русскоязычных регионов от возобновленных и новых независимых государств.

Еще тогда Россия начала борьбу за Крым, Донбасс и другие территории, так называемой Новороссии. Следовательно, Путин имел предшественников среди российских демократов и либералов. У нас говорят, что российская демократия заканчивается на украинском вопросе. Но она такой же мерой заканчивается на грузинском вопросе, на молдавском вопросе, на белорусском вопросе, на балтийском вопросе, на армянском и так далее. Российская демократия в ее демократизме никогда не доходит до антиколониального пафоса. Ее адепты максимально способны к мечте лишь о «демократической (вариант: либеральной) империи», которую можно было бы держать без особенных зверств. Представителем такого распространенного в российском либерализме течения является, например, высокодолжностной чиновник времен Ельцина и раннего Путина Анатолий Чубайс.

Виталий Портников, который много лет работал как журналист в Москве, вспоминал, что когда он после провозглашения независимости Украины приехал в российскую столицу и посетил там Верховный Совет (Государственной Думы тогда еще не было) РРСФР, то депутаты бегали по парламенту и требовали немедленно отправить танки на Киев. Они хотели это сделать безотлагательно, потому что потом будет поздно. Вот такая демократия, вот такая «другая» Россия.

Сейчас у нас заведено питать какие-то надежды на лидера (того, что осталось от российской оппозиции) Алексея Навального. Но вот какую характеристику ему дал многократный депутат Государственной Думы РФ, а теперь политический эмигрант, который живет в Украине, Илья Пономарев: «По мировоззрению Навальный не отличается от Путина. Навальный — человек имперских убеждений».

Такой же точки зрения придерживается бывший глава ЦИК Украины Андрей Магера: «У нас есть старая пропагандистская парадигма: есть плохой Путин и есть добрый российский народ. Это далеко не так. Путин — это коллективный российский народ». Магера прав, когда говорит, что абсолютное большинство россиян устраивает захват Крыма, события на Донбассе, постоянный военный шантаж Украины и так далее.

Когда идет речь обо всех преступлениях российских режимов, то надо помнить, что соучастником всех этих действий был (пассивно или активно) почти весь российский народ. Еще один оппозиционер из России Андрей Иларионов постоянно говорит, что в этой войне Украина должна рассматривать российский народ как своего союзника. К величайшему сожалению, российский народ сегодня не может быть не только союзником Украины, но даже союзником антипутинских сил в самой России. Путин олицетворяет много того, что очень симпатично российскому народу: ненависть к Западу, пренебрежение к демократии, сильную ненависть к бывшим порабощенным народам России, которые  избрали путь независимого развития и так далее. И в то же время любовь к самым темным страницам российской истории — временам Ивана Грозного,  деспотизму Петра I,  репрессивной монархии Николая I и другим аналогичным моментам прошлого России.

Напрасны надежды значительного числа политологов Украины, что после ухода Путина из власти в РФ что-то изменится к лучшему. Не изменится тот народ, который мечтал о Путине и о возобновлении СССР, Российской империи, о наступлении на Запад, о возобновлении своей особенной привилегированной роли на всем евразийском пространстве. Не только Путин воспринимал распад СССР как «наибольшую геополитическую катастрофу ХХ века». «Какую страну мы потеряли»! — это не только Путин. И все то, что происходит сегодня, это не только его личный реванш.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ