Нет свободы человека без свободы народа. И нет свободы народа без свободы человека
Ярослав Стецько, один из лидеров украинского национально-освободительного движения

Памяти мужественного человека Сергея Мохнаткина

30 мая, 2020 - 20:05

28 мая, на 67 году жизни, умер Сергей Евгеньевич Мохнаткин, российский правозащитник и узник совести. Его имя приобрело всероссийскую известность 31 декабря 2009 года, когда пенсионер был задержан во время акции, организованной Эдуардом Лимоновым на Триумфальной площади Москвы в защиту 31 статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собраний. Мохнаткин заступился за пожилую женщину, которую грубо задерживала полиция. После этого он был задержан сам. Причем на этой акции Сергей Евгеньевич оказался случайно. Его обвинили в избиении сотрудника 2-го оперативного полка милиции и осудили на 2 года 6 месяцев заключения в колонии общего режима.

Находясь в колонии, Мохнаткин активно отстаивал свои права и права других заключённых, за что неоднократно подвергался репрессиям. Российские правозащитники и оппозиционеры признали его политическим заключенным. Первый срок Мохнаткин отбывал наказание в исправительной колонии № 4 Тверской области, в Торжке. В его секции площадью около 50 кв. м содержалось 34 осуждённых. А за работу вместо положенных 2 100 рублей в месяц он получал лишь 500. 19 ноября 2011 года Мохнаткин объявил голодовку и написал обращение к начальнику колонии, в прокуратуру и в суд с требованием отменить незаконные выговоры и оформить с ним трудовой договор на полную ставку. Однако на следующий день Мохнаткина перевели на 15 суток в штрафной изолятор, мотивировав это фиктивным рапортом о том, что осуждённый неправильно заправил свою кровать. Не сломленный узник продолжал протестовать, пока 23 апреля 2012 года его не помиловал президент Дмитрий Медведев. Для этого Мохнаткину пришлось написать прошение о помиловании, но своей вины он так и не признал. Выйдя из тюрьмы, Сергей Евгеньевич стал экспертом движения «За права человека». В декабре 2012 года Московская Хельсинкская группа вручила Сергею Мохнаткину премию «За мужество, проявленное в защите прав человека», а в марте 2013 года он принимал участие в серии одиночных пикетов за освобождение участниц Pussy Riot Марии Алёхиной и Надежды Толоконниковой. Но на свободе Мохнаткин пробыл недолго.

31 декабря 2013 года Сергей Евгеньевич, уже как спецкор газеты «За права человека», был задержан сотрудниками полиции на Триумфальной площади во время той самой акции «Стратегии-31» в защиту свободы собраний и избит в отделении полиции. Затем по решению Тверского районного суда он был арестован на два месяца как подозреваемый по статье «Применение насилия в отношении представителя власти». 10 декабря 2014 года Тверской суд Москвы приговорил Мохнаткина к 4,5 года лишения свободы в колонии строгого режима. На этот раз он отбывал срок в гораздо более суровой колонии – в ИК-4 города Котласа. В марте 2016 года Мохнаткин был избит и получил перелом нескольких позвонков после отказа от этапирования в СИЗО за то, что он допустил нецензурные высказывания в адрес начальника колонии (статья 319 «Оскорбление представителя власти»).

Сергей Евгеньевич вспоминал: «Меня закинули… как мешок с костями, в "автозак", перевезли в СИЗО. Там отказались оказывать медицинскую помощь, вызывать скорую. Я кричал: "Сделайте рентген, чтобы не было – симулянт или не симулянт". Его сделали много позже. Попытались, в том числе судмедэксперт, скрыть дату перелома и обстоятельства". В июне 2016 года суд Котласа продлил срок заключения на 11 месяцев за оскорбление представителей власти. Тем не менее, Сергей Евгеньевич и в заключении продолжал правозащитную деятельность. В Котласском суде было зарегистрировано 17 гражданских дел, в которых Мохнаткин выступал истцом от своего имени и от имени других заключенных. 20 марта 2017 года он был приговорён к двум с половиной годам лишения свободы по обвинению в дезорганизации работы колонии, якобы выразившейся в том, что Сергей Евгеньевич оказал сопротивление охранникам и ударил одного из них во время перевозки в СИЗО, и за оскорбление представителя власти. По словам Мохнаткина, «сломанный позвоночник не стал индульгенцией для того, чтобы меня не "мочили" снова. В ИК-21, куда меня перевели, – поселок Икса Плесецкого района – ко мне неоднократно прикладывали руки и ноги".

В декабре 2018-го Сергей Мохнаткин вышел на свободу, но против него, вплоть до самой смерти, продолжали расследоваться два уголовных дела. Одно – об очередной дезорганизации работы колонии – было возбуждено в 2018 году из-за то, что он отказался ехать в суд из тюремной больницы без постановления о назначении заседания и оказал сопротивление сотрудникам колонии, которые потащили его насильно. Второе возбудили в том же году – по статье 297 «Неуважение к суду» – за то, что на заседании по административному надзору Сергей Евгеньевич назвал судей негодяями и подлецами. Очевидно, только то, что преследователи поняли, что жертва смертельно больна, предотвратило очередную посадку Мохнаткина.

Вот что писала его жена Анна Кречетова в Фейсбук накануне смерти мужа: «Сейчас Сергей питается через зонд. Гастродуоденит был у него давно, по-моему, еще с детства. А вскоре после второго ареста развилась язва 12-перстной кишки. Я встречала в некоторых меддокументах, что она у него есть, но сам Сергей про нее никогда ничего не говорил. Может, боялся, что ему вообще ничего не будут разрешать? Я и так ведь что-то не разрешала. А тут на фоне ПОН, дисфункции органов малого таза из-за позвоночника, ещё и весной, пошло вот это все». Мохнаткин умирал как мученик. Жена свидетельствовала: «Неделю назад (в конце ноября. – Б. С.) у него совершенно отказали ноги. Он лежит на одном боку. Перевернуть его на другой бок или на спину нет возможности, потому что страшные боли. Даже обезболивающие не помогают».

Нельзя сказать, что к смерти непосредственно привела та травма позвоночника, полученная при перевозке в СИЗО. Скорее смерть Сергея Евгеньевича стала следствием всех тех избиений и пыточных условий, в которых он находился в период заключения. Так или иначе, думаю, на практике десятки сотрудников МВД и ФСИН способствовали его смерти. Так получилось, что Мохнаткин умер в день, когда журналистов и правозащитников массово задерживали за пикеты протеста. Думаю, если бы здоровье позволило, Сергей Евгеньевич был бы вместе с ними.

Как сказал писатель Виктор Шендерович о смерти Мохнаткина, «его убивали много лет, и его убили». А Игорь Яковенко так прокомментировал его смерть: «Удивительный праведник Мохнаткин погиб, а эти мрази радуются жизни. В этом есть что-то очень несправедливое…» Сергей Евгеньевич Мохнаткин в борьбе за гражданские права не щадил ни свое здоровье, ни жизнь. Система пыталась сломать его, но смогла только убить. Светлая ему память!

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ