Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Отделение: кто, где, когда

4 октября, 2017 - 12:45

Национальное самоопределение, принцип, который президент США Вудро Вильсон внес в международную повестку дня 1918 года, как правило, определяется как право народа формировать собственное государство. Референдумы о независимости в Иракском Курдистане и Каталонии являются последними примерами того, почему этот принцип часто так трудно применять.

На этой неделе курды в северном Ираке преимущественно проголосовали за независимость курдистанского региона страны. Приблизительно тридцать миллионов курдов разделены между четырьмя государствами (Ирак, Турция, Сирия, Иран), и националисты утверждают, что они заслуживают мирового признания. В Испании такой же вопрос возник у около 7,5 миллиона каталонцев.

Важно ли, что опросы показывают, что мнения каталонцев, в отличие от курдов, очень отличаются по этому поводу? Имеет ли значение, что государства, которые граничат с Иракским Курдистаном, могут использовать силу, чтобы противостоять отделению?

Национальное самоопределение, принцип, который президент США Вудро Вильсон внес в международную повестку дня в 1918 году, как правило, определяется как право народа формировать собственное государство. Но кто этот «сам», что определяется?

Рассмотрим Сомали, чей народ, в отличие от большинства других независимых африканских государств, имел приблизительно одинаковое языковое и этническое происхождение. Соседняя Кения была сформирована колониальным правлением из десятков народов или племен. В Сомали утверждали, что по принципу самоопределения следует позволить сомалийцам в северо-восточной части Кении и южной Эфиопии отделиться. Кения и Эфиопия отказались, что повлекло ряд региональных войн за сомалийский национальный вопрос.

Ироническое продолжение заключалось в том, что Сомали гораздо позднее раскололось в гражданской войне и было разделено между кланами и вождями. Сегодня ее северный регион, Сомалиленд, существует как де-факто независимое государство, хотя  не имеет международного признания и членства в Организации Объединенных Наций.

Голосование не всегда разрешает проблемы самоопределения. Во-первых, вопрос в том, где проходит голосование. Например, в Ирландии католики на протяжении многих лет утверждали, что, если бы голосование состоялось в политической сфере Северной Ирландии, две трети голосов принадлежали бы протестантскому большинству. Протестанты в ответ утверждали, что если бы голосование состоялось в пределах географического района всего острова, то победило бы католическое большинство. В конечном итоге, после десятилетий борьбы, внешнее посредничество помогло обеспечить мир в Северной Ирландии.

А еще вопрос в том, когда голосовать? В 1960-х сомалийцы хотели сразу же проголосовать; Кения хотела подождать 40 или 50 лет, пока она изменит племенной уклад и образует кенийскую идентичность.

Другая проблема заключается в том, как оценивать интересы тех, кто остался. Нанесет ли отделение им вред, изъяв ресурсы или вызвав другие нарушения? Иракский Курдистан имеет значительные запасы нефти, и, по оценкам, Каталония составляет пятую часть ВВП Испании. Правительство Испании утверждает, что в соответствии с испанской Конституцией голосование за независимость Каталонии является незаконным.

История не обнадеживает. После распада империи Габсбургов в 1918 году Судетская область была присоединена к Чехословакии, хотя большинство людей там говорили на немецком языке. После соглашения, достигнутого в Мюнхене с Адольфом Гитлером в 1938 году, судетские немцы отделились от Чехословакии и присоединились к Германии. Но утрата горной границы, где они жили, стала ужасным ударом для чешской обороны. Правильно ли было разрешить судетским немцам отделиться, если это означало лишение Чехословакии (которую Германия расчленила через полгода) военной обороны?

Или возьмем другой африканский пример, когда народы восточной Нигерии решили отделиться и сформировать государство Биафра в 1960-х годах, другие нигерийцы оказывали сопротивление, в частности потому, что на территории Биафры находилась большая часть нефти Нигерии. Они утверждали, что нефть принадлежала всем людям Нигерии, а не только восточному региону.

По окончании «холодной войны» самоопределение стало острым вопросом в Восточной Европе и бывшем Советском Союзе. На Кавказе азербайджанцы, армяне, грузины, абхазцы и чеченцы – все требовали собственных государств.

В Югославии словенцам, сербам и хорватам удалось создать независимые республики, но мусульмане в Боснии и Герцеговине оказались менее успешными и поддавались кампании «этнической чистки» как со стороны хорватских, так и со стороны сербских сил.

В 1995 году миротворческие силы НАТО были направлены в неспокойный район, но после военного вмешательства НАТО в Косово в 1999 году, Россия поддержала сопротивление Сербии против отделения, и потому Косово еще до сих пор не приняли в ООН. В свою очередь, Россия призывала к самоопределению и поддержала отделение Абхазии от Грузии в 2008 году, а также вторглась в Крым и аннексировала его в 2014 году.

Оказывается, что самоопределение является неоднозначным моральным принципом. Вилсон считал, что это принесет стабильность Центральной Европе; но Гитлер использовал этот принцип, чтобы надломить слабые новые государства региона в 1930-х годах.

Урок остается актуальным и сегодня. Учитывая, что менее чем 10 процентов мировых государств являются однородными, если считать принцип самоопределения основным, а не вторичным моральным принципом, это может иметь катастрофические последствия во многих частях мира. Действительно, враждебные этнические группы часто смешиваются, как мраморный торт, а не  аккуратно отделяются, как пирог из разных коржей. Это делает распад страны сложным, как стало понятно в Индии в 1947 году. Возможно, именно поэтому в этом веке в ООН было принято только несколько новых государств. После отделения от Судана, этнические волнения внутри Южного Судана практически не стихают.

Самая лучшая надежда на будущее – поставить вопрос о том, что определяется, а также кто это определяет. В тех случаях, когда группы плохо уживаются в государстве, возможно, можно позволить определенную автономию в решении внутренних дел. Такие страны, как Швейцария или Бельгия, предоставляют значительную культурную, экономическую и политическую автономию своим конституционным группам.

Там, где автономии недостаточно, может существовать возможность организовать дружелюбный развод, как это было, когда Чехословакия мирно разделилась на два суверенных государства. Но абсолютные требования относительно самоопределения, скорее всего, станут источником насилия, потому относиться к ним следует чрезвычайно осторожно. Прежде чем призывать к применению самоопределения как моральному принципу, нужно обратить внимание на дипломатическую версию клятвы Гиппократа: Primum non nocere (Прежде всего, не навреди).

Джозеф С. НАЙ-младший – бывший помощник министра обороны США и глава Совета Национальной Разведки США, профессор Гарвардского университета, автор книги «Закончился ли американский век?»

Джозеф С. НАЙ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments