Человечество должно избавиться от войны, иначе война избавится от человечества.
Джон Кеннеди, 35-ый президент США

Коронавирус как зеркало Российского государства

Под прикрытием шума о пандемии, Путин и его команда ускоренно проталкивают операцию с поправками в конституцию
17 марта, 2020 - 18:27
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Президент Белоруссии Александр Лукашенко, реагируя на решение России закрыть границу с Белоруссией из-за угрозы коронавируса Covid 19, заявил, что «Россия вся полыхает от коронавируса». При этом Александр Григорьевич весьма  нелестно отозвался о российском премьере Михаиле Мишустине: «Я из своего опыта хочу некоторым горячим головам в России посоветовать думать, прежде чем говорить. Дело в том, что закрыть, как и начать какую-то войну, всегда проще, чем потом из этой ситуации выходить. Потому что после закрытия придет период, когда надо будет открывать. А я знаю, как это — открывать: я помню, как с Борисом Николаевичем Ельциным и Виктором Степановичем Черномырдиным (царствие им небесное, они, наверное, не представляют, но видят оттуда, что мы творим)... Они знают, как открывать потом. Это все очень непросто. Но мне пришлось этот период в своей жизни пережить, и я лично не хотел бы, чтобы это повторилось. Но пришедшие во власть России люди, видимо, этого не понимают... Если следовать российской логике, то ей границы надо позакрывать регионально: отделить Дальний Восток, Сибирь, по Уралу пройтись, Кавказ выделить, по северу европейской части России тоже границу где-то провести. Россия огромная, полмира. Зачем же отрезали Беларусь от России, не подумав о последствиях. Мне кажется, что там больше озабочены, как Москву каким-то забором огородить, и думают: не дай Бог, Правительство Российской Федерации заразится. Что будет? А не дай Бог, с Мишустиным что-то случится... Наверное, больше всего об этом думают и начали издалека». Насчет того, что заразиться коронавирусом может бояться сам Владимир Путин, Александр Григорьевич деликатно промолчал.

По словам Лукашенко, «как вчера сказал Премьер России, у них пожар: не все в СМИ давали. У них тяжелая ситуация. Так нам надо бояться этой ситуации, вы-то чего боитесь Беларуси? Притом при таком нашем контроле и отношении к этой проблеме. Давайте вместе это делать — нет, закрыли. Что ж, это их дело». Вот эти слова многое объясняет. Фактически они означают, что в России гораздо больше заразившихся коронавирусом чем официально признанных 93 случая. Вполне вероятно, что есть уже и умершие от эпидемии, хотя официально это пока что отрицается. Если ситуация с коронавирусом в России действительно обстоит столь плачевно, как о том поведал Мишустин в разговоре с Лукашенко, то налицо прямой и сознательный обман Москвой не только собственных граждан, но и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и международной общественности. Тут, конечно, есть богатый опыт по втиранию очков как собственному населению, так и мировой общественности, прогрессивной и не очень. Но, похоже, на этот раз российские власти прежде всего обманули сами себя, слишком поздно введя карантинные меры, к тому же носящие половинчатый характер. И, под прикрытием шума о пандемии коронавируса, Путин и его команда ускоренно проталкивают операцию с поправками в конституцию, фактически узаконивающими его пожизненное правление. Как раз в день, когда были объявлены дополнительные меры Конституционный суд одобрили поправки в конституцию.

Что же предприняли российские власти для того, чтобы затормозить распространение эпидемии? С 18 марта по 1 мая будет ограничен въезд в Россию иностранных граждан и лиц без гражданства. Ограничения не коснуться сотрудников дипломатических представительств, водителей автомобилей международного автомобильного сообщения и лиц, следующих транзитом через воздушные пункты пропуска. В Москве, на которую приходится 20 из 30 выявленных за последние сутки в России случаев заражения коронавирусом, до 10 апреля будут запрещены все массовые публичные, зрелищные и спортивные мероприятия на открытом воздухе, а число участников собраний и иных мероприятий в закрытых помещениях не должно превышать 50 человек. С 21 марта в Москве будут закрыты все школы. Будут также закрыты учреждения культуры, спортивные сооружения и кинотеатры, а водители в общественном транспорте не будут продавать билеты. Также расширяется список стран, посетившие которые жители Москвы должны отправляться в самоизоляцию на 14 дней. Аналогичные меры принимаются и в других российских регионах.

Однако при этом пока что не отменены ни назначенное на 22 апреля «всенародное голосование» о поправках в конституцию, ни парад Победы 9 мая и другие торжества, связанные с 75-летием окончания Великой Отечественной войны. В условиях запрета на въезд в Россию иностранцев не приходится опасаться появления иностранных наблюдателей на «всенародном голосовании», а драконовские меры по ограничению собраний исключают сколько-нибудь массовые акции протеста против поправок в конституцию. Правда, циркулируют слухи, что «всенародное голосование» все-таки может быть перенесено либо на 12 июня — День России, либо на единый день голосования, который в этом приходится на 13 сентября. Сторонники переноса «всенародного голосования» указывают на возможность очень низкой явки в случае, если людям придется голосовать 22 апреля, в разгар эпидемии. Однако существуют опасения, что явка в любом случае будет низкой и может не достичь 50%. Поэтому проведение голосования именно 22 апреля может оказаться предпочтительным, так как позволит оправдать низкую явку угрозой коронавируса.

И, что весьма характерно, карантинные ограничения пока что никак не коснулись богослужений и иных мероприятий которые проводит Русская православная церковь. В отличие от западных христианских церквей, которые из-за эпидемии либо отменили богослужения, либо стали проводить их дистанционно, сводя к минимуму контакты верующих друг с другом и со святынями, РПЦ, устами главы Отдела внешних церковных связей Московской патриархии митрополита Илариона заявившая, что «мы не будем ни закрывать храмы, ни отменять богослужения». И как раз сейчас в Петербурге проходит массовое паломничество к мощам Иоанна Предтечи, а в Москве — к иконе Божьей Матери Локотской «Умиление», выставленной в храме великомученика Ермогена. Подобный фанатизм точно до добра не доведет. Но власть боится прямым давлением на церковь в карантинном вопросе подорвать единственную идеологическую основу российского общества.     

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ