Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

Кое-что об орехах и большой королевской печати

3 января, 2021 - 22:41

В нынешнем украинском политическом мейнстриме марксизм не в чести – уж слишком он напоминает о советском прошлом. Общество, обжёгшись на молоке, теперь склонно дуть и на воду.

Однако вряд ли можно в полной мере понять и нынешнее положение Украины, и её перспективы, не используя марксистскую методологию. В частности, понятие прогрессивного класса.

Напомню, что прогрессивный класс, подобно всем другим, стремится к максимальной пользе для себя. Но в какой-то момент всё складывается так, что его польза объективно совпадает с интересами развития общества в целом. Этот класс думает, что старается для себя, а оказывается – для всех.

Прогрессивный класс – та самая пчела из хрестоматийного примера Адама Смита. Пчеле нужен только нектар – но, заботясь о своей выгоде, она тем самым приносит пользу цветку, опыляя его.

Кто же в современной Украине прогрессивный класс? Уж точно не олигархи. Опыт последних десятилетий показывает: чем лучше живётся им, тем хуже – всей остальной стране. Их господство и нынешнее бедственное положение Украины неразрывно связаны.

Здесь следует заметить, что любое государство можно уподобить акционерному обществу. Форма правления в нём зависит от того, кому принадлежат его акции. В идеальной монархии они целиком сосредоточены в руках одного лица, в идеальной демократии – равномерно распределены между всеми гражданами. Но это именно идеальные состояния, а на практике всякое государство может находиться ближе к тому или иному полюсу, но не на нём самом.

Акции украинского государства в основном принадлежат олигархам. Некоторое их количество есть и у граждан – количество достаточное, чтобы породить феномен Зеленского (о нём – чуть ниже), но недостаточное, чтобы коренным образом изменить положение дел.

И главное в олигархах – не крупная собственность (а она действительно крупная), а эти самые акции. Важно то, что государство принадлежит им и служит их интересам. Все остальные – так, миноритарные акционеры, которые мало на что могут рассчитывать.

В подобном государстве неформальные отношения играют такую роль, что о формальных спокойно можно забыть. Чётких правил игры нет. Вместо них всё строится на намёках и подмигивании: «Ну, вы же понимаете…».

Говоря марксистским языком (а здесь без него никак не обойтись), украинское государство не является капиталистическим. Здесь главный вопрос – не «Кто предлагает более качественный товар по более низкой цене?», а «Кто чьих детей крестил?». И именно такая система мешает дальнейшему развитию страны.

Следовательно, прогрессивным можно считать такой класс, который объективно заинтересован в разрушении такой системы и установлении строгих общеобязательных правил: вот это можно, причём всем, а это нельзя, причём никому. Исключения не допускаются. Привилегированных нет – но нет и отверженных. Это, в сущности, тот самый лозунг, из которого когда-то родилась украинская нация: «Ни хлопа, ни пана!».

Конечно, всем нам хотелось бы гораздо большего. Но это достижение открыло бы путь ко многим другим – а без него они невозможны.

В случае реализации этого варианта олигархи остались бы просто крупными собственниками. Другой вопрос, смогли бы они сохранить собственность, лишившись власти – но это уже, извините, их проблемы.

Коротко говоря, в данном случае прогрессивный класс – эта мелкая буржуазия. Те самые ФОПы, которые сейчас вышли на Майдан. Именно они представляют единственную реальную альтернативу олигархам.

Вот только, чтобы что-то сделать, мало хотеть и мочь этого. Нужно ещё и осознавать свои желания и возможности. Как обстоит дело с этим?

Увы – наша мелкая буржуазия могла бы указать новый путь всей нации, но вместо этого требует только освободить её от мелочного контроля и разрешить работать во время локдауна. Извините, но это то же самое, что, по примеру английского государственного деятеля XVI века Томаса Кенти, колоть орехи большой королевской печатью.

Замах богатырский – а удар… Удара, собственно, и нет.

Украинская мелкая буржуазия способна на очень многое, но сознаёт ли она это? По сути, оба Майдана были мелкобуржуазными – и в 2004 году, и в 2013-2014. Однако оба раза наш прогрессивный класс, достигнув победы, на блюдечке подносил её олигархам – не понимая, что это его победа. Вот почему Майданы заканчивались пшиком: они висели в воздухе, не имея под собой опоры в обществе. Точнее, объективно такая опора была, но субъективно мало кто это сознавал. А в политике субъективное часто оказывается важнее объективного.

Что же до Зеленского, то, думается, он мог бы не только исполнить все свои предвыборные обещания, но и сделать гораздо больше – если бы возглавил мелкую буржуазию (которая весной 2019 года на него буквально молилась) и опёрся на неё. Однако он предпочёл позиционировать себя как политика не мелкобуржуазного, а общенационального. Именно это сыграло с Зеленским злую шутку: он так старался нравиться всем, что вскоре перестанет нравиться вообще кому бы то ни было. Вместе с мелкой буржуазией Зеленский мог бы свалить горы – а так, похоже, скоро свалят его самого.

Что же, Украина как-то жила до Зеленского – сможет как-то жить и после него. Но что именно будет дальше?

Дальше, судя по всему, всё зависит от того, сумеет ли мелкая буржуазия осознать свою миссию. Поймёт ли она, что может и должна вести за собой общество по новому пути? Или же всё сведётся к вопросу об использовании кассовых аппаратов?

Орехи, безусловно, вещь вкусная. Но поверьте: большую королевскую печать можно использовать не только для их колки.

Илья ФЕДОСЕЕВ

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ