Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Восставшие из породы

Какое будущее ожидает угольные регионы после того, как будет выдана на-гора последняя тонна топлива

В течение долгих лет самыми популярными темами, связанными с шахтами, были аварии, смерти, задержки и долги по зарплатам. В действительности проблем в угольных регионах значительно больше, как и задач на будущее. Энергетическая стратегия Украины до 2035 года предусматривает закрытие и консервирование убыточных государственных шахт. Такой шаг нуждается в разработке планов смягчения социальных и экологических последствий для каждого объекта. Поэтому уже сегодня время изучать зарубежный опыт и подбирать варианты для будущего, учитывая сформированные в регионах экономику, экологию, социальную и культурную ситуацию, а также обязательства и требования, общие для европейских государств.

КАК ОТКАЗЫВАЛИСЬ СОСЕДИ

Киевский центр экологических инициатив «Екодія», Луганский областной правозащитный центр «Альтернатива» (Донбасс/Киев, Украина) и немецкая организация Germanwatch реализуют проект «Новая энергия — Новые возможности для устойчивого развития Донбасса». В его рамках они провели аналитическое исследование трансформаций территорий после закрытия шахт в 8 угольных регионах Германии, Чехии и Румынии.

Мартин ШОН-ЧАНИШВИЛИ, старший консультант Germanwatch по вопросам Юго-Восточного и Восточного европейского партнерств, отметил: «В этих странах во время отказа от системообразующей индустрии возникали те же проблемы, с которыми столкнется Украина, они тоже не знали, к чему новому нужно перейти. Во всех исследуемых нами странах за последние десятилетия упала добыча угля и сократилась занятость в сфере, похожая тенденция наблюдается и в Украине. Значение отрасли снижают и технические моменты, и всемирная конкуренция, и климатическая политика — топливо исчерпывается, а его добыча имеет плохие последствия».

Все больше стран будут переориентироваться с ископаемых видов топлива на возобновляемые. Об этом свидетельствует, в частности, подписание в 2015 году Парижского климатического соглашения и пакет законодательных изменений «Чистая энергия для всех европейцев». Также ЕС включил положение о низкоуглеродной энергетике в свои соглашения об ассоциации с соседними странами, в частности и с Украиной.

Германия первой в мире начала постепенное движение к отказу от добычи каменного угля. Структурные изменения в этой области происходили в течение второй половины ХХ века. В этом году было определено, что страна полностью откажется от угля на протяжении 2035—2038 годов, но до сих пор он составляет 37% местного валового производства электроэнергии. Германия остается наибольшим производителем бурого угля в мире, но решила со временем отказаться и от него из-за непрямых расходов и загрязнение от добычи.

ПОДЪЕМ ШАХТЕРОВ НА ШАХТЕ «НОВОВОЛЫНСКАЯ» №9

 

В Рурской области трансформации начинались с создания государственного фонда для решения социальных, экологических и культурных проблем и правительственных программ экономического развития и диверсификации. На следующих этапах сосредоточились на долгосрочных программах рекультивации земель, которые испытали негативное влияние промышленности, и создании нового имиджа региона через образование, научные исследования, инновации. Регионы, где добывают бурый уголь (например, Рейн и Лужица), только начинают этот путь.

Стоит отметить, что для населения этих регионов добыча угля и тяжелый физический труд являются весомым элементом идентичности. Поэтому логично было дополнить экономические и экологические составляющие культурными проектами, например, размещением государственных музеев или других институтов в корпусах бывших угольных и металлургических предприятий.

В последней редакции чешской «Национальной энергетической стратегии» (2015 год) предусмотрена постепенная замена угля в электроэнергетике до 2040 года. А еще в 1991 году было принято правительственное постановление  о территориальных ограничениях влияния на окружающую среду ради защиты 34 городов и сел над угольными месторождениями. Наибольшие залежи бурого угля — в северо-богемском бассейне на границе с Германией, каменноугольные шахты сосредоточены преимущественно в Устецком, Карловарском и Мораво-Силезском краях.

Чехия единственная в Центральной и Восточной Европе имеет стратегию трансформации угольных регионов — программу «Re: Start». Она определяет алгоритмы для 7 направлений: бизнес и инновации, прямые инвестиции, научно-исследовательская работа, кадровые ресурсы, социальная стабилизация, окружающая среда, инфраструктура и органы государственной власти, практическая реализация. В трех ключевых регионах представители заинтересованных сторон создали региональные советы по экономическим и социальным вопросам и реструктуризации для общего поиска решений. Это дало толчок общинам к реализации собственных проектов. Кроме того есть вероятность, что уже в этом году чешская власть по немецкому образцу создаст собственную «угольную» комиссию, которая продолжит процесс трансформации.

В румынской промышленности уголь играл важную роль до конца 1980-х. Страна имеет два больших угольных бассейна: каменный — в долине Жиулуй, бурый — в регионе Олтения. В 1990-х годах, как и в других странах Европы, добыча угля начала сильно сокращаться. Шахты, которые работают сегодня, зависимы от дотаций из бюджета и списания долгов. Национальная компания по добыче каменного угля, которая их объединяла, за 15 лет своей деятельности задолжала государству почти миллиард евро. В 2044 году, перед вступлением в ЕС, Румынии пришлось учесть требования союза и существующие в регионах проблемы в стратегии для горнодобывающей отрасли. Румынское правительство до сих пор не имеет плана полного отказа от добычи угля, напротив — хочет его продолжать и расширять. Поэтому энергетическая стратегия до 2030 года закрепляет ведущую роль бурого угля в обеспечении стабильности энергетической системы. Впрочем, румыны под давлением неэффективности отрасли и обязательств по декарбонизации понемногу ищут для себя соответствующую модель изменений. Так, долина Жиулуй была избрана пилотным регионом для платформы «Трансформация угольных регионов», которая была создана Европейской Комиссией в декабре 2017 года. Пять местных неправительственных организаций уже внесли предложения по превращению закрытых шахт в новые экономические, социальные и культурные центры, созданию органов по развитию туризма и привлечению инвестиций и т.п.

УПАДОК И ЗАТОПЛЕНИЕ

Процесс ликвидации шахт в Украине начался еще в 90-х. По информации Минэнергоугля, за последние 15 лет было ликвидировано 68 государственных горных предприятий, 19 государственных шахт — в процессе ликвидации. По состоянию на 2018 год на государственных шахтах работает приблизительно 42 тысячи человек. Угольный сектор полностью зависим от многомиллиардных государственных дотаций. После начала боевых действий на Востоке приблизительно 2/3 шахты остались на оккупированных территориях. Это сократило объем инвестиций, но эффективности не добавило.

С середины 1990-х годов украинская власть с помощью международных партнеров пыталась разработать комплексные программы реструктуризации угольного сектора и поддержки шахтерских регионов. Эксперты Всемирного банка, ЕС и правительства Великобритании предоставляли конкретные пошаговые рекомендации для изменений в энергетике. Но не хватило политической воли на их воплощение.

Предыдущие закрытия шахт проводились наскоро, без конкретных планов  социально-экономической поддержки территорий и консультаций с местной властью и населением. В отдельных местах работники могли переходить на большие шахты, но некоторые местечки и поселки после потери градообразующих предприятий начали приходить в упадок и пустеть. Постепенно закрывались школы, детсады и другая социальная инфраструктура, молодежь выезжала в поисках работы в другие населенные пункты, оставались преимущественно пенсионеры.

Часть действий по плану реализации энергостратегии до 2020 года не выполнена. Речь идет в первую очередь о разработке перечней перспективных и неперспективных шахт, которые подлежат ликвидации, а также программы реконверсии территории вокруг закрытых предприятий. Опять не хватает политической воли для закрытия неприбыльных государственных шахт, на которых добывается всего 15-20% угля (остальные — частные рудники).

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ЗДАНИЕ ЗАКРЫТОЙ ШАХТЫ В НОВОВОЛЫНСКЕ (ВОЛЫНСКАЯ ОБЛАСТЬ)

 

Сверхважны в вопросе трансформации угольных регионов экологические аспекты. Шахты на оккупированных территориях, ограблены и покинуты на произвол судьбы, постепенно затапливаются водой, а города и поселки рискуют однажды просто уйти под землю (или, точнее, под воду). Так прямо сейчас начинается большая экологическая катастрофа. Константин КРИНИЦКИЙ, координатор кампании «Справедливая трансформация угольных регионов» от ГО «Екодія», объясняет: «Средняя стоимость откачивания воды из одной закрытой шахты составляет 3-5 миллионов гривен в месяц. Этот процесс является постоянным, он не может останавливаться. В случае аварийной остановки работы насосов неочищенная вода попадает в почву и подземные и наземные водоемы, отравляет источники питьевой воды. На Донбассе и так есть проблемы с чистой водой, так что ситуация только ухудшится. Это может привести к новой волне миграции населения. Затопление одной шахты несет риски затопления других, расположенных поблизости. Например, водоотвод на шахте Кремневая в Луганской области работает ради того, чтобы не допустить затопления соседней действующей шахты. В таком случае проблема с загрязнением из первого пункта разрастается географически, увеличивается площадь, количество населенных пунктов, которые могут остаться без питьевой воды и подтопленными. Экосистема региона также очень сильно изменится. Об этом редко говорят, но из-за отравления водоемов и подтопления земель пострадают или исчезнут не только люди, но и флора и фауна».

Отвалы шахтной породы, так называемые терриконы, безусловно, являются наиболее узнаваемым символом угольных регионов. Но эти объекты приносят наверху не меньше вреда, чем подземные работы. «Международная практика рекультивации терриконов включает у себя, в частности, озеленение (леса, посевные культуры, пастбища), — говорит Константин Криницкий. — Также есть практика установления новых объектов альтернативной энергетики — солнечных панелей и ветряков. Но это сработает не везде. Вообще, в любом типичном решении о ликвидации шахт отдельной статьей прописано «обеспечение охраны окружающей среды», которая включает у себя работу с терриконами. Но в действительности она не проводится. В первую очередь из-за нехватки средств».

Достаточно большой вред природе наносят и несанкционированные копанки. Добыча угля открытым способом оставляет чрезвычайный экологический след — экскаваторы разрушают поля, леса, заповедные территории, дороги. Порода остается у самого места добычи, уничтожая территорию.

ОТ ОТРИЦАНИЯ К ДЕЙСТВИЯМ

Максим ФЕДОТОВ, генеральный директор Директората ископаемых видов топлива Минэнергоугля, рассказывает: «Раньше вообще не было по государственным шахтам аналитики — сколько каждая имеет запасов угля и персонала, когда нужно закрывать. Не было и политики относительно увольнения работников и их соцзащиты. Существовала лишь одна программа в бюджете, которая финансировала физическую ликвидацию предприятий, но этого недостаточно. В настоящий момент нам нужна программа социальной реконверсии регионов, которая поможет восстановить инфраструктуру и создать новые рабочие места. Нужно включать туда обоснованные бизнес-проекты по альтернативному использованию целостных имущественных комплексов шахт, размещать там возобновляемые источники энергии. В настоящий момент речь идет о создании межведомственной комиссии по социально-экономическим вопросам угольных регионов. Туда помимо нашего министерства должны войти представители Минсоцполитики, Минрегионстроя и местной власти».

Мартин Шон-Чанишвили поддерживает: начинать изменения нужно именно снизу, слушая мнения и предложения местных. Национальная комиссия структурных изменений с представителями всех заинтересованных сторон должна определить окончательную дату отказа от угля. На основе ее рекомендаций для правительства будет составляться план реструктуризации. Его реализации должны помогать фонды, которые будут разрабатывать инновационные решения по диверсификации экономики, развитию инфраструктуры, пенсионному обеспечению, образованию и т.п. К работе будут приобщаться и органы стратегического надзора и сотрудничества с международными организациями и донорами, по вопросам экологических убытков и управления шахтами. Важно заблаговременно спланировать выход шахт из эксплуатации, прекратить любые дотации промышленности. Лучше эти средства вложить в развитие самих регионов.

Правительству следует позаботиться и об адаптации трудовых ресурсов региона к закрытию шахт: например, пересмотреть госзаказы и специальности в учебных заведениях, внести изменения в пенсионную систему, создать дополнительные рабочие места в других отраслях. Дмитрий НАУМЕНКО, консультант проекта Low-Carbon Ukraine (Berlin Economics), отмечает: «До 2030 года половина нынешних шахтеров выйдет на пенсию. Еще 20%, преимущественно люди среднего возраста, будут заняты в ликвидации предприятий, трети придется переквалифицироваться. Легче всего это сделать молодежи, но нужно дать им возможности. Пожилым работникам нужно обеспечить доплаты к пенсии, чтобы они не были вынуждены держаться на работе, а также стоит сформировать целевой денежный фонд для раннего выхода на пенсию. Связанным с отраслью компаниям тоже придется переориентироваться. Им понадобится государственная поддержка и новые бизнес-возможности, связки с научно-исследовательскими институтами и стартапами».

Основной диалог и стратегическое планирование должны происходить на региональном уровне. Для отдельных населенных пунктов или агломераций стоит учреждать региональные агентства по планированию. Среди рекомендаций экспертов — создание индустриальных и технологических парков, установление генерирующих мощностей возобновляемой энергетики, новые образовательные институты, научно-исследовательские и инновационные центры, ранняя рекультивация и восстноалвение плодородия почв, благоприятная для бизнеса экономическая среда. Следует также позаботиться об улучшении инфраструктуры (не только социальной, но и транспортной, цифровой и т.п.) и имиджа региона (в частности через разработку рекламных кампаний и работу над туристической и инвестиционной привлекательностью).

Не ожидая импульсов от правительства, местные громады уже предпринимают первые шаги в этом направлении. Так, в мае 2019 года представители шахтерских городов Донецкой области заключили Меморандум о партнерстве и создании Платформы устойчивого развития угольных городов. Документ подписали руководители местной власти и общественных организаций Доброполья, Мирнограда, Новогродовки, Покровска, Угледара, а также Торгово-промышленной палаты Донецкой области. Еще одним партнером может стать Селидово. Цель сотрудничества — совместными усилиями стимулировать в регионе внедрение инноваций, развитие социальных и энергоэффективных технологий, повысить экологическую безопасность и усовершенствовать процессы управления.

«Наши города понимают необходимость трансформации и хотят активно принимать участие, иметь рабочие экономические стратегии развития, получать важный опыт. Поэтому объединяем усилия для определения трудностей и перспектив, — говорит Ирина СУЩЕНКО, секретарь городской рады Покровска. — Альтернативой зависимости от угля видим развитие малого и среднего бизнеса. В Покровске действует программа по возвращению процентов по государственным кредитам предпринимателям, которые создают рабочие места. Стоит это масштабировать и на средний и большой бизнес, чтобы облегчить доступ к земле и административным услугам. Кадровый потенциал нуждается в образовании, а громады — в изменении имиджа. Стереотипы о зоне войны и депрессивных территориях пытаемся преодолевать культурной дипломатией — проводим фестивали и другие масштабные мероприятия, приглашаем представителей дружественных украинских и зарубежных городов. В целом мы готовы работать. Но для проектов трансформации необходимо изменение законодательной базы, целевые фонды и прозрачные условия реализации».

Дарья ТРАПЕЗНИКОВА, «День». Фото предоставлено Niels Ackermann/Lundi13

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments