Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Записки молодого воспитателя

3 ноября, 2017 - 17:03

Два месяца в школе пролетели гораздо быстрее, чем можно было ожидать. Безусловно, были ошибки, которых нельзя было не допустить, ведь к каждому человеку нужен персональный подход. Особенно, если таких людей — 30 и им по 6 лет. Однако гораздо больше было достижений и побед. Важными в этом контексте являются внешние факторы, такие, как: педагогический коллектив, родительская общественность, социальный статус каждого отдельного ребенка и т. п. Именно под этими влияниями «куются» детские «Я».

Хочу описать несколько наиболее сложных, но одновременно и интересных педагогических задач, которые пришлось мне решать в течение этого времени.

«НЕ УКРАДИ»

Так говорит восьмая заповедь, выбитая на скрижали на горе Синай Богом Моисею. Однако в детском сознании еще не существует четкого разделения на зло и добро, поэтому часто поступки, которые кажутся нам страшным преступлением, являются обычными проступками, из которых просто стоит сделать выводы.

За два месяца в школе таких случаев в моем классе было два.

Первый произошел с мальчиком по имени П. Он воспитывается, применяя клише, в благополучной семье. Обеспечен одеждой, едой, домой его возит водитель. Однако однажды, когда школьники возвращались с кружка, оказалось, что у одного из них исчезли часы, но не простые, а так называемые «умные часы». По нему мальчик мог созвониться с отцом и при необходимости решить насущные вопросы. Когда ребенка приехали забирать домой, я сразу сообщил об обстоятельстве, и мы начали размышлять над решением. Оказалось, что эти часы имеют GPS-навигацию. Ребенок, который украл ценную вещь, увидев процесс тщательных поисков, спрятал часы на школьном крыльце, где их потом успешно и нашли. После работы я обдумал все, что случилось, свел факты вместе и обнаружил «вора». Позвонив родителям «подозреваемого», впоследствии получил утвердительный ответ на свое предположение. Оказалось, что ребенок давно хотел такие часы, но родители пообещали ему купить такие, если тот будет прилежным учеником. Однако парень не удержался и поступил нехорошо.

Как повели себя родители?

Отец владельца часов был очень эмоционален. Он назвал ребенка «крысой» и посоветовал мне эту «крысу» вычислить, словно речь шла не о 6-летнем ребенке, а о заядлом рецидивисте. Такая модель поведения недопустима, ведь ставя клеймо на ребенке, даже не собственном, мы рискуем травмировать его, имплантировать в его сознание горькую обиду, которая медленно будет грызть его изнутри, до критического момента. В таких случаях категорически запрещено его публично наказывать, ведь известны случаи, когда во времена СССР публично наказывали, вешали ярлыки, выгоняли из пионеров, потом дети лезли в петлю или прыгали из окон. Маме П. я посоветовал избежать агрессивного тона, растолковать, какую ошибку совершил ее сын. Хорошим приемом является сопоставление эмоционального фона вроде: «А как бы ты себя чувствовал, если бы у тебя что-то украли?» или «Как ты считаешь, приятно было родителям того парня узнать о краже?» и другие. Никогда не стоит ставить крест, даже там, где ситуация на первый взгляд кажется критической. Безвыходных ситуаций не существует.

Второй эпизод произошел с мальчиком, которого зовут Ю. Эта ситуация уже немного отличается от первой, хотя мотив один — получить то, что нельзя, «запретный плод». Во время группы продленного дня дети в школе посещают обед и полдник. В столовой есть небольшой магазинчик с разными сладостями. Я запрещаю своим воспитанникам что-либо покупать в обед, ведь это портит их аппетит, а при хорошем поведении, после полдника, они могут что-нибудь себе приобрести. В начале одного дня мальчик Ю. спросил меня: «А можно у нас в столовой что-нибудь купить за российские деньги?». Я ответил ему, что нет, ведь для этого нужно пойти в банк и обменять их на гривни. Впоследствии оказалось, что он имел купоны из игры «Монополия», которые и называл «русскими деньгами». На этом тема была вроде бы исчерпана. Однако после полдника, когда мы вернулись в класс, дети мне сообщили, что Ю. что-то ищет в чужом шкафчике, когда я зашел в раздевалку, то застал там владельца шкафчика и Ю. Отправив всех в класс, я заметил в кармане ученика батончик. Зная, что он ничего не покупал в столовой, я спросил, где тот его взял. Сначала ответ был «купил», однако после моих аргументов (!) мальчик таки признался, что украл его... Но это было даже не у одноклассника, а в столовой, где дети стаей окружили продавщицу, и в этот момент Ю. без разрешения взял себе лакомство. Как я и обещал, это осталось только между мной и мамой Ю. Батончик с извинениями я вернул продавщице, посоветовав ей быть более внимательной. Мама рассказала мне, что дома была похожая ситуация, только с деньгами, тогда я посоветовал ей более жестко отреагировать на этот момент, ведь, если первый звоночек остался не услышанным, то стоит искать более действенное средство убеждения. Интересно то, что Ю. не был голодным, ведь мама всегда дает ему пакет с едой в школу. В классе, как и в любой социальной группе, есть проявления «стадного инстинкта», а также демонстрации своих возможностей как основы для утверждения социального статуса. Дети, которые ничего не покупают, чувствуют себя обделенными, так как другие могут себе это позволить, а они — нет. Однако это все временно, ведь любые прихоти проходят. Однажды ученик купил себе конфету и пошел прятать ее в сумку. На мой вопрос он ответил, что не голоден и съест ее дома. Поэтому здесь следует оценивать каждую ситуацию индивидуально.

В случае выявления у ребенка наклонности к краже стоит проконсультироваться не только у педагога, но и у психолога, социального работника, которые уже профессионально составят полную картинку этого феномена и посоветуют алгоритм выхода из такой щепетильной ситуации.

Александр ПОДВЫШЕННЫЙ , Летняя школа журналистики «Дня»-2017
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments