Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

Катастрофа «суперджета» как зеркало российского величия

11 мая, 2019 - 13:25

Катастрофа российского авиалайнера Sukhoi  Superjet 100 в Шереметьево ставит много вопросов. По утверждению пилотов, в самолет попала молния, что вывела из строя значительную часть электроники и заставило вернуться обратно в Шереметьево. Я сам живу на северо-западе Москвы, недалеко от Шереметьево. У нас в этот день шел дождь, но грозы  не было, гром не гремел и молнии не сверкали. Самолет якобы получил удар молнии через 5-6 минут после взлета, когда он еще не успел удалиться от Шереметьево. Если бы там в это время был грозовой фронт, раскаты грома можно было бы услышать и у нас. Но их, повторяю, не было. По свидетельству спасшихся пассажиров и стюардессы, видели вспышку и электрические разряды в области правой плоскости крыла и правого двигателя, некоторые из них слышали звук удара или хлопок, но удара грома не слышали. Однако все это могло быть и следствием короткого замыкания в электропроводке самолета, а не удара молнии. Окончательный вывод можно буде т сделать только после завершения расследования, а на это потребуется несколько месяцев, а то и год. Для властей же версия с молнией, естественно, предпочтительнее, поскольку позволяет не относить происшедшее на счет низкого качества авионики «суперджета». Хотя, как заметил один из пилотов «Аэрофлота» в беседе с изданием The Insider, «от молний защищены все самолёты, обычно дело кончается ремонтом обшивки и заменой поврежденных статических стекателей… Им (пилотам «суперджета». – Б. С.) то ли сильно не повезло, то ли это недоработка самолета. Но столько всего не должно было отключиться сразу (в том числе управляющие компьютеры и радиосвязь). Думаю, насколько виноват производитель, ещё долго не будет понятно, если вообще когда-либо будет. Чьи самолёты, известно...»

Действительно, «суперджет» разрабатывался АО «Гражданские самолёты Сухого» и строился в рамках Государственной корпорации «Ростехнологии» (Ростех), во главе которой стоит дрезденский друг Путина, чекист Сергей Чемезов. Проект по разработке «суперджета» стал первым и единственным проектом среднемагистрального лайнера в постсоветской России, запущенным в массовое производство. Его не раз связывали с именем Владимира Путина, который неоднократно положительно отзывался о данном проекте. И государство фактически навязывало «суперджет» «Аэрофлоту» и другим российским компаниям, чтобы отчитаться об успешно произведенной конверсии. А поскольку 80% деталей авиалайнера импортные, то российские поставщики испытывали трудности с их поставками зарубежным компаниям, и к настоящему времени почти все иностранцы от эксплуатации «суперджета» уже отказались. Между тем, АО «Гражданские самолеты Сухого» менее чем за год потратило на разработки и изготовления VIP-интерьера пассажирского салона и изготовление интерьера повышенной комфортности пассажирского салона самолета 700 млн. рублей, а на закупку импортных запасных частей – около 1 млрд. рублей в год.

Оппозиционер Алексей Навальный, в течение года входивший в состав в совет директоров компании "Аэрофлот" в качестве представителя миноритарных акционеров, утверждает: «Суперджеты были навязаны "Аэрофлоту" государством. Компания никогда не стала [бы] покупать их в условиях рынка и реальной конкуренции. Это очень недоработанный и "сырой" самолёт. Власти было важно доказать: вот смотрите, мы при Путине смогли самолёт сделать. На проект были потрачены колоссальные деньги. Значительное количество из них - разворовано. "Суперджеты" из-за постоянных поломок, отсутствия запчастей постоянно простаивали и генерировали "Аэрофлоту" только убытки».

По словам Алексея Анатольевича, «статистика неисправностей "Суперджета" скрывалась от широкой публики. Даже члены совета директоров получали такой листочек на заседание, а потом его сразу забирали». Делалось это из соображений политического престижа, поскольку, кроме убытков, самолет ничего не приносил. Как считает оппозиционер, «если бы вся статистика неисправностей была бы раскрыта полностью, то мы бы все раньше знали: "Суперджет" - недоработанный самолёт, который не может быть в полноценной коммерческой эксплуатации». И предложил либо прекратить эксплуатацию «суперджетов» до оконца расследования, либо Путину и Медведеву срочно пересесть на эти самолеты и тем самым гарантировать их надежность. Не думаю, что второе предложение будет реализовано. А вот прекращение эксплуатации проблемного авиалайнера, пусть постепенно, но все-таки происходит. После катастрофы в Шереметьево было отменено уже 11 рейсов «суперджетов». Россияне просто боятся сейчас летать этими бортами. Даже в отчете «Аэрофлота» о состоянии безопасности полетов от февраля 2018 года отмечалось, что суперджеты считают менее безопасными, чем Airbus и Boeing.

Но технические недоработки усугубились низким уровнем подготовки пилотов и наземных служб аэропорта Шереметьево. Не исключено, что к ошибкам плотов привело то, что источник «Инсайдера» назвал недоработку режима ручного управления Direct mode, которым только и могли воспользоваться пилоты после отказа компьютеров. Во всяком случае, они не выполнили важный пункт инструкции. В случае аварийной посадки с почти полными баками пилоты обязаны были сначала выработать топливо, чтобы на земле не возник пожар. Но летчики могли также не иметь опыта ручного управления самолетом и потому опасаться, что не смогут удержать его в горизонтальном полете в те 2 или 3 часа, когда надо было лететь по кругу, чтобы выработать топливо перед посадкой, и решили садиться сразу. Однако посадка вышла неудачной, самолет совершил «козла», т. е. дважды прыгнул на полосе. При третьем касании земли стойки шасси надломились и пробили баки, что вызвало пожар. Такая посадка – это однозначно ошибка пилотов. Но и наземные службы не проявили должной расторопности. Хотя за 5 минут до приземления самолета они получили сигнал об аварийной ситуации на борту, пожарные машины не были вовремя выдвинуты к взлетно-посадочной полосе и не успели потушить пожар в зародыше. Якобы это произошло потому, что пилоты не подали перед посадкой сигнал бедствия.

Общий же итог весьма печален. Гибель более половины людей, находившихся на борту лайнера, произошла из-за недоработок его конструкции, ошибок экипажа и непрофессиональных действий наземных служб, причем в ситуации, которая отнюдь не выглядела критической. Теперь, скорее всего, эксплуатацию «суперджетов»  рано или поздно все же остановят. А о ранее озвученных планах Путина о превращении России в великую авиационную державу, способную разрабатывать и производить собственные магистральные авиалайнеры, придется надолго забыть.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ