Человечество должно избавиться от войны, иначе война избавится от человечества.
Джон Кеннеди, 35-ый президент США

Кризис versus популизм

Новая послевыборная коалиция Словакии на фоне пандемии
26 марта, 2020 - 18:08
ПРЕЗИДЕНТ СЛОВАКИИ ЖУЖАНА КАПУТОВА В ЗАЩИТНОЙ МАСКЕ ВО ВРЕМЯ ПРОГУЛКИ ДЛЯ ГРУППОВОЙ ФОТОГРАФИИ СО ВНОВЬ НАЗНАЧЕННЫМИ ЧЛЕНАМИ ПРАВИТЕЛЬСТВА СЛОВАКИИ ВО ВРЕМЯ ИНАУГУРАЦИИ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ В ПРЕЗИДЕНТСКОМ ДВОРЦЕ В БРАТИСЛАВЕ / ФОТО РЕЙТЕР

Словакия на днях сформировала новое правительство. Скорость была продиктована необходимостью оперативно реагировать на вызовы, связанные с распространением Covid-19. Интересно, что популисту Игорю Матовичу, чья партия пришла первой на выборах в прошлом месяце на фоне борьбы с «мафиозным государством», удалось не просто сформировать новое правительство, но он сумел заручиться поддержкой сразу трех партий в парламенте. Таким образом в его распоряжении — конституционное большинство.

Впрочем, является ли стойкой такая коалиция, чем станет кризис, связанный с Covid-19, для новой власти и чего ждать Украине?

УСТОЙЧИВОСТЬ КОАЛИЦИИ

По результатам парламентских выборов партия «Обычные люди и независимые личности», известная как ОLaNО, получила 53 мандата (всего в парламенте 150 мест). В парламент также вошли партии Sme-rodina ( «Мы-семья»), SaS («Свобода и солидарность»), Za ludi бывшего президента Андрея Киски, бывшая правящая партия SMER-SD Роберта Фицо и неонацистская L’SNS Марианна Котлебы. Для формирования коалиции конституционного большинства лидеру ОLaNО необходимо было заручиться поддержкой еще трех партий.

Сразу после победы Матович объявил, что готов к переговорам со всеми партиями для формирования коалиции конституционного большинства, кроме прошлой власти и ультраправых. Позиция по конституционному большинству была продиктована тремя причинами. В первую очередь, это позволит вносить изменения в Конституцию, необходимые для перезапуска судебной системы на фоне борьбы с коррупцией.

Во-вторых, такая позиция дает Матовичу возможность сохранить большинство мандатов при выходе любой другой партии из коалиции. На самом деле, сложно совместить в одной коалиции позицию либертарианцев с SaS и популистов с Sme-rodina. А в придачу есть еще и центристскую партию Андрея Киски Za ludi. Поэтому во время коалиционных переговоров не обошлось без конфликтов. Еще неделю назад казалось, что SaS не станет частью коалиции. Конфликт, возникший вокруг должности министра финансов, на которую претендовал лидер SaS Рихард Сулик, но досталась она партии Матович, удалось решить благодаря компромиссу. В результате представители SaS возглавили не два министерства, а три, в частности экономики, которое возглавил Сулик. Колебались относительно участия в коалиции и представители партии Киски.

В-третьих, широкая коалиция является плюсом для лидера ОLaNО и с точки зрения нехватки структуры и опыта собственной партии. Достаточно отметить, что первой в партийном списке ОLaNО была учительница младших классов из Восточной Словакии, которая никогда не занималась политикой. Кроме того, неизвестно, как будет голосовать в парламенте консервативное крыло ОLaNО и какова их политическая линия. То же касается и людей без партийной принадлежности, которые прошли через партийный список ОLaNО и с которыми Матовичу, вероятно, придется договариваться во время работы парламента, как и с консервативным крылом. А как раз те люди, которые уже давно работают с Матовичем и являются официальными членами его партии, займут правительственные должности.

Насколько длительной будет такая коалиция и эффективным новое правительство, пока сложно сказать. Однако два вопроса однозначно будут на повестке дня: победа над Covid-19 и преодоление его последствий, а также борьба с коррупцией. Последняя является, пожалуй, единственным, где между представителями коалиции нет споров.

ПЕРВЫЙ ТЕСТ ДЛЯ НОВОЙ ВЛАСТИ

Еще 6 марта во Словакии были обнаружены первые случаи заболевания Covid-19, и она стала едва ли не первой страной, которая ввела жесткие меры для преодоления этой болезни. Вероятно, что борьба с коронавирусом будет длиться не один месяц, и это является первым тестом для нового правительства и лично Игоря Матовича.

С одной стороны, этот кризис помог решить споры между лидерами партий при формировании коалиции и, очевидно, будет объединять их и в дальнейшем. Это некий внешний враг, который мобилизирует. Интересно, что бывший премьер-министр Петер Пеллегрини показал себя за время кризиса неплохим менеджером, и если бы коронавирус обнаружили в Словакии раньше, мировая пандемия могла легко повлиять на результаты голосования. Во время таких кризисов страны могут ненадолго замкнуться вокруг действующего лидера (при условии, что он демонстрирует надлежащую компететентнисть и решительность).

С другой стороны, неизвестно какими будут последствия для экономики страны. Так, временно приостановили производство такие крупные предприятия как Volkswagen, Kia Motors и другие. И в случае уменьшения налогов правительству нужно будет прибегать к жестким мерам, в том числе сокращению социальных выплат. И здесь встанет вопрос: готов ли пойти на такие шаги Матович и члены коалиции, которые должны выполнять определенные популистские обещания.

К примеру, Борис Коллар и его партия еще во время коалиционных переговоров делали акцент на сохранении обещаний по объемам построенного социального жилья. Сам же Матович согласился на введение социальных выплат, обещанных предшественниками, а именно на «тринадцатую пенсию», отмену платы за использование скоростных дорог и тому подобное. Поэтому очень показателен конфликт вокруг должности министра финансов, потому что Рихард Сулик, лидер SaS, не поддержал бы эти социальные обещания и накопление долгов в условиях экономического кризиса.

Итак, время покажет, сможет ли правительство сдать успешно свой первый экзамен.

БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

Хотя коронавирус будет потребовать незамедлительного внимания нового премьер-министра, основным приоритетом Матовича в долгосрочной перспективе станет демонтаж коррупционных сетей, реформирование судебной власти и полиции. Именно антикоррупционная риторика обеспечила победу Матовичу и его партии, которая пообещала очистить «мафиозное государство», которой руководила последних 14 лет (с перерывом в 2010-2012 гг.) партия SMER-SD. Поэтому избиратели будут ждать эффективных и решительных действий нового правительства.

В убийстве журналиста— расследователя Яна Куцяк и его невесты, которое в 2018 году всколыхнуло всю Словакию, обвиняется олигарх Мариан Кочнер. Две недели назад власти арестовали 18 человек, в том числе 13 судей, причастных к делу Куцяка. Считается, что они являются частью сети судей, политиков и прокуроров, подкупленных Кочнером. Кстати, в феврале бывший бизнесмен уже был приговорен к 19 годам лишения свободы за подделку и манипуляции с ценными бумагами.

Перед Матовичем и его коалицией стоит задача реформировать судебную систему. Кроме того, на очереди очистка системы правоохранительных органов. Летом парламент назначит и нового генерального прокурора после окончания каденции его предшественника. Среди кандидатов есть именно те, кто активно боролся с Кочнером.

Министром юстиции стала Вероника Ремишова, представитель партии Za ludi, которая также будет отвечать за использование европейских субвенций, с которыми связаны коррупционные скандалы прошлой власти.

Кроме того, Матович озвучивал идею создать фонд для поддержки государством журналистов-расследователей, но некоторые известные словацкие редакции выразили позицию, что это приведет к зависимости журналистов от правительства, поэтому предложение должно быть пересмотрено и корректно сформулировано.

ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЛЯ УКРАИНЫ?

В результате переговоров коалиции министром иностранных дел был назначен Иван Корчок, один из самых опытных дипломатов Словакии. Он является карьерным дипломатом, который до назначения на должность министра был послом в США. Кроме того, он работал в Брюсселе и Берлине, в частности во время председательства Чехии в Совете ЕС. Итак, это назначение является не партийным, а профессиональным. И в очередной раз обеспечивается преемственность МИД Словакии, ведь Корчок, очевидно, будет продолжать политику Мирослава Лайчака. При этом эксперты сходятся во мнении, что он будет более резким и напористым министром в том, что касается приоритетов внешней политики Словакии.

Сам Матович никогда не занимался внешней политикой, но, в общем, он поддерживает членство Словакии в ЕС и НАТО. Относительно Украины он пока не высказывался. Впрочем, министром обороны от партии Матович стал Ярослав Надь, который занимает однозначную позицию относительно осуждения российской агрессии и поддержки Украины, поэтому, вероятно, это будет определять и точку зрения Матовича. Парламентский комитет по европейским делам возглавил Томаш Валашек — экс-посол Словакии при НАТО, который тоже прекрасно понимает украинскую тематику.

Единственным проблемным политиком пока представляется Борис Коллар, лидер Sme-rodina, который стал спикером парламента и имеет связи с евроскептических партиями Марин ле Пен и Сальвини. Впрочем, сейчас в партии Коллара нет человека, который бы отвечал за внешнюю политику. Кроме того, министерства, которые возглавили представители партии Коллара, не имеют инструментов влияния на внешний вектор страны.

Таким образом, распределение должностей в новом правительстве Словакии является положительным признаком для нового этапа развития наших двусторонних отношений.

Татьяна ЛЕВОНЮК, аналитик Центра «Новая Европа», специально для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ